Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Юмор

Аппендикс

13.09.2015

Я очень редко болею. За всю мою службу в военно-морском флоте и службе спасения в медицинской книжке, кроме ежегодных медосмотров, всего две записи. Одна из них - аппендицит.  Вот вы, в своей, в основном, скучной гражданской жизни что делаете, когда у вас начинает болеть живот? А я сейчас расскажу, как было со мной.

После того, как мы стрельнули ракетой, нам дали поспать. Впервые за месяц плавания на лодке царила тишина и покой, - спали все. Началось это часа в три, а в семь меня подняли на ужин. Проснувшись, я подумал, что, видимо, никогда в жизни столько не спал и так не пух от сна, поэтому даже и не сразу обратил внимание на то, что у меня болит живот. Ай, ну болит и болит, в общем-то. На ужине похлебал супа и съел котлету – ничего больше не лезло, что и было для меня первым тревожным звоночком – молодой организм в условиях подводного плавания есть хочет постоянно и много.

- Эдуард, - спросил у меня Антоныч на вахте, - чо ты зелёный и скрюченный какой-то?

- Антоныч, живот болит шопипец.

- Скока котлет съел на ужине?

- Одну, и то не до конца.

- Это термальное состояние, тогда иди к дохтуру, ты меня пугаешь.

- Дык а на вахте кто сидеть будет?

- Борисыча вызови – он уже пять часов беспрерывно спит, чем нарушает Устав, который предписывает ему терпеть тяготы и невзгоды!

Вызываем Борисыча, понуро бреду в больницу. Больницей называлась у нас амбулатория и находилась в первом отсеке. Представляла она собой комплекс из трёх помещений – сначала смотровая и операционная (комната четыре на три метра с кушеткой, стоматологическим креслом и всякими приборчиками), из неё за дверью комната для лёжки больных (полтора на два метра, двухъярусная койка и тумбочка), а из неё уже вход в гальюн. Служили в нашей больнице три медика: два доктора и один фельдшер.

На дежурстве сидел, естественно, терапевт (он же стоматолог, он же психиатр, он же уролог, он же офтальмолог, он же отоларинголог) Андрей. Хирург Саша, после танцев на льду,  в бессознательном состоянии вонял перегаром на месте нижнего больного за дверью.  Я не скажу, что мы с докторами были большими друзьями как, например, с Борисычем, но тут важно, чтобы вы понимали – доктора у нас не были гондонами и я не был гондоном, и поэтому мы были друзьями. Потому что если два человека на подводной лодке не гондоны, то они – друзья, несмотря на любые различия в характерах. Без вариантов.

- Чё припёрся?  - ласково спросил меня Андрей.

- Живот болит.

- Запор?

- Сам ты запор – просто болит.

Андрюха насыпал мне горсть каких-то пилюль и с чувством выполненного долга взялся дальше штудировать теорию преферанса. Я наелся таблеток и пошёл дальше бдить. Бдил я минут пятнадцать, наверное, потом побежал в гальюн исторгать из своего нутра полупереваренные пилюли.  Опять вызвали Борисыча и я пошёл к Андрюхе (боль-то в животе усилилась).

- Ты издеваешься, что ли? – Андрей как раз изучал любимый докторский приём «мизер в тёмную».

- Андрюха. Вырвало меня твоими пилюлями, что ты мне подсунул, гад?

- Да ладно? И болит так же?

- Нет. Сильнее уже болит.

- А ну-ка ложись на кушетку.

Ну лёг. Андрюха понажимал на живот, поспрашивал чо да как.

- Похоже, братуха, что у тебя аппендицит!

- Хде апиндитсит? – в соседней комнатушке мгновенно прекратился храп и из облака перегара выплыли, с сильной бортовой и килевой качкой, красные опухшие глаза хирурга Саши.

- В животе, бл..., Саша, где же ещё?! Так, Эдик, на тебе специальную таблетку, выпей и полежи час спокойно, с вахты я тебя снимаю, командир в центральном? Пойду на доклад.

Выпил я специальное колесо и пошёл наслаждаться заслуженным  для меня моим животом отдыхом. Может час  прошёл, может чуть больше, и вахтенный вызвал меня в амбулаторию. Иду, как огурчик уже, боль прошла, но в отсеках уже все всё знают и как-то подозрительно ласково на меня смотрят. Оба доктора сидят и улыбаются в предвкушении предстоящего веселья. От Саши, конечно, попахивает перегаром и у него красноватые глазёнки, но, бл..., он абсолютно трезв и у него даже не дрожат пальцы!!! Не помню, когда последний раз, начиная с пяти лет, я так сильно удивился, в пять лет-то я первый раз увидел, как мотоциклы ездят вверх ногами в шаре и уверовал в волшебство.

- Саша!! – я не мог держать это в себе, - как это может быть, бл...??? Ты же только вот недавно на ногах не стоял!! Какому из подводных демонов ты продал душу???

- Оссспаде, как ты эмоционален, чему ты думаешь меня учили шесть лет в медицинской академии? Аппендициты вырезать? Нет!!! Быстро и эффективно бороться с похмельем!! Ложись на кушетку, буду тебя пальпировать!!!

- А это законно вообще? – уточнил на всякий случай я, так как мои познания в медицине в тот момент не доходили ещё до слова «пальпировать».

- Ну не во всех, конечно, странах мира, но под водой на боевом корабле точно можно.

Не помню, говорил ли я вам, но доктора у нас были те ещё юмористы! Ну потискал меня Саша, посовал мне градусники и говорит:

- У меня для тебя плохие новости, брат. Похоже, это перитонит, а не аппендицит.

- Александр! Я, бл..., офицер минус инженер  военно-морского флота! Я не знаю ваших матерных слов, и поэтому ни х.. не понимаю, что ты мне сейчас сказал и ни разу не огорчён!

- Пошли к командиру, - говорит Андрей, - он нас ждёт для принятия решения.

- Ну что, гадёныш, - обрадовался командир в центральном нашему с Андреем приходу, - допрыгался? Скока там, доктор, ему жить осталось?

- Несколько часов, ну, может пару дней максимум.

- Значит так, Эдвард. Мы имеем два варианта. Первый: мы на всех парах летим сейчас к чистой воде, забив на боевую подготовку и планы флота. Дней пять-семь у нас на это уйдёт.  У кромки льдов нас будет ждать госпитальное судно, если на флоте наскребут солярки для него и оно дочухает до нас не сломавшись. Второй: ты отдаешься в руки наших эскулапов. Решай, - колхоз дело добровольное.

- Конечно, - говорю, - мысль про госпитальное судно с его медсёстрами наполняет мой зоб слюной, не скрою, но вдруг там не окажется симпатичных и я зря буду терпеть мучения и рисковать своей молодой жизнью?

- Естественно, - говорит командир, - такая вероятность есть, так как сейчас там весь флот на ушах стоит от твоей новости, то я могу запросить, чтоб нам личные дела медсестёр и поварих выслали с фото в фас и профиль, но делать я этого не стану, ибо нех.. вызывать у меня зависть!

- Ну, тогда наши эскулапы, раз вариантов больше нет!

- Записать в вахтенный журнал: «Согласился на операцию сам, даже бить не пришлось»!

- Саша, бл..., что ты пишешь? – спрашивает Антоныч, глядя через плечо секретчика, - «даже бить не пришлось» - это же шутка была!!!

- Ничего не знаю, - бурчит Саша, - я секретчик, а не Петросян, и шутки понимать не обучен. Что слышу, то и пишу!!!

- Так, Эд, - инструктирует меня Андрей, - мы начинаем готовить операционную, а ты иди в душ, помойся напоследок, вдруг умрёшь, так хоть чистый будешь и заодно волосья все сбрей от сосков и до ствола. И ещё, тащ командир, нам нужен один человек, который не боится крови и кишок, для исполнения обязанностей нестерильной медсестры.

- Женщина нужна, или мужик подойдёт? – веселится командир.

- Женщина. Но подойдёт и мужик!

Через пять минут на корабле уже все всё знают и смотрят на меня с благоговейным ужасом. Когда я с полотенцем, шампунем и бритвой иду в душ, вахтенный седьмого отсека, трюмный контрактник Дима, чуть не под ручки меня провожает:

- Анатолич, ты мойся, а я тут за дверью постою, чтоб напор был, нагреватели не выключались и всё такое!

- Дима, а может ты мне пузико ещё побреешь? Лишь бы бл..., не работать! Пиз..й отсеки осматривай, а не под дверь душа яйца чеши, а то я минёр тебе, можно подумать,  и напор себе с нагревателями не включу сам!

Ну, помылся, побрился, оделся во всё чистое, как у нас, у русских принято, и иду в амбулаторию. Дима идёт впереди меня.

- Дима, ты куда из отсека? Ты дурак, штоле?

- Анатолич, из центрального приказали проводить тебя до амбулатории и все переборочные люки тебе перед тобой открывать, чтоб ты не перетрудился!

- А кричать «покойник идёт», при этом тебе не приказывали?

- Ой, да пошёл ты на х.. со своими шуточками!

- Сам пошёл на х.., как ты, бл..., со старшим по званию разговариваешь?

- Я и так на х*ю, только ножки свесил!

- Ой, бл..., детский сад!

Дима был очень хорошим специалистом: грамотным, исполнительным, работящим и весёлым парнем. Абсолютным не гондоном и, поэтому, как вы уже знаете, мы с ним дружили и посылали друг друга на х.. очень даже запросто. Это метафора, конечно, в данном случае «посылали друг друга на х..» значит, общались проявляли друг к другу высшую степень мужского уважения.

Вахтенные в отсеках повылазили из трюмов и влажными глазами смотрели мне вслед.

В амбулатории меня застала следующая картина: фельдшер мыл операционную из ведра со спиртом, а доктора читали книжки: терапевт Андрей «Аппендицит для чайников. Пособие для ВМФ. Лениздат 1957 год», а хирург Саша с удивлением рассматривал «Атлас внутреннего строения гуманоидного организма планеты Земля».  И тут, конечно, мне стало как-то немного не по себе.

- Э, чуваки, а вы точно знаете, что надо делать?

- А ты пройдись по больнице, найди других! – посоветовал мне Саша и докторишки начали мерзко хихикать.

Ой, а давайте я продолжение позже напишу, а?  Буквально сегодня вечером или завтра будет – чесслово!!! А то ещё порядочно остаётся по объёму, а у меня два проекта лежат – и сами себя делать отказываются, удоты.  Не то, чтобы я топодрочер, но, блин, деньги же сами себя не заработают, а у меня дети и всё такое. Спасибо за понимание!!!! Всем чмоке в этом чятике!!

Оригинал взят у i_legal_alien

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.