Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Бататовая каша для Януковича

22 января 2011
<
Увеличить фото...  

Было это во времена Хэйсэй, при императоре Акихито. Точное время для нашего повествования роли не играет. Читателю достаточно знать, что случилось это в старину, именуемую периодом стабильности… Хотелось бы привести, как полагается, настоящее имя героя, но в хрониках оно, к сожалению, не упомянуто. Вероятно, это был слишком заурядный человек, чтобы стоило о нем упоминать.

Вообще следует сказать, что авторы хроник не слишком интересовались заурядными людьми и обыкновенными событиями. Одним словом, служил президентом Украины некий гои, и он-то и является героем нашей повести. Назовем его, для примера, чтобы не путаться в персонажах, то и дело появляющихся в нашей истории, самым обычным среди подобных людей именем – Виктор Янукович.

ЧАСТЬ I

Виктор Янукович сидел за массивным президентским столом, тупо уставившись в судоку на последней странице газеты «Салон Дона и Баса». Он никак не мог уловить связь между этими цифрами в квадратиках. Осознав, что видимо не в этой жизни, Президент Украины расстроился и заорал: «Левочкина ко мне!» Входная дверь тотчас же открылась, и в ней появилась услужливо согнутая фигура главы Администрации Президента.

- Да, Виктор Федорович!

- Мне обязательно в эту Японию переться, в такую даль?

- Виктор Федорович, это же наш стратегический партнер! Вы же видите, у Европы денег теперь не допросишься. А японцы богатые! Думаю, меньше 8 миллиардов не дадут!

- 8 миллиардов - это хорошо, - сразу подобрел Янукович, - Но я нихера не могу понять в этих узкоглазых! Вот ты знаешь, что это за цифры? – указал он на судоку.

- Попробуйте лучше научиться играть в го, - мгновенно нашелся Левочкин.

- Ты мне тут не умничай, - взорвался Янукович,- Го, бл...! Давай сюда своего японского городового!

Через минуту перед Януковичем сидел известный профессор-японовед. Президент сверлил интеллигентного дедушку глазами.

- Ну, учи меня, япе..япо...Тьфу, рассказывай, что там, какие дела, что делать надо…

- Я полагаю, в первую очередь вам необходимо освоить уважительные обороты речи, - сказал японовед, - Японцы уделяют огромное внимание этикету, как в быту, так и во время деловых переговоров.

- Давай быстрее, - перебил его Янукович, - Самолет через два часа.

- «Здравствуйте» на японском языке – «коничива».

- Коничива, - послушно повторил Янукович.

- Если надо поблагодарить за что-то, согласно японской традиции нужно слегка поклониться, сложив ладони и сказать «аригато».

- Аригато, - засмеялся Янукович.

- Япония на японском – «Ниппон», – продолжал профессор.

- Ну, вот нахрена так выдрючиваться? Ниппон! Япония себе и Япония! Только людей запутывают, - вскипел Янукович, - Я что, Стокгольм Хельсинками обзываю? Или эту как ее Косово… Черногорией?

Профессор дипломатично промолчал, покосившись на свои истоптанные ботинки.

- Столица Японии – Токио, - продолжил он.

- Токио – повторил Янукович, - Где-то я уже это слышал…

- Императора Японии зовут Акихито. Он унаследовал императорский трон у своего предшественника Хирохито в 1989 году…

- Аааа, Херохито!!! Г-г-гы-ы-ы-ы, Херохито! - не выдержал Янукович. - Император, бл...! Херохито!Ну японы дают просраться! Ну, ты себе представляешь, чтоб в Украине был президент Херакович? Аг-гагага-а!

- Я бы вам очень рекомендовал прочитать несколько книг японских авторов, чтобы немного разобраться в особенностях культуры этого народа… Это нелегко… Вот, например, для начала рассказ «Бататовая каша» Рюноскэ Акутагавы…

- Бататовую кашу поедим на месте, – отрезал Янукович. - Ладно, сышь, я все запомнил, на месте разберемся… Летишь со мной.

- ...Камикадзе, Васадзе, Меладзе, - бурчал себе под нос Янукович, удобнее усаживаясь в кресло президентского самолета. - От этих грузин нигде спасу нет.

ЧАСТЬ II

…Но было бы ошибкой утверждать, будто у героя нашего рассказа, у этого
человека, рожденного для всеобщего презрения, не было никаких желаний. Вот
уже несколько лет он питал необыкновенную приверженность к бататовой каше.
Что такое бататовая каша? Сладкий горный батат кладут в горшок, заливают
виноградным сиропом и варят, пока он не разварится в кашицу. В свое время
это считалось превосходным кушаньем, его подавали даже к августейшему
столу. Следовательно, в рот человека такого звания, как гои, оно могло
попасть разве что раз в год, на каком-нибудь ежегодном приеме. И даже в
этих случаях попадало весьма немного, только смазать глотку. И поесть до
отвала бататовой каши было давней и заветной мечтой нашего гои. Конечно,
мечтой этой он ни с кем не делился. Да что говорить, он и сам, наверное,
не вполне отчетливо сознавал, что вся его жизнь пронизана этим желанием. И
тем не менее, можно смело утверждать, что жил он именно для этого.
«Бататовая каша». Рюноскэ Акутагава

Перед встрече с японским премьером Наото Каном Виктор Федорович хлопнул в аэропорту пару порций сакэ и чувствовал себя явно в ударе.

- Я верю, что основы экономического сотрудничества, углубления гуманитарных связей и взаимных преференций для улучшения инвестиционного климата между государствами были и будут незыблемы, - без труда читал он бумажку с написанными Анной Герман незнакомыми словами, - Украина и Япония должны действовать в унисон. Именно в этом залог успешного развития наших стран перед лицом все возрастающих требований современной эпохи.

Сакэ неожиданно ударило в голову, и Виктор Федорович отложил бумажку.

- Как говорил один мой кореш… э-э-э-э… японские мудрецы, план без действий – это э-э-э-э.., – сразу начал забывать текст Янукович, - Это… Як то кажуть… Потеряв мысль, Виктор Федорович глянул в бумажку, но там ничего про японских мудрецов не оказалось. Вдруг он неожиданно для самого себя сказал:

- Слышь, терпила, есть 8 миллиардов?

Премьер Японии, выслушав переводчика, и ничуть не изменившись в лице, промолвил:

- Яцу? Дэкимасэн.

- Что значит «нет»? – неожиданно начал понимать японский Виктор Федорович. Сакэ явно способствовало диалогу между культурами. - А если найду? Харэ мне тут кабуки корчить, самурай штопаный!

Премьер только покачал головой.

Виктор Федорович перегнулся через стол к премьеру и схватил его за грудки.

- Сышь, икебана желтожепая! Ты че, телик не смотришь? Знаешь, какая якудза у нас на Донбассе? Мы тебя если надо и на Фудзияме найдем!И на сакуру натянем!

На лице премьер-министра Японии не дрогнул ни один мускул.

-Хорошо, берите 8 миллиардов, десу.

...Уже выйдя из кабинета, где велись переговоры, Янукович повернулся к дедушке-японоведу и спросил:

-А это было 8 миллиардов чего?

- 8 миллиардов иен, - подсказал японовед.

- А сколько это в нормальних деньгах?

- Около 100 миллионов долларов.

- Тьфу, бл...! - расстроился Янукович, - Нахера я сюда тащился за копейки?

Он машинально полез рукой в карман и нашел там листочек с расписанием визита. «Награждение йокодзуны Коки Ная», - прочитал по слогам Янукович. На чужой земле ему становилось все неуютнее…

Крепко уперевшись обеими ногами в татами, Виктор Федорович привычно читал с бумажки:

- За вклад в развитие украинско-японских гуманитарных отношений…

Толстый пожилой сумоист, явно не понимая, в чем заключался его вклад в развитие украинско-гуманитарных отношений, смотрел на верзилу в костюме от «Бриони» и страусовых штиблетах, силясь припомнить хоть одно подходящее слово на украинском.

- Идите нах.., - наконец-то вспомнил спортсмен, как будет благодарность на украинском, и учтиво поклонился.

Виктор Федорович сначала не поверил тому, что услышал, но видя, что находится перед объективами телекамер, лишь мучительно улыбнулся.

- Награждаем вас орденом «За заслуги 3-ей степени»! – закончил он. И, чтобы окончательно придять награждению неформальный вид, решил пошутить и стал в стойку борца сумо.

70-летний сумоист сделал неуловимое движение руками, и Виктор Федорович, описав немыслимую дугу, пробил головой бумажную стенку седзи.

- Ниче се, бычара, - думал Виктор Федорович, барахтаясь в обрывках рисовой бумаги.

Выкарабкавшись, он подошел к спортсмену, достал орден и приколол тому прямо на голое тело чуть повыше соска. Йокодзуна, даже не поморщившись, поклонился и сделал шаг назад.

- Вот есть же люди! Такого нам бы в Раду боевика, - думал Виктор Федорович, направляясь в окружении охраны на вокзал, - И не пикнул, падла.

Вскоре, Виктор Федорович уже сидел в комфортабельном вагоне «синкансена», откинувшись на спинку кресла и закрыв глаза. В окне стремительно уплывал железнодорожный вокзал Токио. Вокруг суетилась охрана.

- В вагоне должны быть только наши, - шипел в рацию начальник охраны, - Шоб ни одна нинзя не просочилась!

- Интересно, а у императора можно нашкулять миллиард-другой этих тугриков? - горестно думал Янукович. - Или оно там сидит только для вида, как английская княгиня?

ЧАСТЬ III

Перед ним стоял один-единственный серебряный котелок, но котелок
этот был до краев наполнен изобильной, словно море, бататовой кашей
  Он видел все это своими глазами, и ничего удивительного не было в том, что теперь, сидя
перед полным котелком и еще не прикоснувшись к нему, он уже чувствовал себя
сытым... Гои зажмурился, его красный нос покраснел еще сильнее, и
он, погрузив в кашу глиняный черпак, через силу одолел половину котелка.
Тосихито пододвинул ему полный котелок и сказал, безжалостно смеясь:
- Отец же сказал тебе. Валяй, не стесняйся.
Гои понял, что дело плохо. Говорить о стеснении не приходилось, он с
самого начала видеть не мог этой каши. Половину котелка он, превозмогая
себя, кое-как одолел. А дальше выхода не было. Если он съест еще хоть
немного, то все попрет из глотки обратно, а если он откажется, то потеряет
расположение Тосихито и Арихито. Гои снова зажмурился и проглотил примерно
треть оставшейся половины. Больше он не мог проглотить ни капли.
«Бататовая каша». Рюноскэ Акутагава

Первое, что увидел Виктор Федорович в императорском дворе, были девушки в национальных костюмах, с лицами, раскрашенными в белое.

- Это шо за клавы? – поинтересовался Янукович у японоведа.

- Это знаменитые киотские гейши, – подсказал ученый.

- Герман? – не расслышал Янукович.

- Гейши – жрицы любви.

- А-а-а-а…, - подобрел Янукович. – Правильно, что я Люську с собой никуда не беру, а деда? - хлопнул он японоведа по плечу.

В зале для приемов Януковича ждал стол, ломившийся от еды, и император в расшитом золотом кимоно.

- Неплохой халат, - гыгыкнул Янукович в ухо японоведу - Мне б такой для баньки.

После нескольких витиеватых тостов от императора (которому визит был явно в тягость, но положение обязывало) Виктору Федоровичу и самому захотелось сказать что-то приятное. Нахромив на палочку сашими и хлопнув стопарик сакэ, он лихо грянул:

-Бонсай!

-Не бонсай, а банзай, Виктор Федорович, – шепнул японовед.

- А ты под руку не трынди!, - ответил Янукович и, зачерпнув полную ложку вассаби, отправил ее в рот.

-Камикадзе, - восхищенно ахнули японцы.

Через несколько мгновений Виктор Федорович побледнел, судорожно сглотнул и наклонившись к японоведу прошептал ему на ухо:

- По-моему я щас тут оригами... прямо на стол…

Подскочившие официанты вывели Президент из зала. Кое-как потушив пылающий во рту пожар, Виктор Федорович вернулся и долго пил сакэ, исподлобья глядя на императора.

-Что бы вы, Янукович-сан, хотели попробовать перед отьездом? – поинтересовался император Акихито, видя, что гость явно не в духе.

-О, - вспомнил Янукович. - А бататовая каша есть? Несите!

После этих слов в зале зависло молчание, а потом, спустя мгновение, грянул гомерический смех. Удержаться не смог никто, даже приставленный к Президенту японовед. Смеялись гости и гейши, охранники и официанты, а император Акихито, трясясь от хохота, утирал глаза краем кимоно.

ЧАСТЬ VI

- Лиса тоже пожаловала отведать бататовой каши, - сказал Тосихито. -
Эй, кто там, дайте пожрать этой твари!
Приказ был немедленно выполнен. Лиса спрыгнула с крыши и
тут же во дворе приняла участие в угощении. 
Уставясь на лису, лакающую бататовую кашу, гои с грустью и умилением
мысленно оглянулся на себя самого, каким он был до приезда сюда. Это был
он, над кем потешались многие самураи. Это был он, кого даже уличные
мальчишки обзывали красноносым. Это был он, одинокий человечек в выцветшем
суйкане и драных хакама, кто уныло, как бездомный пес, слонялся по улице
Судзаку. И все же это был он, счастливый гои, лелеявший мечту поесть
всласть бататовой каши...
«Бататовая каша». Рюноскэ Акутагава

- Что ж ты, сука, меня не предупредил,а? Теперь все ржать будут! - в самолете Виктор Федорович второй час бил ногами японоведа. - Я че, по-твоему, лох последний? Да у нас в Енакиево за такие подставы паяльником воспитывали! Я те щас хакамаду вот этой заточкой сделаю! – орал он, размахивая алюминиевой катаной, подаренной императором.

- Я же вас предупреждал, что осибори надо руки вытирать а не сморкаться туда, - оправдывался японовед.

- Щас ты у меня будешь по реке проплывать трупом, а я буду сидеть и смотреть! - рычал Янукович.

Японовед, несмотря на боль, даже смог рассмеяться от столь вопиющей безграмотности.

- Это же китайская пословица! - еле слышно прошептал он…

"Семь пятниц"

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Юмор»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины