Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Полезные советы

Просвещаю молодёжь призывного возраста. Мифы о дедовщине-4. Миф: евреям в армии хуже всех

20.12.2011

Про бендеровцев говорят, что они способны учуять в генах человека прадедушку-еврея. Но у нас бендеровцев в частях было не много. А которые были, старались мимикрировать под остальных. А остальные были в основном дальневосточники. Дальневосточники не такие нюхатые. И в евреях они не шибко разбираются. Мужики в большинстве своём совершенно искренне считают, что еврей (он же жид. Хотя, наиболее продвинутые из мужиков различают жидов и евреев) отличается следующими национальными признаками:

1. Шустрый

2. Хитрый

3. Подлый

4. Образованный

При наличии этих «вернейших» признаков могут записать в жиды и истинного арийца. И, в тоже время, при отсутствии признаков не признать таковым человека с явно семитской физиономией и фамилией.

Как-то раз у нас во взводе один натуральный дурак и пьяница из дембелей в споре сказал фразу:

«Хотел бы я посмотреть на такого еврея!»

Я ему ответил: «Съезди в роту, посмотри на Берга!»

Он удивлённо спросил: «Какой же Берг еврей? Он же совсем не хитрый!»

Я: «А ты на его физиономию посмотри!»

Он: «А что у него с физиономией? Ладно, буду в роте, спрошу у Берга, еврей ли он?»

Не знаю, что он спросил у Берга, и что ему Берг ответил, но потом этот Берг некоторое время при встрече поглядывал на меня недобрым взглядом.

А был этот Берг флегматичным и молчаливым амбалом под метр девяносто ростом. С типично еврейским лицом. Всё свободное от дежурств время тягал гири на спортплощадке. Не знаю, где он сейчас. Может и в Израиль свалил. Был бы там образцовым поселенцем. Мечта идеологов Сохнута. Именно таким они и мечтают видеть репатрианта.

Служили со мной ещё евреи - человек шесть.

Самый колоритный был Борис. (Я здесь по понятным причинам не привожу фамилии). Он гордо говорил о себе так: «Чёрные евреи - это все полукровки! Я – рыжий еврей! Настоящий! (указательный палец вверх) Один из тысячи!» Происходил он из знатной и влиятельной в одном из дальневосточных регионов еврейской семьи. Его семья сплавила в армию. На перевоспитание. Так как этот еврейский недоросль совершенно отбился от рук. Он сам об этом говорил: «Мать сказала мне: год послужишь, дурь там из тебя повыбьют, потом мы тебя заберём». Не знаю, как там насчёт дури, но по срокам так и вышло. После года службы в часть пришёл приказ освободить его от службы в армии для ухода за престарелой бабушкой, оставшейся без попечения. У него в части была куча друзей. Он был смешно-хитрый, но не подлый. И с юмором. Пустил в полку несколько ходячих фраз, которые все цитировали. Первые полгода он служил в пекарне. И с юмором рассказывал солдатам, как они вместе с куском - командиром пекарни воровали и продавали ворованный хлеб и мешки с мукой. А потом он того куска обманывал при делёжке денег. Причём никогда нельзя было понять, когда он врёт, а когда говорит правду. Потом его перевели из гарнизонной пекарни к нам в часть в хозвзод.

В пекарне он наел себе жопу необъятной ширины. Такую жопу взгромоздить на турник уже само по себе был подвиг. И когда его заставляли сдавать норматив по ФИЗО, принимал горделивую позу и громко заявлял, пародируя то ли кавказский, то ли еврейский акцент: «Ми, евррэи (указательный палец вверх) по турникам не лазаем! Нам, евррэям, обичай пррэдков нэ пазваляит!» Вся рота веселилась.

И ещё: когда его ругали за нерадивость, а ругали его за нерадивость постоянно, он делал виноватую рожу (причём, его рожа при любом выражении оставалась хитрой) и жалобно скулил: «Что-ж теперь, усраться бедному еврею?» Эта фраза стала расхожей в нашей части. Все в подобных случаях тоже спрашивали насчёт бедного еврея. После службы, я слышал, он устроился в моря на рыболовном судне баталером (кладовщиком по-морскому). Дальше – не знаю.

Был один интеллигентный еврей. Имени не помню. Так тот точно подходил под вышеприведённое определение «настоящего» еврея (жида). Всё хитрил и хотел устроиться где полегче. И ради этого упорно интриговал. Вначале попросился в планшетисты. Его туда перевели. Потом ему и там не понравилось. Стал проситься ещё куда то. Кажется, в секретчики. Кончилось тем, что его задвинули в хозвзвод. Чтобы не ныл и не путался. Его не любили. И он отвечал всем взаимностью. И совершенно искренне считал, что его мучают, потому, что он еврей. Хотя его никто не мучил. Рассуждали примерно так: жид, он и есть жид! Что от него ещё ждать? Служил, как и все в хозвзводе. На общих основаниях. Хотя именно службу в хозвзводе он и считал унижением и мучением для себя.

А вот другого еврея, того морили на работе. Был он до армии зубным техником из Одессы. И отличался редкой склочностью. Ему слово – а он в ответ десять. Причём на редкость противным визгливым тоном. И по всякому поводу. И со всеми. Невзирая на должность, возраст и звание. Но сам по себе был не вредный, не хитрый и не подлый. И позиционировал себя как еврей.

Его гоняли за склочность. И был он местной достопримечательностью. Притчей во языцех. Один капитан мне в госпитале хвастался, как он его перевоспитал. Этот зубной техник, по словам капитана, научился под его чутким руководством «двум полезным в жизни вещам»: делать быстро самую чёрную работу и «драться, аж пыль летит» - как выразился капитан. Но от склочности его так никто и не перевоспитал. И никому не удалось, несмотря на титанические усилия, приучить его держать язык за зубами. И ему было где научиться чёрной работе. За свою склочность и пререкания с командирами он всю службу торчал в наряде по кухне. Где я с ним и пересекался долгое время.

Был ещё один еврей. Довольно высокий, но щуплый. Призывался со мной вместе. Тот, правда, сразу заявил, что «в этой части он – татарин» (у нас в части было много татар – старослужащих) Он даже знал несколько фраз по-татарски. Татары не возражали. Среди них было много таких, которые тоже знали из своего языка только несколько фраз.

Тот служил чистенько, и его постоянно повышали в звании. Кончил он службу, кажется, старшим сержантом. Был он очень эрудирован и очень умён. Я в своей жизни близко встречал только человек двух-трёх, которых считал умнее и эрудированнее себя. Так он был один из них. (Вообще то таких, я уверен, было больше, просто БЛИЗКО я с ними не общался и поэтому не знаю.) Этот всегда говорил только правильные слова и правильным тоном. Я видел в его тоне наигранность и неискренность. Но кроме меня этого, кажется, никто не замечал. У него были и друзья, и уважение. В армии его так и не откормили (как пришёл тощим, так и ушёл), но он научился неплохо вертеться на турнике. Хотя по приходу в часть и трёх раз не мог подтянуться.

После армии он окончил ВУЗ по связи, после которого служил офицером в ФАПСИ. (Тогда это было, кажется, 8е управление КГБ. Потом - отдельная служба. А сейчас ФАПСИ опять в составе ФСБ). В 90-е годы он баллотировался в местные депутаты. Уж не знаю от кого. Но не набрал голосов.

Ещё один еврей некоторое время служил у меня в подчинении на передающем радиоцентре, когда меня в наказание сослали на точку в тайгу. Здоровый, жилистый и довольно агрессивный парень. Откуда-то с Украины. Моего призыва. Когда набирали всяких расп....ев строить штабной бункер на дембельский аккорд, он сам напросился от меня на строительные работы, чтобы недели на три раньше дембельнуться. Среди дебоширов, пьяниц и отморозков, которых обычно ссылают в такие бригады, он был своим человеком. Вопрос о его национальности никто не ставил. Больше про него ничего не могу сказать.

Был на этой же точке ещё один еврей. Служил срочную заместителем командира локаторного взвода. А по совместительству исполнял обязанности старшины отдельной роты. В звании старший сержант. Звали его Илья Семёнович. Фамилия была типично еврейской.

До призыва он, как говорил, играл за какую-то омскую команду в футбол. После работал в администрации этой команды. И был мастером спорта по футболу. Или кандидатом в мастера? Не помню. Был он года на четыре старше нас (нам он казался стариком), и призвался он, уже имея жену и ребёнка. Неплохой был мужик. Все его уважали. И офицеры, и солдаты. Знал он ту грань отношений, чтобы нравиться одновременно и тем, и тем. За еврея его никто не держал. А он не настаивал.

Мы вместе с ним ехали на дембель.

Ещё познакомился в госпитале с одним одесским евреем. Служил старшиной первой статьи на флоте. Крупный, спортивный парень. Себя он евреем не объявлял. Но намекал. Хотя и не был похож внешне. Потом несколько раз пересекался с ним в наряде на гарнизонной гауптвахте. Он там был в наряде командиром сводного караула. Запомнился мне тем, что свирепо муштровал прибалтов. Как он говорил, за то, что все их отцы в СС служили. В чём те не без гордости и признавались.

Другие евреи на действительной службе мне не попадались.

После службы я встречал довольно много евреев из не служивших, которые проповедовали теорию, что кому-кому, а еврею в российской армии не жить! Служившие евреи на это только отмалчивались.

Мой опыт говорит другое.

Если еврея призвали в армию, и если он не держит себя «богоизбранным» существом, не презирает других и не настаивает на соблюдении еврейских обычаев, типа «подайте мне кошерную пищу и выходной в субботу» (кои обычаи только и придуманы для того, чтобы евреи не отбивались от стада и не сливались с туземцами), а держит себя на общих основаниях, то ему ничего и не грозит. Относиться к нему будут вначале на общих основаниях. А далее – как себя поставит.

Хотя некоторые учёные евреи как раз и настаивают на том, что невозможность соблюдения требований кошрута и других догм и является главным признаком притеснения евреев.

Проблемы со свининой могут доставить и воины ислама. К тому же их много больше, чем евреев. Но в исламе есть в догматах положение, что если кто-то накормил мусульманина запрещённой пищей, а он об этом не знал, то грех не на нём, а на накормившем. Вот они и предпочитают не знать. Скандалы были, когда однажды наряд по кухне, сплошь в этот день состоявший из казахов, заставили разгружать и разделывать свиные туши. Они взбунтовались. Наряд заменили. В этот день сварили курицу. А потом казахи «по неведению» жрали свинину на общем основании. Больше командование части такой ошибки не повторяло. Когда привозили свиные туши, всех мусульман из наряда по кухне убирали.

Кстати, спесью и презрением к окружающим грешат не только некоторые евреи, но и значительная часть русской молодёжи из потомственных интеллигентов. Поэтому их часто путают между собой. И те, и другие часто считают, что если к ним относятся не так, как они считают достойным для себя, то причина не в них, а в том, что они много лучше того быдла, среди которого они вынуждены существовать.

За это, дескать, и страдают.

Видимо, в этом сословном предубеждении и заключается основная их проблема.

А особенно тоскливо в армии тем, у кого сливаются два в одном и оба слишком. Слишком еврей и слишком интеллигент. А если обладатель сего счастливого сочетания ещё и спесив, и при этом ещё обладает заскорузлым умом…

Как это ни покажется странным, среди интеллигентов глупых не меньше, чем в среднем по популяции. Учёность ума не прибавляет. Если только под умом понимать умение максимально использовать для себя благоприятные обстоятельства, минимизировать ущерб для себя от неблагоприятных и отличить одни от других. А не умение произносить множество учёных слов к месту и не к месту. Обычно такие интеллектуалы отличаются и полным неумением что либо делать руками, вплоть до неумения пришить пуговицу. И агрессивным нежеланием учиться чему нибудь полезному, если это не болтовня.

Про таких умников мой отец говаривал: «Умная голова! Жаль, дураку досталась!»

Хуже всех в армии именно обладателем таких выдающихся из общего ряда голов. Независимо от их национальной и конфессиональной принадлежности.

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.