Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Фотографы в жанре ню: Кто во Владивостоке снимает обнаженную натуру (18+)

17 июня 2016
<
Увеличить фото...  

Четверо женщин и мужчин рассказывают о том, как они работают с моделями, музами и натурщиками

Текст: Ирина Чухно

Фото: работы героев материала

Чтобы раздеться в комнате перед зеркалом — необходимо одиночество, перед любимым человеком — страсть, а перед камерой — уверенность и смелость. Хотя не все модели ведут себя дерзко и раскрепощенно. Их состояние напрямую зависит от профессионализма того, кто его снимает.

Редакция «Вл3000» попросила четырех фотографов из Владивостока рассказать о своем опыте «обнаженной съемки».

Внимание! Ниже контент категории 18+!

Роман Злобин

Роман Злобин (48 лет), высшее самообразование. Сайт фотографа

Процесс съемки в жанре ню занимает не более трёх часов, если это студийная съемка, иначе и модель, и фотограф устают. Другое дело, когда работа происходит на пленэре! Как правило, это непринужденное времяпрепровождение в обоюдоприятной компании.

У многих, кто знаком с моими фотографиями, сложилось превратное представление о моих творческих предпочтениях. Всем удобнее считать, что я работаю исключительно в жанре ню, хотя на деле обнаженная натура не занимает, думаю, и десятой части моих фотоархивов.

Будучи художником, умеющим худо-бедно управляться с фотокамерой, я снимаю всё, что вызывает во мне восхищение, удивление или восторг. И красота женского тела является частью той совершенной красоты, что всех нас окружает…

Помимо восхищения, удивления и восторга женщина вызывает во мне и простое, человеческое любопытство. Как устроены эти создания, способные воспроизводить себе подобных, с какой они планеты, где у них душа, почему они настолько другие и к ним так неодолимо тянет? Загадка Природы, которую так хочется разгадать. «Ужасно интересно все то, что неизвестно…»,— поют герои одного мультфильма, этим меня и привлекает тема женского ню.

Как-то, когда мне было 10 лет, я нашел у папы-моряка иностранный журнал PlayGirl, и с этого момента мой старый, привычный детский мир рухнул, и на его руинах стал расти наблюдатель-антрополог. Где теперь те солдатики и модельки автомобилей?

Первые опыты съемки ню, как и у всех, наверное, начались сразу же после приобретения камеры, в домашних условиях, с полным непониманием процессов создания фотографии.

Только с обретением навыков съемки, собственного языка и методов, я начал продвигаться муравьиными шажочками хоть к какому-то результату. И самым трудным в начале пути было получить согласие на съемку от тех девушек, работать с которыми мне хотелось; они, знаете ли, такие привереды, согласны только на лучший результат.

Поиск модели (а лучше музы) — краеугольный камень в творчестве любого художника. Чтобы фото обладало огнем, этот огонь нужно в него поселить. Для этого нужно хоть немного влюбиться в объект съемок, вы понимаете? Всегда говорю, лучшие ню получаются, если художник и модель — любовники. Я стремлюсь, чтобы так оно и выглядело на моих фотографиях, отчего у меня частенько бывают казусы с папами, бойфрендами и мужьями. Но сохранить лицо в неприкосновенности пока что удается.

Сложности с публикацией возникают постоянно. Основной причиной я вижу то, что многие девушки используют своё тело как способ устроить собственное будущее. Отсюда все эти «папа», «мой парень», «мой жених», «я еще замуж хочу выйти» и «я не такая». И лишь немногие относятся к своему телу как к выразительному инструменту и арт-объекту, невероятно выразительному и фантастически пластичному. Именно такие девушки мне наиболее симпатичны.

В ню самым важным для меня является способность модели к откровенности (не путать с умением принимать «откровенные позы»). В мире так много фальши, что простая человеческая откровенность становится ценнее бриллиантов. Одежда — придуманный способ обмана, поэтому я не люблю фотографировать созданную кем-то одежду. И только обнаженное тело способно говорить на первозданном языке.

Отличным инструментом, способным стать транслятором собственного внутреннего видения, является фотошоп. В отличие от лайтрума, например, где всё заточено, чтобы делать красивенько и сразу. Лично я использую лайтрум только для каталогизации и для водяных знаков — красивенький там шрифт, мое имя на нем клёво смотрится. И, будучи ленивым, я мало заморачиваюсь сидением в фотошопе, предпочитаю получать нужное непосредственно при съемке.

Хороший результат получается, если модель раскрепощена. Лучший способ это сделать — беседа с ней. Язык людям для этого и дан. Как правило, помогает вино, некоторые предпочитают виски; это мы оговариваем заранее.

Как мужчина, я люблю женщин, способных позволить себе не надевать под платье нижнее белье. Как художник, предпочитаю иметь дело с женщинами, не загубившими свое тело излишествами и вредными привычками.

Обнаженное мужское тело меня не интересует, мужчина красив в доспехах или с инструментом зодчего. Сила мужчины — в одежде, женщины — в наготе.

Зачем женщинам мои фотографии ню? Я не знаю ответа. Об этом лучше спросить мою любимую модель Еву Моор, она, как никто другой, умеет и имеет, что сказать. Я же знаю, зачем фотографии ню мне.

Что же касается моей второй половинки, она является самой большой поклонницей моих фото. Как правило, она же первой их и видит.

Ирина Терехова

Ирина Терехова (26 лет), факультет журналистики и год фотообразования ВГУЭС. Сайт фотографа

Ню — это основное и любимое направление. На это ещё в 2009 году меня вдохновили популярные московские фотографы: Катерина Neoromantika и Влад Гансовский. Я посмотрела их работы и подумала, что во Владивостоке такое никто не делает. После чего решила сама попробовать снимать в жанре ню.

На первую съёмку пригласила свою подругу, с которой мы познакомились буквально полгода назад. Неловкости не было, хотя смущение ощущалось. А в голове пролетали такие мысли: «Надо же! Здорово! Прикольно, человек разделся! Ух ты!». Сейчас же всё на автомате. И когда спрашивают: «Ты не стесняешь? А как муж на это смотрит?», отвечаю: «Нет никаких проблем! Давай, раздевайся!»

Вообще я довольно жёстко работаю с моделями. И когда мне нужно увидеть человека в определённой позе, то чётко ему говорю, как именно развернуться, куда лучше деть ногу, в какой момент замереть. И люди реагируют на это.

Пробовала гораздо мягче общаться, но быстро заметила, что стоит повести себя нежнее, как натурщик расслабляется. А если твёрдо говоришь, чего хочешь, он настраивается, готовится, забывает про стеснение и вливается в ритм работы. Это очень важно — побороть на съёмке свою неуверенность. Нынче людям просто необходим смелый шаг, чтобы от неё избавиться.

Конечно, тех, кто занимается спортом и регулярно «заглядывает» на откровенные фотосессии, комплексы не тревожат, в отличие от обычных парней и девушек. Профессионалов снимать легко. Встали, и уже красивые, здесь только свет поставить нужно, а потом сидеть да на кнопочку нажимать.

Но мне больше нравится работать с неопытными моделями. Я вижу, что они красивы, и доказываю это с помощью фотографий. У меня даже есть целая философия, которая родилась из простого наблюдения. Заметила, что много молодых людей ведут себя очень закомплексованно в разговоре о близости.

Девушки жалуются, что им не нравится грудь, которая, якобы висит, свой недостаточно плоский живот, попа и ляжки с целлюлитом… Раздеваются только при выключенном свете, чтобы можно было расслабиться и позволить душе лететь. Они считают, что не могут красиво выглядеть обнажёнными, поэтому жанр ню кажется им чем-то противным. А мне хочется доказать обратное, добавить людям уверенности в себе. Все мы входим в этот мир раздетыми. Так почему бы не поддержать это? Зачем нужны рамки общества?

Для съёмок я специально никого не отбираю, работаю со всеми, кто захочет. Некоторые сами обращаются, кого-то я нахожу. Увидела, допустим, что у человека личико красивое, изгиб тела или формы, и предлагаю попробовать. Но не настаиваю, потому что здесь уже жёсткость и строгость не работают. Объясняю, что вижу в нем такого особенного, как можно будет всё обыграть на фотосессии, чтобы подчеркнуть достоинства.

Если парень или девушка заинтересованы, то они приходят ко мне, и мы начинаем работать. Сначала в одежде, затем по принципу «распускания свитера». Потихонечку, потихонечку, а потом раз и свитера уже нет. Приходится остаться без него. Во время этого процесса преодолевается смущение, на смену ему приходит гордость за себя.

Чаще всего я работаю с девочками. Либо потому, что их больше, либо потому, что с ними легче договориться. У меня была клиентка, которая произнесла такую замечательную фразу: «Мы молоды лишь однажды, так почему бы не попробовать раздеться на камеру?». Она была одна из немногих, которая сразу же согласилась на съёмку. И теперь я всем стараюсь проговорить: «Молодость одна! И нужно сделать её ещё ярче, чтобы было, что вспомнить!».

С мужчинами всё немного сложнее. Они сразу же отгораживаются и начинают спрашивать: «Зачем тебе это? Для чего? А муж знает?». Хотя бывают и такие, которым сказал «пойдем», и он идёт. Говоришь «снимай штаны», и он сразу же это делает.

Один парень признался мне, что не надеялся на красивый результат. Хотя я не понимаю, почему. Нет ничего плохого в том, чтобы сфотографировать в макро «жизненные органы». Они дают нам силу, мы рождаемся благодаря им, выходим из них. Здесь необходимо работать над восприятием, чтобы у людей не возникало чувство, будто видят что-то противное. Хочу, чтобы эти изображения воспринимались, как скульптура, случайно выскользнувший элемент. Чтобы зрителям казалось, будто бы они наблюдают через замочную скважину.

Хотя нередко приходится сталкиваться с таким непониманием: «О, Боже, это же порно!». Нет, порно я не снимаю. Есть, конечно, в портфолио снимки на грани, но и в них нет ничего такого.

Помимо мужского макро и психологического нюдового портрета (называю его так, потому что, в первую очередь, для меня важно показать психологию человека), я снимаю пары. Для них это такое авантюрное действие, которое добавляет острых ощущений в отношения. Потому что не все решатся пригласить одетого третьего человека с камерой в руках.

Вначале мы, как и при одиночной съёмке, сидим и пьём чай, обговариваем предстоящую работу, затем уже идём в спальню (студию). Пока я расставляю свет, пара выполняет задания, которые я дала. Конечно, смущения не избежать, поэтому первые кадры делаем в нижнем белье. Модели должны привыкнуть ко мне, осознать, что я человек, который минуту назад пил чай, а теперь смотрит на них голых.

В процессе мы всегда общаемся, это расслабляет. А еще, пока кого-то одного фотографирую, другой поднимает ему настроение. Особенно важно, чтобы не упало настроение у мужчины. Каждому для комфорта необходима своя обстановка. Кому-то в смешной ситуации удобнее, кому-то же нужна более серьезная атмосфера.

Если остаётся время, мы и на плёнку снимаем. Людей это воодушевляет, и они готовы терпеливо ждать удачного кадра. С «цифрой» всё намного проще, потому что есть время и можно обработать фотографии. Фотошопом пользоваться необязательно, но он помогает скрыть некоторые моменты, касающиеся депиляции, произвести «косметические работы», что-то подтянуть, поработать с тенями, придать скульптурность, наложить фильтры. Но говорю сразу, увеличением не занимаюсь. Всё, что есть, — всё натуральное, найденное на российских и зарубежных просторах.

И со всеми моделями у меня есть договорённость. Хотя сложности с публикацией иногда возникают. Потому что появляются мужья и парни, которые против фотографий в сети. И мне приходится их удалять, а потом снова загружать, а потом опять удалять. Бывает, выложишь снимок, и все говорят, что он новый, а ему лет пять уже. Просто у модели изменилась жизненная ситуация.

Я все фотографии терпеливо собираю и храню, потому что надеюсь сделать когда-нибудь выставку. Помимо того, что я хочу поднакопить побольше работ, разбавить мужскими снимками, есть ещё одна проблема. У нас город маленький, все друг друга знают, а это значит избежать неловкости и неудобства не получится.

Ещё я мечтаю выпустить книгу и отдать её на печать в заграничные магазины. У них там open mind. Да, я могу сказать, что популярна среди иностранцев, потому что люди там раскрепощенные. Им нравятся работы в жанре ню, и они не стесняются об этом говорить, делать комплименты.

В России же ситуация обстоит по-другому. Однажды я решила доказать собственным примером, что ничего постыдного в обнажённой фотографии нет. Сделала снимок обнаженной себя и мужа на заднем плане. После публикации в наш адрес полетело множество обвинений, и было вылито немало грязи. Писали: «Куда она полезла со своими параметрами! Стыда вообще нет». Да, я девушка большая, но люблю себя и такую.

После этого случая, критику стала пропускать. Просто двигаюсь в своем направлении и всё. Хотела бы её принять, да у нас в городе объективность редко встретишь, все сразу же переходят на личности. Если мне нужен анализ моих работ и их оценка, то перехожу на более крупные сайты.

Главный мой критик и помощник — муж. Он по специальности проектировщик, поэтому может дать дельный совет и подсказать, куда стоит двигаться, в каком направлении. И, если я личность очень творческая, эмоциональная, то он более рассудительный человек. Всегда может взглянуть на работы с трезвой, технической точки зрения. Мне нравится слушать его комментарии и подсказки: «Вот здесь угол не тот взяла, смотри, откуда свет падает!» Рада, что у нас такой союз получился. Жаль, что не удаётся с ним на съёмки поехать, потому что люди одного-то человека стесняются, а тут ещё и второй.

Мужу абсолютно без разницы - женщин я фотографирую или мужчин, главное, как он говорит, чтобы я делала это хорошо. Вообще мне повезло, очень хорошего мужа себе нашла. Сама нашла, сама завоевала, сама женила — очень самостоятельная. Бабушка тоже разделяет мои интересы и полностью поддерживает такое увлечение. C мамой всё гораздо сложнее. Она, конечно, не против таких фотографий, но просит, чтобы я, всё-таки, больше одетых людей снимала. А вот папа пока не знает о том, что я снимаю «ню».

Данил Сигидин

Данил Сигидин (31 год), по образованию — эколог, преподает художественную фотографию. Сайт фотографа

Я уже лет пять снимаю в жанре ню. Что меня привлекает в этом стиле? Конечно, красота женского тела, но еще немаловажную роль занимает психология людей. И тех, кто приходит, и тех, кто смотрит.

Не сложно научиться передавать внешнюю форму — есть много советов по выигрышным позам и «правильному» свету. Но внутри каждый человек особенный, и к каждому нужен свой подход. Мне хочется находить уникальность в людях, транслировать свое ощущение красоты, передавать через фотографии естественные эмоции, настроение, чувства. И я стараюсь, чтобы всё выглядело красиво.

Мне кажется, внутренняя свобода — гораздо более эмоциональна, сексуальна и чувственна, чем заученные позы, вымученные идеи и шаблонные образы с бессмысленной атрибутикой.

Важно, чтобы девушка постоянно «жила» во время съемки в выбранном заранее образе, а не позировала от кадра к кадру. Зрителю, чтобы заметить фальшь в человеке, даже незнакомом, хватает семи секунд. Поэтому достаточно сложно показать искренность и естественность. У меня не всегда получается, но стремлюсь к этому.

Сам редко ищу моделей для съемок. Обычно работаю с теми, кто отзывается в соцсетях. И так как я часто фотографирую бесплатно, желающих больше, чем у меня свободного времени. Чтобы хоть как-то упорядочить разговор, я написал статью про бесплатные съемки — ликбез или руководство пользователя. Если люди внимательно читают то, что там написано, если им нравится эстетика моих фотографий, то проблем в общении обычно не возникает.

Мужчины ко мне еще не обращались. Да и мне не хочется снимать их в «ню», потому что удачное взаимодействие у нас вряд ли получится. Вообще, сложно представить себе парня, который будет нормально реагировать на то, что его (голого) фотографирует парень. Единственно понятная форма работы здесь для меня — скульптурная съёмка. Когда акцент на фигуре, мышцах, позе, свете, тенях. Но мне такое не интересно, потому что заранее знаю, как это делать. Становится скучно.

Другое дело — девушки. Сначала я прошу заинтересовавшихся прислать свои снимки и поискать в интернете фотографии, на которых они хотели бы видеть себя. Также часто спрашиваю, для чего им такая съемка, как в голову пришла идея. Хоть это и самый первый этап, но он дает большое представление о дальнейшем диалоге. Если я сходу начну навязывать что-то своё, у девушки может возникнуть дискомфорт или включится защитная реакция.

Часто желание творить совместно пропадает уже после данного этапа, потому что наши цели, принципы и взгляды могут не совпадать. Не все понимают, что для меня это творчество, диалог с обществом, часть жизни, а не просто развлечение. «Пофоткай меня красивенько», — такое начало диалога не всегда могу выдержать.

Вообще, стремлюсь находить красоту во всех людях, с которыми работаю. Если чувствую, что мне с человеком комфортно переписываться, значит и снимать будет интересно. На моих фотографиях девушки могут быть внешне очень разными, но их объединяет красота внутренняя.

За деньги раньше я снимал практически всё подряд. Но со временем появилась фраза «нет времени снимать дёшево». Когда люди отдают нормальные деньги, им приходится хорошенько подумать, стоит ли оно того. У меня выстроилось определенное понимание, зачем я фотографирую.

Мне легче предложить обратиться к другим фотографам (у меня есть даже заготовленный список), чем подстраиваться под чужие представления о прекрасном. Да, наверно, это не совсем профессионально, зато честно по отношению к клиенту. Во Владивостоке достаточно тех, кто готов взяться за любую работу, а я стараюсь не идти против себя и не стремлюсь снимать то, что меня не вдохновляет.

В фотографии мне важней настроение, характер, эмоции, поэтому, я перевожу разговор в эту плоскость, даже когда человек хочет снять одежду. Мне важно, чтобы зритель почувствовал, что ему хотят донести. Поэтому не нравятся коммерческие съёмки нижнего белья и для эротических календарей — внешне они хоть и выглядят красиво, а вот внутренне такие кадры совершенно пустые. С фотосессией в жанре ню другая ситуация.

У каждого человека свои причины, которые приводят его к «ню». Когда я спрашиваю, зачем вам нужны такие снимки, часто слышу простой и быстрый ответ: «Для себя». Но мне это неясно. Начинаешь задавать наводящие вопросы, и оказывается, что двух одинаковых поводов не бывает. Есть большие причины, связанные с отношением к себе и с желанием нравиться людям. Не обходится без эксгибиционизма, и я считаю это нормально.

Если девушка хочет себе красивые фотографии (в одежде), то подсознательно где-то в глубине души испытывает и желание видеть себя обнажённой на снимке. Всё остальное — это уже внутренний диалог со своим неуверенным «я». Начинается всё с потребности понравиться себе, потом кому-то ещё. Те, кто идет на такой шаг, хочет перестать комплексовать и сомневаться в своей привлекательности. Если фотографии получатся красивыми, у девушек появляется стремление показывать их другим и смотреть на реакцию.

Я стараюсь фотографировать не пошло, а душевно и эстетично. И, чаще всего, ко мне приходят девушки, которые разделяют эстетику таких фотографий. Обычно они сильные, уверенные в себе и с хорошим тонким вкусом. Такие «дикие кошки», которые не привыкли играть по правилам в современном обществе.

В ню-съёмке для меня всё равно важен портрет, который сможет показать характер девушки, а не просто ее фигуру. Я фотографирую не объект, а образ. Объект — это просто человек, который приходит на съёмку. А образ — то, что складывается еще и в голове у зрителя. Надо всегда иметь в виду, что абсолютное большинство людей, которые увидят фотографию, не знают модель лично. Поэтому гнаться за «похожестью» и реалистичностью изображения неправильно.

Условному зрителю безразлично, как много и долго обрабатывали фотографию, ему главное почувствовать, честны с ним или нет. Он может любоваться снимком, где фотошоп на фотошопе, но при этом чувствовать, что всё честно. Потому что люди по обе стороны камеры отработали очень искренне. Сейчас одной внешней красоты и глянца уже недостаточно. В фотошопе можно добавить где надо, и убрать лишнее, но искорку в глазах, в уголках губ — пририсовать сложно.

Зачастую ко мне на съёмку приходят девушки, которые никогда раньше не раздевались перед камерой. Конечно, есть модели, привыкшие работать в жанре ню, но это другой разговор. Профессиональную модель очень сложно заставить вести себя естественно, чувственно, не наигранно.

Мне интересней фотографировать обычных девушек, ведь их эмоции более искренние. В начале съемки часто присутствуют неуверенность, скованность, некоторые сомнения, волнения и внутренняя борьба со своими страхами, что тоже само по себе интересно для творчества.

Но если модель не хочет раздеваться, то она останется в одежде. Я не давлю, не стою с плёткой и не выкрикиваю: «Эй! Давай раздевайся быстро!». Для меня внутренний комфорт девушки важнее, чем выгода для собственного портфолио.

Еще подметил, что большинство девушек к концу съёмки не чувствуют себя обнаженными. Это состояние кажется им настолько естественным, что его перестают замечать. И тогда они уже понимают, что первый страх, страх обнажиться, был пустым.

Перед публикацией я стараюсь заручиться одобрением модели, чтобы фотография не шла вразрез с её моральными принципами. Все-таки зачастую речь идет о грани допустимости. Например, она говорит, что готова раздеться, но при этом не хочет, чтобы было видно слишком много. И если что-то лишнее попадает в кадр, я могу прикрыть в фотошопе тканью, допустим.

Очень редко после публикации девушки просят удалить снимок. И если это действительно важная причина, мне несложно убрать фотографию. Хотя, если честно, ещё не было ни одного случая, чтобы у модели (а тем более — у компаний, где они работают) после таких съемок что-то заметно поменялось в жизни.

Как моя семья относится к такой фотографии? Мама лайкает на фейсбуке фоточки. Подробно мою деятельность ни разу не обсуждали. С женой мы знакомы уже 13 лет, поэтому она застала еще время, когда я не фотографировал… Конечно, вопросы появляются, это нормально. И поэтому мы постоянно обсуждаем эстетику и красоту таких фотографий, я делюсь какими-то своими творческими наблюдениями… После наших разговоров моё внутреннее интуитивное ощущение того, что я всё делаю правильно, перерастает в логику и уверенность. У этого есть как плюсы, так и минусы.

Хорошо, что теперь могу объяснять незнакомым людям, зачем и почему это делаю. Плохо, что после таких разговоров мне сложно перестроиться и начать творить. Жена знает меня гораздо больше других людей, поэтому полностью доверяет. А я, в свою очередь, стараюсь не злоупотреблять этим доверием. Но мне кажется, не будь у меня такого хобби, её бы это не сильно расстроило.

Анна Кей

Анна Кей (25 лет), окончила факультет журналистики ДВФУ, в фотографии — самоучка. Сайт фотографа

Жанр, в котором я работаю, скорее можно назвать «бельевым», нежели «ню». Трудно сказать, когда и как прошла первая такая фотосессия. Мне всегда нравилось снимать женский портрет, и очень часто в нём присутствовало нижнее белье. Просто раньше оно невзначай возникало в работах, а сейчас составляет едва ли не 100%. Полностью обнажённые модели в моей практике тоже были.

Причём, решение снять одежду девушки обычно принимают в процессе съёмки. Это происходит само собой, без конкретной задачи сделать что-то в стиле ню. На вопрос «Давай попробуем так?» слышу утвердительный ответ, и мы переключаемся. Но даже когда модель раздета, я не делаю кричащего акцента на «обнаженке».

Девушка как-то поворачивается, наклоняется, чуть прикрывается, и зритель понимает, что перед ним голый человек, но главным для него становится не это. Он смотрит на натурщицу, а не на её грудь. По крайней мере, не только на неё. Я считаю, что существует достаточно много средств художественной выразительности, благодаря которым можно избежать вульгарных акцентов. За тем исключением, когда эти акценты и являются средством художественной выразительности. Отрицать такого подхода не могу, но это не моя история. 

Съёмку провожу в формате, который условно можно назвать «фототерапия». Потому как я очень много внимания уделяю психологической составляющей. Для меня важно, чтобы человек, пришедший на съёмку, мог расслабиться и выпустить наружу всё то, что сдерживает его и мешает раскрепоститься в обыденной жизни. Тут дело не столько в обнажении, сколько в поведении перед камерой.

В основном, ко мне на съемку записываются не профессиональные модели, а обычные девушки. У большинства это первый опыт, поэтому они нервничают и боятся фотоаппарата. К этому добавляются переживания по поводу своей фигуры, лица и умений позировать, страх незнакомца за камерой. А тут ещё и бельё… Так что я стараюсь приложить максимум усилий, чтобы они чувствовали себя расслабленно и раскованно, дать понять, что бояться нечего и единственное, что нужно, — слушать себя, свое тело и не пытаться им помыкать.

Для этого я включаю их любимую музыку, занимаю разговором, шучу, иногда рассказываю анекдоты и советую, как лучше встать, чтобы подчеркнуть достоинства, указываю на сильные стороны. Например, могу выделить красивые лодыжки или изящную шею — в каждой девушке есть свои поистине «ювелирные детали», которые куда заметнее со стороны.

В портрете я делаю упор именно на женственность, она очень органично смотрится и проявляется в «бельевом формате». Я сознательно избегаю терминов «сексуальность» и тем более «сексапильность», так как считаю это упрощенными частностями и прямым следствием женственности.

Понятно, что в мужских снимках уже нужно расставлять другие акценты. Поэтому в таком стиле делать фотографии парней точно не буду. Если при работе с девушками я пропускаю каждую деталь — жест, взгляд, вздох — через себя, понимаю их чувства, поведение, эмоции, то с юношами дело обстоит иначе. Совершенно не представляю, как они могут раскрыться на подобной съёмке. Да и нужна ли она им?

Моделей специально не подбираю. Всех, кто ко мне обращается, записываю на съёмку. А помогает в этом обычно «сарафанное радио». Девушка рассказала подружке, которая, в свою очередь, поведала своей подружке и так далее. А потом кто-то приходит и говорит: «Я ни разу не фотографировалась, но очень хочу попробовать. Может, удастся открыть в себе новые грани». И я, конечно, с удовольствием ей в этом помогаю!

Хотя с профессиональными моделями мне тоже нравится работать. Отточенное мастерство в любом деле — это хорошее подспорье. Правда, бывает так, что в движениях и позах у некоторых моделей со временем появляется автоматизм, который помогает в fashion-съёмке, но мешает фотографировать что-то естественное, глубокое, сиюминутное.

И конечно, меня радует, что каждая девушка, которая ко мне приходит, в итоге раскрывается. Пусть кому-то для этого требуется пятнадцать минут, а кому-то час. Зачем женщинам нужна откровенная фотосессия? Я думаю, это эксперимент, с помощью которого они могут увидеть себя с другой стороны, побороть комплексы.

А ещё им просто приятно. Перед съёмкой девушки подбирают специальную одежду, визажист делает им макияж и красивую укладку. В общем, позволяют себе то, на что в повседневной жизни не всегда могут отвлечься. И видят на фотографиях ту себя, которая не появляется каждый день в зеркале. Это очень важно: смотреть со стороны и гордиться собственной фигурой, прекрасной кожей, грацией.

Конечно, обработка фотографий помогает в этом. Она добавляет картинке выразительности и лучше доносит идею съёмки. В фоторедакторе я убираю мелкие недостатки, применяю цветокоррекцию. Но использую обработку аккуратно, дозированно, чтобы не перевирать реальность, а только доводить до совершенства. Без неё сейчас никуда, хотя эта вещь всегда вторична. Главное — то, что происходит на съёмке. Ведь я не смогу дорисовать эмоцию, блеск в глазах, выразительный жест или позу.

«Ню» и «бельевой жанр» — это лишь инструменты, которые помогают выразить характерные особенности каждой модели. Зритель должен ощущать, что перед ним не просто однотипные фотографии красивых моделей в нижнем белье, а изображения конкретных, разных и очень женственных девушек. По крайней мере, те, кто ко мне обращается, это чувствуют.

Редко девочки волнуются из-за снимков. Обычно после того, как они увидят себя на фото, говорят: «Ой, я боялась публиковать в интернете… но фотографии мне так нравятся, что можешь их без проблем загружать!». Хотя, конечно, есть кадры, которые лично для них могут быть очень интимными. Поэтому здесь я всегда уточню. Но обычно всех предупреждаю, что свобода публиковать снимки в портфолио — основа сотрудничества. Получить качественный результат, чтобы пополнить им своё и их портфолио, — это мой главный конечный интерес, а не финансы.

Семья знает, что я занимаюсь фотографией, и полностью меня поддерживает — «бельевые фотографии» их не смущают. Для них нет разницы между «ню» и любым другим жанром — они знают, что я всегда останусь в рамках приличий и закона, а потому, нет никаких поводов для смущений или чего бы то ни было. Но, думаю, даже если бы я снимала откровенные дерзости для эротических журналов — они и здесь бы порадовались и за меня, и за журналы.

© Владивосток-3000

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 1 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Арт-Шоу»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины