Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Белуччи – Кассель: Нелюбовь с первого взгляда

23 августа 2009
<
Увеличить фото...  

В глянцевых изданиях гуляют по меньшей мере три версии знакомства Белуччи и Касселя.

Три версии

 

Первая: съемки фильма «Квартира» начались с того, что неопытная и оттого пребывающая в волнении актриса отдавила ногу партнеру – в то время восходящей звезде европейского кино. Как истинный француз Венсан якобы извинился, галантно поцеловал Монике ручку, посмотрел ей в глаза и… пропал! Версия вторая: та же картина – взволнованная Моника ненароком наступает острой шпилькой Венсану на ногу. Как истинный французский плохиш, он обзывает партнершу телкой, правда, приглядевшись повнимательнее, уточняет: «Красивая телка!» Что в устах парижского плейбоя и «задиристого парня» (характеристика желтой прессы) означало следующее: она мне нравится и будет моей. Версия третья и, пожалуй, наиболее приближенная к истине: 1996 год, Париж, первый съемочный день фильма «Квартира», исполнители главных ролей ходят кругами, стараясь не замечать друг друга, но и не скрывая взаимной неприязни. Предоставим слово самой Белуччи: «Между нами не пробежало никакой искры. И про любовь с первого взгляда мне ничего не говорите, ее тоже не было. Скорее, это была нелюбовь с первого взгляда. Я увидела Венсана и подумала: «Боже, какой он заносчивый».

Это еще мягко сказано. Кассель до последнего спорил с продюсерами, протестуя против иностранки в кастинге: «Французские актрисы перевелись, я так понимаю?» А увидев партнершу воочию, не скрывал негодования: «Еще одна грудастая модель, возомнившая себя актрисой». Отработав свое на съемочной площадке, Кассель, любитель ночной жизни и случайного секса, предпринял привычный рейд по столичным клубам. В одном из которых чуть ли не с порога положил глаз на статную брюнетку, стоящую к нему спиной, и рванул знакомиться. Угадайте, кем оказалась незнакомка? Конечно, это была Мо…

 

Я вспомнил притчи о ведьмах

 

Кинематограф – великий сводник. Даже простой поцелуй перед кинокамерой (не говоря уже об откровенных сценах) волшебным образом превращает партнеров в любовников со всеми вытекающими, как то: разбитые семьи, пары, сердца…В этом смысле у Моники и Венсана было преимущество: оба были одиночками. Что же касается неприязни друг к другу – так она улетучивалась по мере того, как их экранные герои погружались в пучину любви и страсти. Кассель играл человека, одержимого женщиной, героиней Белуччи.

И всем присутствующим было очевидно: итальянка соблазняет именно Касселя, а не его персонажа. Еще до того как заработали кинокамеры, Моника распустила длинные иссиня-черные волосы и с кошачьей грацией передвигалась по съемочной площадке в кружевном белье. Она прекрасно знала, о чем в данный момент думают все присутствующие мужчины, включая Венсана. Сам Кассель, не особо балующий прессу откровениями, счел нужным рассказать о моменте «икс»: «Когда Моника начала играть свою партию, замолчали все. Я сам словно погрузился в темноту, теплую воду, из которой не хотелось вылезать. И вспомнил притчи о средневековых ведьмах, которые очаровывали мужчин одним взглядом, одной улыбкой, одним движением бедра. И мужчина погибал! Навсегда! Тогда я тоже понял, что пропал». Чего он не осознал сразу – с какой необычной женщиной свела его судьба.

 

Гостевой брак

 

«С начала нашего романа я поставила Венсану условие: у каждого своя жизнь, и не стоит нарушать чужие границы». Кассель ожидал услышать от новой подружки все что угодно, но только не это. Любимец арт-хаусных режиссеров и киноманов, отпрыск парижской богемной семьи был явно озадачен: итальянская провинциалка, малоизвестная полумодель-полуактриса, пусть и божественно красивая, вовсе не горит желанием строить с ним серьезные отношения. А о браке и слышать не желает! Кассель ни с чем подобным в отношениях с женщинами не сталкивался. Обычно это он уворачивался от вкрадчивых разговоров «о будущем» и при первой возможности исчезал с жизненного горизонта не в меру настырной пассии. А тут…Что ж, «задиристому парню» пришлось смириться: его женщина продолжала жить в Риме, иногда в Лондоне, где у нее была квартира, а он – в Париже. Чтобы чаще видеться с любимой, он активно продвигал Белуччи на французский кинорынок, пару стали приглашать в проекты. «Я люблю работать с Венсаном. Для нас это еще одна возможность побыть вместе», – говорила Белуччи. Битых три года уговаривал ее Кассель выйти за него замуж. Возможно, строптивая итальянка отнекивалась бы еще несколько лет, если бы Венсан не попал в автокатастрофу.

«В какой-то момент я решила, что быть вдовой логичнее, чем бывшей любовницей. К тому же черный цвет идет любой женщине больше всех остальных», – заявила Белуччи,  продемонстрировав невесть откуда взявшийся черный юмор. Но что реально шокировало поклонников и светские СМИ – сразу после официальной церемонии бракосочетания жених с невестой привычно разъехались по домам: Моника улетела в Рим, Венсан остался в Париже. Пришлось объясняться. Тут-то любопытствующая публика и узнала, что инициатором так называемого гостевого брака был вовсе не Кассель (в чем все были уверены, зная его независимый нрав), а Моника, ассоциировавшаяся не только с итальянскими кинодивами эпохи неореализма, но и с итальянками вообще, женщинами, одержимыми семейными ценностями. Так вот. «Я никогда не была одержима брачными узами, – поведала Белуччи. – Идея большого дома, куда все возвращаются вечером, ужинают перед телевизором и ложатся спать, меня не прельщает. Рутина убивает страсть. Если мы с Венсаном начинаем скучать друг по другу, достаточно просто купить билет на самолет». Само собой, одним интервью ей отделаться не удалось: «Из-за того, что я и Венсан не видимся долгое время, мы просто не успеваем поссориться!» К тому же… «Для меня оставаться свободной – единственный способ любить. Нам никто не принадлежит: ни наши мужья, ни дети. Мы можем только чем-то делиться с людьми, которых любим». А еще в совместном проживании ей категорически не нравится то, что «после ночи любви мужчина поворачивается на другой бок и засыпает, а женщина начинает думать». Что ж, Моника честно и довольно пространно разъяснила свое отношение к институту традиционного брака. Мнение же Касселя журналистам узнать так и не довелось. Он вообще на личные темы не распространяется. Хотя некое несогласие с правилами, установленными его красавицей-женой, можно усмотреть в банальных отговорках типа: «Да, мы разные, но это ведь и прекрасно! Я бы не смог влюбиться в самого себя. Она итальянка, я француз, между нами случается всякое. Я люблю Монику и счастлив, что живу с человеком, который, как и я, больше всего ценит свободу». То есть все замечательно? Отношения близки к идеальным? Так ли уж, если учесть, что…

 

А Мо все мало

 

«…Вообще-то я ревнив. Мои предки по материнской линии родом с Корсики, и от них я унаследовал свой бешеный нрав. Но предпочитаю не изводить себя подозрениями», – пооткровенничал как-то Венсан. Но, скорее всего, он изводил себя подозрениями: вдалеке от возлюбленной эмоциональный француз априори не мог не представлять ее в объятиях другого мужчины. Да и как не представлять, когда таблоиды перемалывали, как Моника потеряла невинность! Бывший ее любовник сдался репортерам. Валерио Варани, ныне примерный семьянин и отец двоих детей, некогда лишил «прекрасную Мо» девственности. Ей было 17, ему 22. «Моника призналась, что ей не терпится заняться любовью, – демонстрировал прекрасную память земляк Белуччи. – Но выяснилось, что нам негде сделать ЭТО: матери сидели дома, а хозяин гостиницы мог настучать родителям. Словом, выбрали парк. Стоило мне дотронуться до нее, как она завалила меня и почти изнасиловала. Она была ненасытна, требуя не останавливаться, хотя мои силы были на исходе. А Мо все было мало. Уверен, немало добропорядочных мамаш, прогуливающих детей в парке, слышали ее стоны, доносящиеся из кустов. Но моей обезумевшей от страсти подруге не было до этого дела». К счастью для Моники, в будущем ей попадались более деликатные и благородные мужчины. Во всяком случае, ничего пикантного о ее интимной жизни на страницы журналов больше не попадало. Был короткий брак с фотографом Клаудио Карлосом Бассо («Любой брак рано или поздно подходит к концу. В любом случае, мы расстались с Клаудио добрыми друзьями»). Был шестилетний роман с актером Николя Фарроном, был откровенный флирт с Киану Ривзом на съемочной площадке фильма «Дракула Брэма Стокера» – вот, собственно, и все. А потом – Венсан Кассель. Взрывной, колючий и непредсказуемый француз, которого дьявольски красивая итальянка заставила жить по своим правилам. Нетрудно понять, что беспокоило Венсана – страх, что Моника может упорхнуть из его объятий в любую минуту. После всемирного успеха фильма «Малена» Кассель с горечью констатировал: «Я приложил титанические усилия, чтобы сделать любимую женщину знаменитой актрисой. Ее мечта осуществилась. Я остался не у дел».

 

Романы на стороне

 

Конечно, он сгущал краски. Но…Как прикажете оставаться спокойным, когда все французские журналы смакуют, к примеру, такой кинофестивальный эпизод: Джордж Клуни, провожая взглядом «божественную Мо», едва удержался на ногах – споткнулся и не грохнулся на пол лишь благодаря помощи друзей. А намеки на ухаживания Жерара Депардье на съемках «Астерикса и Обеликcа»? А притязания главного голливудского мачо Брюса Уиллиса? Белуччи сыграла на пару с ним главные роли в фильме «Слезы солнца». Кто докажет Венсану, что не «этот лысый чувак» убедил продюсеров из сотен претенденток выбрать именно Монику? Да и съемки проходили не в городе, не на киностудии, а на Гавайях, где, по слухам, все свое свободное время его жена проводила с Уиллисом. Наконец, это ее интервью: «Я думаю, быть с кем-то – это чудо, поэтому не могу сказать, навсегда мы в Венсаном вместе или нет. Согласитесь, противоестественно иметь в жизни одного партнера, мы все меняем партнеров. Просто иногда, когда мы это делаем, предпочитаем об этом молчать, не так ли?» Словом, слухи о романе Касселя с бразильской моделью Робертой Суареш и актрисой Дженнифер Энистон можно с полным основанием считать местью уязвленного супруга. Само собой, отношения Касселя с экс-супругой Брэда Питта на съемках фильма «Под откос» вызвали самый пристальный интерес светских изданий. «То, что происходит между ними – настоящая химия, – живописали очевидцы. – Говорят по большей части шепотом и все время смотрят друг на друга». Реакция Моники? Мудрая и спокойная, как всегда. «Другая женщина рядом с вашим мужем опасна по определению, даже если она страшна как смертный грех! Мужчина может изменить просто для разнообразия. Но меня не волнуют другие женщины в жизни Венсана. Я его не ревную. Ревнуя, ты посягаешь на его свободу».

 

Моя жена – женщина с яйцами

 

Не кроется ли за подобными высказываниями Белуччи банальное равнодушие? Этот вопрос задавали многие. В первую очередь те, кто упорно не верит в крепость гостевых браков (кстати, набирающих популярность во всем мире). В какой-то момент Монику это стало раздражать. «Я всегда знала, что могу ускорить конец, если хоть как-то стану ограничивать его свободу, – говорит она. – Знаете что? Я не собираюсь оправдываться! Не будь я актрисой, то вышла бы замуж в Читта-ди-Кастелло за местного парня, родила бы ему троих детей и покончила жизнь самоубийством». Эта женщина умеет убеждать. Никто не знает, почему одни семьи распадаются, а другие нет, этого секрета еще никто не открыл. Моника с Венсаном были на грани развода. И не раз.

Многим казалось, что скандальный фильм «Необратимость», в котором они снялись вместе, сыграет с супругами ту же злую шутку, что и «С широко закрытыми глазами» с Николь Кидман и Томом Крузом. Нет, дело не в страшной по жестокости сцене насилия героини Моники. Как сказал Кассель: «Я точно знал: моя жена – женщина с яйцами. У нее хватит мужества сыграть это!» Демонстрация собственной интимной жизни через персонажей – вот что стало проблемой для голливудской четы Кидман - Круз и, как полагалось, могло разрушить отношения Касселя и Белуччи. Но наши герои лишь посмеялись над глупостями репортеров. И когда слухи об их «неминуемом» достигли апогея, объявили, что ожидают рождения первенца.

 

Необратимость любви

 

«Я не из тех женщин, которые считают, что ребенком можно удержать мужчину. Но Дева появилась именно в тот момент, когда я желала этого больше всего на свете. Я всегда жила для себя, но в какой-то момент поняла: этого мне уже недостаточно». Кассель давно уговаривал жену родить и начать жить вместе. Ни на то ни на другое она не соглашалась. Но время все расставило по своим местам. Рождение малышки в 2004 году постепенно изменило и Монику, и характер ее отношений с мужем. Все началось с мелочей: «Раньше я терпеть не могла стоять у плиты, а сейчас полюбила ароматный запах свежеприготовленной пищи». Затем Венсан с удивлением и нескрываемой радостью услышал и такое: «Чего я хотела бы сейчас, так это перебраться с Венсаном и Девой куда-нибудь на юг, к морю и родить еще одного ребенка. Играть в кино можно всю жизнь, а вот рожать детей – нет». Кассель тоже не оплошал: «Парочка индивидуалистов, которые очень любили друг друга, стала не просто двумя актерами со своими планами и амбициями, но в первую очередь матерью и отцом. С рождением Девы мы с Моникой стали подстраиваться под ритм жизни нашей малютки, а не под графики съемок, как раньше. Если у девочки режутся зубки или просто надо с ней погулять, – все это невозможно отменить только из-за того, что ее звездному папе или маме необходимо увидеться с агентом или дать десяток интервью». Как Моника справилась с послеродовой депрессией? «Единственное средство от послеродовой депрессии – это любовь мужа». Вместе ли они воспитывают дочь? «Разумеется! Только в отношении Девы я играю роль плохого, а он – хорошего полицейского. Венсан заваливает ее подарками, я же все время напоминаю, что в девочке надо воспитывать независимую личность». Изменились ли ее жизненные приоритеты? «Безусловно! Да, я по-прежнему получаю удовольствие от того, что мужчины возбуждаются, глядя на меня. Просто это так естественно. Но для меня самое главное в жизни – муж и дочь. Время идет, а мы с Венсаном по-прежнему любим друг друга. И для меня это самая большая загадка мироздания, которую я до сих пор не могу разгадать». А что Венсан? Изменились ли со временем его чувства к Монике? «Еще несколько лет назад на вопрос, что бы я сделал за пять минут до конца света, я бы ответил: прыгнул с парашютом. Сейчас я предпочел бы заняться любовью со своей женой».

 

"ВИДЕО.ру"

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Арт-Шоу»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины