Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Профессор Григорий Бондарь: «Считайте меня язычником, но мой Бог – это земля»

23 сентября 2009
<
Увеличить фото...  

«Комсомолка» пообщалась с известным донецким онкологом.

Если в развитых странах диагноз рак уже давно не звучит как смертный приговор, то большинство украинских пациентов со злокачественными образованиями по-прежнему в категории обречённых. Европейские и американские онкологи получают мощную государственную поддержку, национальные программы существуют не только на бумаге. У  нас же есть только врачи, специалисты мирового уровня, которые изо дня в день вопреки равнодушию чиновников и прочей братии, ведающей финансовыми вопросами, доказывают, что в схватке с этой страшной болезнью можно выжить. Что происходит сейчас с отечественным здравоохранением, на что надеяться и где искать помощи тысячам онко-больным -  КП рассказал наш собеседник директор Донецкого областного противоопухолевого центра, профессор Григорий Бондарь.  

 

Тендеры на общую смерть

 

* Григорий Васильевич,  как сейчас государство помогает онко-больным? 

 

- Национальная программа по онкологии у нас была утверждена Радой на 2002-2006 года, реально она начала работать только с 2003-го. Что мы имели от реализации этой программы? 80% государственных средств по тендерам, которые проводил Минздрав, уходили на химиопрепараты, лишь 18-20% на оборудование и ни копейки на профилактику.

 

Здесь следующий момент - врач, который работает с химиопрепаратами, обязательно должен быть в респираторе, одет не в обычный медицинский халат, а в спецодежду и перчатки. Пациента же во время процедуры, должны помещать в специальный шкаф, куда врач не заходит. Это так должно работать в идеале. В наших реалиях совсем другая картина. По существу, куда деваются химиопрепараты? Больной их выводит с экскрементами, и они остаются в нашей родной земле. Поэтому при больницах должны быть специальные отстойники, и для канализации в том числе, должны быть печи (где не менее 900 градусов – именно при такой температуре погибает генетический материал и различные вредные вещества, которые образуются в этих выбросах). Найдите в Украине сейчас хотя бы одну больницу, в которой бы всё это соблюдалось. А ведь о необходимости этих мер писали ещё в Союзе.   

 

А так мы закупаем химиопрепараты, проводим тендеры – на нашу общую смерть. Страна находит деньги на препараты, но что делать с ними дальше никто же не думает, не имеет даже понятия. Если раньше поднимали шум вокруг пестицидов, которые, кстати, до сих пор в некоторых районах так и лежат под открытым небом, то сейчас мы медики покупаем и завозим в страну лекарства, безусловно, нужные больным, но они «работают» на всё население. 

 

Кстати, на сегодня медикаментами государство нас  реально обеспечивает на 25-30%, остальное пациенты вынуждены приобретать за свой счёт.  При всём при этом у нас есть фонд помощи ДОПЦ для социальных групп малообеспеченных пациентов. Средства из фонда идут на покупку препаратов для больных, которые материально не могут позволить себе лечение. Но это малая доля. А государство никакой дополнительной финансовой помощи таким пациентам не выделяет. 

 

* Ещё же и реабилитация, которая также стоит немалых денег…

 

- В Украине только в некоторых регионах есть реабилитационные центры – во Львовской, Днепропетровской областях, в Крыму. В Донбассе, к сожалению, нет. Недавно к нам приезжал главный врач крупного реабилитационного центра в Днепродзержинске, делился опытом. У них реабилитация проводится за счёт государства. Путёвка на 21 день обходится в 5 000 грн. Но эти деньги выделяют из соцстраха, пациент не платит ни копейки. 

 

Но мы планируем в ходе реконструкции клиники построить реабилитационный центр.  Ведь от реабилитации  зависит качество жизни после лечения, сможет ли человек вернуться после тяжёлой болезни в общество. Это наша, пожалуй, самая острая проблема на сегодня. В октябре мы проводим международную конференцию проктологов, где будем конкретно ставить вопрос о хирургической реабилитации пациентов. Я всегда переживаю, когда человек до 4 стадии рака трудится на своей работе, потом приходит к нам, мы его пролечиваем, выписываем, и он становится инвалидом до конца жизни. Это нужно исключить. Нашими специалистами разработана целая программа реабилитации таких пациентов.  К примеру, на толстой кишке мы в 97% случаев восстанавливаем кишечник в один этап. Везде в мире делают в 2 этапа, больных колостомируют (т.е.  кишка выводится на   переднюю брюшную стенку). В Европе, США созданы целые сообщества таких пациентов. У нас же по сути дела на каждом сантиметре свои методики лечения, более 260 изобретений, которые действительно работают. 

 

Реконструкция центра начнётся зимой 

 

* Медицина не стоит на месте.  Но при таком скупом финансировании со стороны государства хватает ли средств на современное оборудование? 

 

-  Зачем спрашиваете? Всё же ясно. 

 

Бюджет клиники сейчас составляют затраты на энергоносители, заработную плату и питание пациентов. Хотя в этом году, и это можно сказать, наша гордость, на питание пациентов мы «выбили» из госказны на 350 000 грн. больше, чем в прошлом. На чёрную икру, конечно, не хватает, но мы увеличили в меню порции мясных продуктов, оладьи, сыры, масло и т.д. На пациента в сутки у нас раньше было  6 грн. (для сравнения по туберкулёзному профилю – 14 грн. в день на больного). Сейчас фонд расширили – сегодня кормим на 11 грн. в сутки. 

 

Выходим из положения с помощью спонсоров. Сейчас у нас работает совместная программа с благотворительным фондом «Развитие Украины». «Излечим рак» называется.

 

По плану 2009-ый год у нас – подготовка проектно-сметной документации по реконструкции и строительству новых зданий онко-центра, где будут учтены все вопросы, о которых я уже говорил -  обезвреживание химпрепаратов, специальные печи для уничтожения  макропрепаратов, которые мы удаляем. Мы и сейчас сжигаем, но остаются аминокислоты, которые могут внедриться куда угодно и давать отрицательный процесс в окружающей среде. 

 

Занимается проектом австрийская фирма, которая специализируется именно на медицинском строительстве. Это очень тонкая работа, нужно учесть все моменты от конденсации воздуха, стерилизации и т.д  Подготовить бумаги должны к декабрю, и уже в январе 2010 собираются стартовать реконструкцию. Единственное, что процесс затянется не на 2-3 года, как планировалось, а дольше. Когда австрийцы посмотрели на наши условия, за голову взялись.  

 

Главная задача всей этой затеи - улучшить условия пребывания пациентов и оснастить клинику новым оборудованием. Собираемся заказывать ещё линейные ускорители.  Это альтернатива гамма-терапии, которая даёт очень тяжёлые последствия, уничтожает и здоровые ткани. Это оборудование дорого стоит – 7 000 000 $. Из 3 имеющихся в Украине, 2 находятся в нашем центре – это, можно сказать, моё хулиганство было. Научил меня этому небезызвестный Владимир Корнеевич Гусак. У него в больнице лечили пострадавших при авариях шахтёров, когда приезжали президенты, и давали разные обещания, он им подсовывал бумаги – в чём клиника нуждается. И они подписывали тут же, при горняках не отвертишься же. Так вот взял меня Гусак как-то с собой в Кабмин, и мне удалось добиться денег на эти аппараты.  

 

Оборудование нового поколения - Кибернож - работает по тому же принципу, что и ускорители, это неинвазивый метод лечения, к больному никто не прикасается. Это устройство даёт возможность концентрировать пучок лучей даже на 1 мм тканей, где развивается опухоль. Лучи (это не радиоактивные вещества, кибернож работает на быстрых электронах, на протонах) очень тонкие, потому окружающие здоровые ткани не страдают. За один раз человек проходит полный курс. Опухоль постепенно погибает. 

 

Уважать землю, на которой живёшь 

 

* Григорий Васильевич, сейчас много говорят, что будущее за медициной предупреждающей. Действуют ли у нас в стране программы по профилактике злокачественных образований? 

 

- Именно. Мы очень много говорим о профилактике рака, но никто не задумывается, что это значит, и как её выполнять в наших условиях жизни. В настоящее время может быть только индивидуальная профилактика. Сейчас если относиться с уважением к себе, нужно, в первую очередь, уважать землю, на которой живёшь. Я считаю, что каждый, кто имеет такую возможность, должен обзавестись своими 10-ю сотками, где выращивать для себя и помидоры, и огурцы, и лук – и этим питаться. 

 

* А кислотный дождь, который это всё польёт? 

 

- Это не самое страшное, что может быть. Вот посмотрите, у нас вдоль трасс продают огромные арбузы 10-15 кг. Селяне сейчас тоже удобряют, чтобы получить больше урожая. Поля удобряют селитрой. Известный факт -  ежегодно народ, живущий на Земле, создаёт  более 600 химических соединений. И желаете вы того или нет, рано или поздно они добираются до животного мира, попадают в человеческий организм. Таким образом, профилактика рака – сложнейшая система – и дело это не только онкологов, это государственная задача. Государство должно решать, на каких площадях нужно размещать заводы и другие промышленные предприятия, а где выращивать овощи. Взять хотя мой родной Донбасс, который я откровенно люблю – где ещё в мире можно найти такой клочок земли, на котором почти в каждом городе столько химических, металлургических предприятий, коксохимов. Как можно в таких условиях проводить профилактику?! Я знаю, что рано или поздно я «получу» за свои слова. Но я не хочу врать. Лучше меня не спрашивайте, и я не буду об этом говорить. 

 

* То есть либо экономический рост, либо здоровье? 

 

- Я болею за Донбасс, считаю, экономика должна развиваться. Но как бороться за здоровье, если рост производства влечёт за собой увеличение выбросов в атмосферу. Какой у нас выход – купить респиратор? ходить в масках?  А ведь в  западных странах как-то решают этот вопрос – на заводы ставят фильтры, внедряют безотходное производство. Вот это государственный подход, если говорить о профилактике. Здесь необходимо подключать не только Минздрав, но и Министерство промышленной политики, экономики, охраны окружающей природной среды, по делам семьи, молодёжи и спорта. А врач, онколог, к которым вы приходите с проблемами – только собственными силами ничего здесь не способен сделать. 

 

* Как же быть в наших условиях, когда политики и чиновники заняты другими проблемами? 

 

- Я верю только в индивидуальную профилактику. Не последнюю роль в развитии опухоли играет и рацион питания. Количество и качество, все ничего нет хорошего в этих импортных продуктах, дело не только в ГМО, но в том, что когда эти товары попадают на прилавки в наши магазины, они уже несвежие.  Мы принимаем пищу, которая имеет различные яды.  Поэтому мы уже и вышли на третье место по количеству больных с опухолями поджелудочной железы и печени – раньше это была редкость – 10-15 случаев в год, теперь же по 20 в день! 

 

Я, например, перестал есть колбасу, когда узнал, сколько там процентов мяса, а сколько сои и других пищевых добавок. Это же нужно издеваться над собой, чтобы её есть! Вы задумайтесь, почему свинью сейчас до товарного вида растят полгода, а в норме нужно год, курицу раньше растили до года, а теперь 40 суток. В корм добавляют антибиотики и даже гормональные препараты, которые попадают в наш организм и вызывают такие процессы, которые остановить потом невозможно. Может, это не очень корректно, но результат этого мы видим на операционном столе. Раньше ткани у людей были более упруги, а сейчас становятся какими-то жидкими, ставишь зажим, а из-под него вытекает лимфа. 

 

Так  получается, что одними фильтрами на заводах не ограничиться. Земля сейчас вся заражена. Земля нас создала, можете считать меня язычником, мой Бог – Земля. Если бы мы все молились на неё, то, конечно, относились бы к ней бережно.

 

Только цифры 

 

Более 13 000 больных со злокачественными образованиями пролечили в  Донецком областном противоопухолевом центре за прошедший год;

 

62 % пациентов онко-центра состоят на учёте более 5 лет;

 

При этом 9 000 человек ежегодно умирает от рака в регионе (193 случая на 100 населения)

 

Самая распространённая локализация опухоли у жителей шахтёрского края -   рак лёгкого, желудка, кожи, молочной железы, рак тела матки и предстательной железы. 

 

Из Досье КП 

 

Григорий Васильевич Бондарь - заведующий кафедрой онкологии Донецкого национального медицинского университета им. М. Горького, генеральный директор Донецкого областного противоопухолевого центра, заслуженный деятель науки Украины, академик АМН Украины, профессор.

 

В 1999 году за разработку новых методов в хирургии и инструментов для их осуществления удостоен международного диплома Европарламента.

 

2002-м получил звание Героя Украины. 

 

Автор более 700 научных трудов (из них 14 монографий) и более 240 изобретений.

 

Юлия Домашова

 Комментарии: 1 шт.   Нравится: 1 | Не нравится: 1 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle
Александр, 06-07-2012 21:59
Его подчинённые безбожники - это общенародно известный факт. Почему интервью давали только сотрудники клиники?! Да потому, что немногие из пациентов сказали бы слова благодарности (я не говорю , что никто бы не сказал - единицы найдутся). Потому, что за операции, или ПАЛЛИАТИВНЫЕ (разрезали - зашили), или ЗАВЕДОМО не дающие перспективы выздоровления (при раке с метастазами и прорастанием в соседние органы) берутся ОГРОМНЫЕ, БЕЗБОЖНЫЕ деньги. Если не заплатил, или заплатил мало - сгниёшь с ранними или поздними послеоперационными осложнениями, не подойдут ни врач на обходе, ни санитарка. Конечно, есть такие, кого относительно бесплатно лечили - или нужные люди, или по очень высочайшему повелению. (Например - участие депутата Т.Д.Бахтеевой, о чём и по телевидению, и в газетах протрубили). Но и это исключительные случаи. Может уважаемый Г.В.Бондарь не ведает, что творится в его вотчине?

Все комментарии

Также в разделе «Донбасс»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины