Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

А не взорвать ли нам атомную бомбу? ("National Review", США)

3 июня 2010
© REUTERS/U.S. Coast Guard
© REUTERS/U.S. Coast Guard
<
Увеличить фото...  

Это был сентябрь 1966 года, и природный газ бесконтрольно вырывался из скважины в Бухарской области Узбекской Советской Социалистической Республики. И «красные», находившиеся тогда в зените своего индустриального могущества, предложили необычное  решение.

Они пробурили  в песке новую скважину на глубину около 4 миль в пустыне Кызылкум и опустили туда 30-килотонную атомную боеголовку – то есть в полтора раза больше по мощности, чем бомба «Малыш» (Little boy) на сыром уране, сброшенная на Хиросиму. Они поместили ее прямо под устьем скважины. После нажатия на рычаг горсть плутония столкнулась сама с собой под неимоверным давлением, в результате чего произошла цепная реакция, начинающаяся по формуле E = MC2, а заканчивающаяся – бабах! – сильнейшим взрывом. В результате был разрушен пробуренный канал, и источник, из которого вырывался газ, был заглушен.

Советы четыре раза повторили этот трюк в период между 1966 и 1979 годом, используя при этом заряды до 60 килотонн для того, чтобы перекрыть утечку углеводородов. Теперь, когда администрация Обамы смотрит в пропасть, вызванную аварией на буровой платформе Deepwater Horizon, а слой ароматной средней сырой нефти покрывает как одеялом Мексиканский залив, приближаясь к американским пляжам и болотам, одна из российских газет призывает президента Обаму прибегнуть к этому в буквальном смысле слова «ядерному варианту».

И ему следует это сделать. Это не такая уж сумасшедшая идея, как может показаться. Суть в том, что утечка устояла против всех традиционных способов борьбы с ней, заставив British Petroleum и ее федеральных контролеров прибегнуть к целой серии непроверенных, все более сложных и до сих пор бесполезных запасных планов, тогда как нетерпение и возмущение американского народа растут в геометрической прогрессии. В этой безумной ситуации, которая сложилась вокруг аварии на буровой установке Deepwater Horizon, вариант с бомбой может оказаться наиболее здравомыслящим решением.

Давайте посмотрим на альтернативные варианты. Вот, например, план F - предложенный компанией BP план B состоял в замене противовыбросовой  задвижки; план C  - создание огромного защитного купола; план  D – использование процедуры top kill (закачка в скважину большого количества цемента и тяжелого грунта – прим. перев.) и план E -  junk shot (обстрел мусором)  -  свидетельствует как об устойчивости нефтяного фонтана, так и о растущем отчаянии инженеров, пытающихся с ним бороться. План F – установка колпака LMRP (Lower Marine Riser Package  - установка специального колпака на нижней части трубопровода – прим. перев.) - уже подготовлен и может быть задействован в четверг или в пятницу. Будет предпринята попытка срезать протекающую буровую трубу  над противовыбросовой задвижкой и закрыть клапан при помощи нового дюкера – представьте себе огромную соломинку для коктейля, - который выведет нефть наружу для последующего сбора. Однако не существует сценария  – и это относится ко большинству эпизодов этой истории  - для выполнения такого рода работ на глубине в одну милю. Даже если план LMRP окажется успешным, он не сможет остановить утечку, а только немного сократит количества выбрасываемой нефти, и не исключено, что значительная ее часть может прорваться в местах крепления самого этого устройства. Что еще хуже – в таком случае на некоторое время количество вытекающей нефти увеличится на 20 процентов, поскольку будет отрезана целая секция страховочной трубы, которая, возможно, сдерживает выброс определенного количества нефти.

Если вариант LMRP не даст результата, то план G представляется еще более гипотетическим. Он состоит в попытке установить вторую противовыбросовую задвижку поверх первой поврежденной, и на такой глубине эту операцию можно сравнить с привариванием одной обледенелой втулки к другой обледенелой втулке в кромешной темноте. Если и этот план не даст результата, то есть еще и план H – ждать, когда будет завершено бурение двух вспомогательных скважин, и эти работы уже начались. Это будет почти означать признание поражения, и из поврежденных остатков буровой платформы Deepwater Horizon будет по-прежнему выбрасываться в воды залива по 19 000 баррелей нефти в день до самого конца августа. Для справки – в целом это составит 2, 565 миллиона баррелей, что эквивалентно десяти танкерам Exxon Valdez (танкер Exxon Valdez в 1989 получил пробоину у берегов Аляски – прим. перев.), или ежедневному потреблению нефти Германией – пятой по величине экономикой в мире.

В таком случае весь залив за лето почернеет. Беспомощная Большая нефтяная флотилия вокруг зоны прорыва, смолистые шарики и покрытые нефтью пеликаны в районе от Техаса до Флориды, а также пылающая в результате контролируемых поджогов водная гладь, - все это превратит территорию залива в кладбище внутреннего бурения, увеличит нашу энергетическую зависимость, а также ускорит попытки ввести сверху конкурентоспособную зеленую экономику.  Тем временем президент Обама, после того как он символически взял на себя ответственность за разлив нефти, и после того как он, засучив рукава, посетил побережье, обещая спасение, будет в скором времени пытаться осуществлять контроль над «антропогенной катастрофой» библейских масштабов, демонстрируя тем самым бессилие своих лучших и умнейших технократов перед лицом закона Мерфи (Murphy’s Law) («закон подлости» или «закон падающего бутерброда» - прим. перев).

Вот почему Обама должен обсудить возможность использования атомного оружия для ликвидации утечки. Перед подписанием Договора о частичном запрещении  испытаний ядерного оружия в 1963 году Соединенные Штаты провели успешные ядерные взрывы как на суше, так и под водой, а два потенциальных канала доставки для ядерных зарядов уже на месте в виде частично завершенных разгружающих скважин. Допустим, что бомбы могут быть доставлены достаточно близко к буровому каналу. В таком случае разрушения будут относительно небольшими. Более того, есть хорошо обоснованные формулы, устанавливающие коэффициент ущерба в зависимости от глубины захоронения, что делает возможным улавливание всех радиоактивных  выбросов на дне океана.

Конечно, существуют риски, связанные с атомным взрывом – не только катастрофические сбои или ошибки, но также «выброс» или «утечка» радиоактивных газов из трещин океанического дна, - и они должны быть учтены и нужно также провести сравнение с альтернативными вариантами. Однако было бы разумно предположить, что утечка ограниченного количества радиоактивных материалов в Мексиканском заливе более предпочтительна, чем покрытие тысяч миль американской береговой линии слоями нефтяной пленки.

Конечно, другие важные фундаментальные и технические вопросы должны быть проанализированы перед тем как сказать, что ядерный вариант – это лучшее из возможных решений. Начат ли уже этот процесс? Возможно. Президент Обама направил команду из пяти физиков-ядерщиков   - в их число входит также 82-летний Ричард Гарвин  (Richard Garwin), разработавший первую в мире водородную бомбу,  –  в район Мексиканского залива для того, чтобы попытаться найти нетрадиционные варианты, отличные от тех инженерных решений, которые предлагает компания BP.

Если катастрофа с буровой платформой Deepwater Horizon ограничила сферу риторического использования мантры «Бури, детка, бури!» (Drill, Baby, Drill), то в какой-то момент может наступить время для другого призыва: Атомную бомбу, детка, атомную бомбу! (Nuke, Baby, Nuke).

Даниэль Фостер является редактором отдела новостей National Review Online

Оригинал публикации: Nuke It?

ИноСМИ.ru


 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Мир»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины