Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Ожидаем бунт на украинских шахтах?

17 мая 2010
<
Увеличить фото...  
Источник: "СКУНС-ИНФО"

Совершенно непонятно, что происходит в российском Междуреченске. Речь не о самом факте катастрофы, а о продолжении – выступлениях шахтеров, поведении власти и битве с ОМОНом. Ситуация максимально противоречива еще и потому, что информации слишком много.

Да-да, слишком много, совершенно разной, и нет ни малейшей возможности проверить достоверность этой информации – независимо от того, исходит ли она от ОРТ и Кремля, или от «независимых» интернет-источников и участников шахтерских протестов.

То, что шахтеры вышли на протесты – совершенно неудивительно. Находящаяся в частной собственности (в том числе – в собственности Романа Абрамовича, сложным путем, через кипрские компании)  шахта ничем не отличается от иных угольных шахт. Система «предупреждения опасности» успешно обходится шахтерами, которых активно стимулирует в этом руководство шахты, требующее выполнения и перевыполнения плана, невозможного при соблюдении техники безопасности… Стандартный замкнутый круг, стандартное стремление владельцев к сверхприбыли, стандартные зарплаты шахтеров – в «хорошие месяцы» доходят до сорока тысяч, в обычные – от 16 до 20 тысяч рублей (это около пяти тысяч гривен). Хороший месяц – это как раз, когда удается выполнить план, что возможно лишь при… читайте выше.

При этом, по совершенно непонятным причинам, информация о происходящем подавалась с разной степенью искажения. Началось с телесюжетов о том, как шахтеры сами виноваты в аварии – в погоне за наживой, нарушали правила безопасности, а сами получают по 80 тысяч в месяц. Там же были занижены данные о погибших. Враньем оказалось и то, и другое: о зарплатах написано выше, за нарушение правил безопасности вины с шахтеров никто не снимает, но всерьез считать их главными виновниками и не видеть «греха» собственников может только откровенный идиот. Вопрос: за каким чертом врать?

Сразу же после столкновений пикетчиков и ОМОНа на железной дороге пошло продолжение. Господин Тулеев, в конце девяностых – лучший друг шахтеров, поддерживающий даже самые экстремистские их требования, ныне проявляет себя по очень знакомой схеме. Оказывается, на «железке» никаких шахтеров нет, там только безработные и уголовники, которые калечат безобидный ОМОН.

Знакомая песня. Нет, я не отношусь к любителям профессиональных «забастовщиков» из числа тех, кто вместо озвучивания требований норовит исподтишка двинуть ОМОНовцу в бок – «шоб завелись». Мы на Украине подобной мрази насмотрелись – начиная с незабвенного Луценко в период «Украины без Кучмы» и заканчивая хлипкими старушками под Верховной Радой в день ратификации «харьковских соглашений». Но это принципиально разные вещи – политзаказуха и рабочий протест. Учитывая, что Тулеев продемонстрировал по ТВ фото якобы предводителя, назвав при этом совершенно «отфонарные» имя и фамилию, то – поздравляю, гражданин, соврамши. Интересно, что забыли «уголовники» на рельсах? Специально заблокировали, чтобы встретиться с любимым ОМОНом?

Врать нехорошо. Тем более – врать в пользу Абрамовичей и иже с ним. Тем более нехорошо, что гражданин Путин, вместо вполне логичного путешествия в Междуреченск (трагедия все-таки, локальным трауром отделываться не есть правильно, как минимум из уважения к людям стоило бы съездить), предпринимает вояж… на недавно приобретенную австрийскую дачу все того же Абрамовича (информация Austrian Times). Я, конечно, не больной на голову российский оппозиционер, и не склонен подозревать, что Абрамович эту дачу, как и все остальное, кроме «Челси», покупает для Путина, но, простите, несколько неуместные предпочтения демонстрирует российский премьер-министр. Настолько неуместные, что не оставляет ни малейших сомнений в том, что и раньше было вполне очевидным: российская власть отстаивает интересы крупного капитала – несмотря на сидящего Ходорковского. И мыслит категориями «собственника», посему интересы трудящихся для нее – пустой звук. Стоит ли удивляться, что, не доведя до завершения спасательные работы (более двух десятков шахтеров так и числятся «пропавшими без вести»), шахту было решено затопить?

Митинг, с которого все началось, получился вроде бы стихийным – в городе обстановка накаленная, как и во всем Кузбассе, поэтому вышедших на пикет шахтеров и их родственников достаточно быстро поддержали и другие горожане. Поводов для протестов более, чем достаточно, если учесть, что директорат шахты постоянно угрожает заменить шахтеров более сговорчивыми работниками – например, китайцами. Не удивлюсь, если спустя какое-то время именно китайцев назначат на роль главных врагов шахтеров… Соответственно, митингующие требовали подробной информации и расследования катастрофы, повышение заработных плат, обеспечения безопасности и диалога с властью. Проблема в том, что к мэрии пошли уже далеко не все митингующие. Ну, а на рельсы их вышло совсем мало. Причем о том, что во время митинга к походу на рельсы призывали совершенно непонятные люди, упоминали и сами шахтеры. Мэр – тот и вовсе вел себя так, будто всеми силами старался убедить шахтеров перекрыть железную дорогу. Это притом, что ОМОН к тому моменту в городе уже был в изобилии. И притом, что мэр прекрасно знает, что не так давно под маркой ужесточения антиэкстремистского законодательства в российских законах ужесточили и санкции за проведение акций протеста (особенно – за перекрытие дорог). Опять же, закономерный вопрос: не обеспечивал ли мэр столь тщательно ту самую провокацию, о которой потом смог обиженно заявить Тулеев?

Есть, правда, и другая сторона. Да, шахтерский труд – в буквальном смысле адский. Отец мой, побывавший в свое время «в экскурсионных целях» в лаве, до сих пор говорит, что работа там – это подвиг. Но как у нас, так и в России есть и другие профессии, связанные с более, чем серьезными опасностями. Например, эмчээсники. А в одном из обсуждений междуреченской катастрофы и ее последствий в блогах я прочел комментарий, где пользователь сравнивал работу шахтера – и работу моряка. А зарплаты и эмчээсников, и моряков несоизмеримы даже с нынешними шахтерскими. Среди шахтеров же бытуют в том числе и настроения, согласно которым именно они – исключительно обделенный социальный класс. Что, безусловно, не соответствует истине, и потому нередко вызывает закономерное раздражение представителей иных, как опасных, так и не очень опасных профессий. Потому, что не в опасности дело, а в базовых потребностях любого человека. И если ситуация в государстве такова, что зарплату, удовлетворяющую эти потребности, человек может получить, только постоянно рискуя своей жизнью, то бороться нужно со всей этой ситуацией. А не ограничиваться требованием повышения «премии за риск». Поэтому высказывания из разряда "сами пошли туда работать, это их выбор" оставляю на совести пятнадцатилетних девочек. Им простительно не понимать, что в смысле "работы" в современном обществе ни о каком "выборе" и речи идти не может. Всем остальным - не простительно.

Еще один момент – это шахтерские забастовки конца восьмидесятых. Правда, в основном мирные. Но им и катастрофы не предшествовали… Однако, как бы там ни было, шахтеры тогда сыграли одну из главных ролей в омерзительном спектакле по переходу к «цивилизованному капитализму». Ну и как? Нравится капитализм? Заботится о вас собственник? Очень велик соблазн сказать: «А не фиг было классовые интересы предавать». Не скажу. Но отмечу, что в принципе фигура шахтера не вызывает у меня никакой сверхъестественной симпатии: их проблемы ничем не отличаются от проблем других трудящихся.

Той же власти куда как выгодно сводить подобные ситуации к требованиям повышения зарплаты. Можно прекрасно сыграть на контрчувствах иных трудящихся, справедливо возмущающимся: почему только им? И власть вкупе с собственниками немедленно представит шахтеров жадными стяжателями – что успешно проделывается сейчас. То, что схема эта срабатывает не только с шахтерами, очевидно. И не только на российском примере. Хотя и там можно вспомнить тянущуюся до сих пор «войну» на питерском отделении «Тиккурилы». Войну профсоюза и руководства. Догадайтесь, на какой стороне выступает власть? На второй, естественно. Хотя и надо отметить, что суды в России, в отличие от наших, работают в известной степени независимо от исполнительной власти, и по трем из двенадцати исков профсоюза к правлению вынесены положительные решения. Но это – показатель того, как активно борется власть с функциональными профсоюзами, которые по-прежнему (вот дураки, да?) представляют интересы трудяшихся.

Тем омерзительнее на этом фоне выглядит немедленное стремление прилепиться к намекам на протестное движение старых знакомых из либерастического лагеря типа господина Немцова. Нашелся защитник трудящихся. Наикомичнейшим образом российская «правая» оппозиция с феноменальной скоростью умудрилась поддержать обращение некого Союза жителей Кузбасса, по всем признакам напоминающее классическую кремлевскую провокацию, и как раз сводящее все требования к повышению зарплаты – причем в ультимативной форме, чтобы удобнее было подвести под «экстремизм». Именно поэтому вывод – один: в ситуации надо разбираться, не становясь на истеричную позицию российских псевдо-левых («долой путинский тоталитаризм!»), но и не питая иллюзий в отношении российской «буржуазной демократии» и олицетворяющих ее персон. Ну, а то, что происходящее на кемеровских пространствах не может не вызывать интереса у нас, - очевидно. В конце концов, ситуация на наших шахтах мало чем отличается.

Артем Литовченко

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Мир»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины