Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Мир

Конец Набукко

25.01.2010

Россия, Иран и Китай перекраивают энергетическую карту

Открытие трубопровода Даулетабад-Серахс-Ханджиран, состоявшееся 20 декабря 2009г. прошло незамеченным западными масс-медиа, трубящими об «апокалипсисе для исламского режима в Тегеране».

Это событие имеет чрезвычайное значение для региональной безопасности. В течение трех недель Туркменистан ориентировал весь свой газовый экспорт на Иран, Китай и Россию. Теперь уже нет никакой нужды в газопроводах, авансированных США и Евросоюзом. Неужели мы слышим первые ноты российско-иранско-китайской симфонии?

182-х километровый газопровод скромно начинает с прокачки 8 млрд. кубометров газа, однако его мощность в течение 2-3-х лет планируется довести до 20 млрд. кубов, что полностью обеспечит потребности прикаспийского региона Ирана в голубом топливе и позволит иранцам полностью перевести газовые месторождения Южного Фарса на экспорт. Взаимный интерес очевиден: Туркменистан получает рынок для гарантированного экспорта; северный Иран может не бояться зимних отключений газа; Тегеран получает больше возможностей для газового экспорта; Туркменистан получает возможность экспортировать свой газ через территорию Ирана; Иран сможет извлекать все выгоды из своего выгодного географического положения.

Мы являемся свидетелями появления регионального энергетического сообщества на новом уровне. Россия, Иран и Туркменистан занимают соответственно первое, второе и четвертое места по газовым запасам, а Китай будет основным потребителем энергоресурсов в этом столетии. Это имеет долгосрочные последствия для американской стратегии. Туркменско-иранский трубопровод разбивает всю иранскую стратегию Вашингтона. Американцы угрожают Ирану новыми санкциями и провозглашают, что Иран все более изолируется. Однако президентский самолет Ахмадинеджада в рамках среднеазиатского турне берет курс на Ашхабад, где перед ним расстилают ковровые дорожки. На переговорах Ахмадинеджада с туркменским президентом Гурбангулы Бердымухаммедовым оформляется новая ось. Американская дипломатия, действующая по принципу «разделяй и властвуй» уже не работает. Туркмения с ВВП в 18,3 млрд. долларов бросает вызов сверхдержаве с ВВП в 14,3 триллиона и заставляет ее молча проглатывать унижение.

Существуют и косвенные последствия данной сделки. Тегеран претендует на осуществление ирано-турецкой сделки по транспортировке иранского газа в Турцию через трубопровод длиной 2577 км, соединяющий иранский Тебриз с Анкарой. На самом деле турецкая дипломатия транслирует все более независимую внешнеполитическую ориентацию страны. Турция все более стремится стать посредником в энергетических поставках для Европы. Евросоюз же может потерять независимый доступ к нефтегазовым ресурсам Каспия.

Во-вторых, Россия, как кажется, не очень-то озабочена китайским продвижением в сторону энергетических ресурсов Центральной Азии. Нужда Европы в энергетическом импорте из России возрастает по мере того как  происходит переориентация нефтегазовых поставок из Центральной Азии на Китай. С российской точки зрения, китайский импорт не лишит Россию энергоресурсов (для внутреннего потребления или для экспорта). Россия установила достаточно сильное присутствие в Центральной Азии и Каспийском регионе, чтобы обеспечить отсутствие перебоев в энергетических поставках из этих регионов.
Россия больше всего озабочена тем, чтобы не потерять статус поставщика энергоресурсов №1 на европейский рынок. Таким образом, Россия будет удовлетворена до тех пор, пока страны Центральной Азии не будут нуждаться в экстренном строительстве транскаспийских трубопроводов, лоббируемых Соединенными Штатами.

Во время своего последнего визита в Ашхабад президент Дмитрий Медведев нормализовал российско-туркменские энергетические отношения. Восстановление этих связей было большим прорывом для обеих стран. Во-первых, замороженные в апреле отношения были восстановлены, несмотря на сокращение туркменских поставок (Туркменистан обязался обеспечивать поставку на российский рынок 30 млрд. кубометров газа ежегодно). Во-вторых, цитируя Медведева, «впервые за всю историю российско-туркменских отношений газовые поставки будут осуществляться на основе ценовой формулы полностью соответствующей условиям европейского газового рынка». Некоторые российские комментаторы, правда, говорят о том, что такие цены невыгодны для Газпрома, и Россия идет на эти условия, главным образом, для того, чтобы не отдавать туркменский газ в «Набукко».

В-третьих, наперекор тому, что говорит западная пропаганда, Ашхабад не рассматривает китайский трубопровод в качестве замены Газпрому. Российская ценовая политика ведет к тому, что туркмены видят в Газпроме незаменимого клиента. Экспортная цена туркменского газа, который будет покупать Китай, еще не согласована, однако в любом случае она будет ниже той планки, которую предлагает Россия.

В-четвертых, Россия и Туркменистан подтвердили свою приверженность Каспийскому трубопроводу, идущему по восточному берегу Каспия в сторону России с пропускной способностью в 30 млрд. кубометров газа. С его помощью Россия надеется «подобрать» излишки туркменского газа, а также природный газ из Казахстана.

В-пятых, Москва и Ашхабад согласились о совместном строительстве западно-восточного трубопровода, соединяющего в единую сеть все газовые месторождения Туркменистана. Таким образом, трубопроводы, ведущие в Россию, Иран и Китай могут быть объединены в единую энергосистему.

Медведевский визит в Ашхабад в отличие от гиперактивности американцев в Средней Азии положительно повлиял на систему региональной безопасности. На совместной конференции  с Медведевым Бердымухаммедов отметил, что взгляды руководства двух стран на процессы, идущие в Центральной Азии и Каспийском регионе в общем совпадают. Он подчеркнул, что обе страны придерживаются мнения о том, что безопасность одной из них не может быть обеспечена за счет другой. Медведев согласился с тем, что имеется тождественность или сходство в подходах двух стран к вопросам безопасности и подтвердил готовность действовать вместе.

Американская энергетическая дипломатия, на протяжении многих лет отстаивавшая в регионе три цели: построить газо- и нефтепроводы в обход России, увести энергопотоки от Китая и изолировать Иран провалилась. Сейчас Россия планирует увеличить вдвое закупки азербайджанского газа, что сведет на нет планы подключения Азербайджана к «Набукко». Иран также становится потребителем азербайджанского газа. В декабре правительство Азербайджана подписало соглашение, по которому азербайджанский газ пойдет в Иран по 1400 километровому трубопроводу Кази-Магомед – Астара.

Заканчивает картину тот факт, что подготовка к строительству двух газопроводов из России – «Северного потока» и «Южного потока», предназначенных, соответственно для поставок газа в Северную и Южную Европу, вошла в необратимую стадию. Это стало известно после того как Дания (в октябре), Германия (в ноябре), Швеция и Финляндия (в декабре) одобрили проект газопровода с экологической точки зрения. Строительство «Северного потока» начнется весной.

Этот газопровод, стоимость которого оценивается в 12 миллиардов долларов, будет строиться силами Газпрома, немецких концернов EON-Ruhrgas и BASF-Wintershall, а также голландской газотранспортной компании Gasunie. Он минует традиционные транзитные маршруты советской эпохи, ведущие через Польшу, Украину и Беларусь, и идет от русского Выборга до немецкого порта Грейфсвальд по дну Балтийского моря на протяжении 1220 км. Первая ветка проекта с пропускной способностью 27,5 млрд. кубометров газа в год будет готова в следующем году. Пропускная способность удвоится к 2012г. Несомненно, «Северный поток» окажет глубокое влияние на геополитику Евразии, трансатлантические отношения и связи России с Европой.

2009-й год стал переломным в энергетической войне. Китайский трубопровод, торжественно открытый Председателем Ху Цзиньтао 14 декабря; нефтяной терминал в порту Находка, открытый Владимиром Путиным 27 декабря (он должен стать приемником для нефти, которая будет доставлять топливо из нефтяных месторождений Восточной Сибири по трубопроводу стоимостью 22 млрд. долларов в Китай и на другие нефтяные рынки Юго-Восточной Азии); Иранский трубопровод, открытый 6 января Ахмадинеджадом, могут перекроить энергетическую карту Евразии и Каспийского региона.

2010-й год начинается на волнующей новой ноте: смогут ли Россия, Китай и Иран скоординировать свои будущие шаги или по крайней мере гармонизировать свои не во всем совпадающие интересы?

 

М.К. Бхадракумар

Пер. с английского языка А.А.Кузнецова

Источник: www.atimes.com

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.