Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Мир

Ближневосточные «глюки» Вашингтона

Источник: "Столетие"
20.02.2014

Почему заявление В. Путина по поводу предстоящих президентских выборов в Египте вызвало такое раздражение госдепа США

Владимир Путин пожелал удачи Абделю Фаттаху ас-Сиси в борьбе за кресло президента. Российский лидер высказал свое пожелание во время встречи с председателем Высшего совета вооруженных сил Египта, министром обороны и военной промышленности фельдмаршалом Абдель Фаттахом ас-Сиси. Предельно корректное заявление российского лидера вызвало волну комментариев - как в российских, так и в западных средствах массовой информации.

Более того, этому заявлению уделил внимание и государственный департамент США. Его представитель Мари Харф на брифинге высказалась достаточно раздраженно: «Мы, разумеется, не выражаем поддержку кандидатам, и, сказать честно, не думаем, что это дело США или господина Путина – решать, кто должен управлять Египтом. Это должен решать египетский народ».

Если не знать, что в действительности сказал на встрече с ас-Сиси Владимир Путин, то со слов Харф возникает картина масштабной закулисной сделки, тайной встречи между российским лидером и египетским фельдмаршалом, на которой обсуждался вопрос о том, кто станет будущим президентом Египта. Между тем, Владимир Путин сказал лишь следующее: «Я знаю, что вы, уважаемый господин министр обороны, приняли решение баллотироваться на должность президента Египта. Это очень ответственное решение - возложить на себя миссию за судьбу египетского народа. Я и от себя лично, и от имени российского народа желаю вам успехов».

Увидеть в этих словах признаки какой-то особой «поддержки» на грани вмешательства во внутренние египетские дела - это надо постараться.

Впрочем, градус недовольства и раздражения развитием ситуации в Каире и действиями Москвы на Ближнем Востоке у Вашингтона настолько высок, что для него «любое лыко в строку».

А от формулировок совместного заявления российских и египетских министров обороны и иностранных дел, где подтверждено «уважение принципа государственного суверенитета» и осуждается «иностранное вмешательство во внутренние дела любого государства» Вашингтон вообще впал в тихое неистовство. Там - вполне справедливо - увидели в этом заявлении откровенный намек на собственные интриги в Каире.

Логика официальных американских представителей примитивна и проста. Сын Гамаля Абдель Насера, на пребывание у власти которого пришелся пик советско-египетского сотрудничества, а наши ПВО прикрывали небо над страной, Абдель Хаким, уже выступил с поддержкой кандидатуры ас-Сиси, сказав на митинге: «После победы над режимом «братьев-мусульман» Египет вновь вернулся в объятия народа и своих сыновей. Мы вновь стали самими собой. По этому поводу хочу особо отметить, что мы никогда не забываем о наших российских друзьях. Мы высоко ценим позицию российского народа и российского руководства по отношению к Революции 30 июня. (Имеется в виду свержение президента Мухаммеда Мурси – И.С.) Наша страна столкнулась с клеветой и попытками фальсификации фактов со стороны администрации США и их союзников – «братьев-мусульман», пытавшихся представить Революцию 30 июня как банальный военный переворот. Но если эти люди не понимают Египта – то это их проблемы». Еще откровеннее выразилась дочь Насера, Хода Абдель: «Я вижу, что простые египтяне действительно верят Абдель Фаттаху аль-Сиси. Они видят, что его искренне волнуют интересы нашей страны. Многие считают, что Абдель Фаттах Аль-Сиси в чем-то похож на моего отца: оба оказались способны совершить, казалось бы, невозможное».

Подобные исторические аналогии, как и обнародование фотографии, на которой запечатлен Гамаль Абдель Насер с шестилетним ас-Сиси на руках, для Вашингтона – что красная тряпка для быка. Но, разумеется, не в словах, не в фотографиях, и уж, конечно, не в конфетных фантиках и этикетках на бутылках лимонада, на которых сегодня в Египте печатают портреты ас-Сиси, дело.

Для Каира в Вашингтоне был написан совершенно другой сценарий. И то, что ас-Сиси сейчас его ломает, ставит под угрозу все полотно политической интриги, которую США закручивают в регионе.

В заочной полемике с совместным российско-египетским заявлением Харф сказала достаточно откровенную вещь: «Я думаю, есть некая ирония в том, что иностранная держава делает заявление о том, что другие иностранные государства не должны вмешиваться… Мы с самого начала говорили, что мы не можем, и не захотели бы, определять результаты (выборов - ред.) в Египте… Поэтому мы сказали, что будем работать со всеми партиями и группами, чтобы поддержать процесс перехода к демократическому правлению – но это не означает предрекать результаты или выражать поддержку кандидатов». В этих словах – ставшая уже привычным для администрации Барака Обамы смесь лжи, двойных стандартов и лихорадочного поиска новых подходов к проблемам региона, который США сами же и ввергли в нынешнюю «турбулентность».

Ас-Сиси в качестве египетского президента для США не подходит по двум обстоятельствам. Во-первых, он, мягко говоря, совсем не демократ и не либерал, что для параноидальной зацикленности ближневосточной политики США на «экспорте демократии любой ценой» совсем не подходит.

Во-вторых, и это стало совершенно очевидным, в отношении «братьев-мусульман» придерживается подхода Гамаля Абдель Насера, при котором «братья» находились в глубоком подполье, рассматривались как угроза существующему строю и безжалостно репрессировались в лучших восточных традициях, то есть – насмерть. Подобный подход – нож острый для кураторов «братства» из монархий Персидского залива. Связями Катара с египетскими «братьями» можно было бы пренебречь, после династического переворота Доха отказалась от самостоятельной внешней политики и выступает пока только как младший партнер Эр-Рияда. Но вот в позицию саудитов здесь все и упирается.

Новая ближневосточная стратегия США, которая сейчас лихорадочно пишется в Вашингтоне, предусматривает, что Саудовская Аравия выступит основным рабочим инструментом Вашингтона в исламском мире. Эр-Рияду делегированы обширные полномочия по ведению военных действий в Сирии, в необъявленной войне против Ирана, в палестинском вопросе. Поэтому эмиссары Эр-Рияда сегодня начинают «новый тур» танцев с «братьями-мусульманами», перехватывая те связи, которые у них сложились с Катаром и США. Да и Вашингтон от контактов с «братством» не отказывается, вполне справедливо полагая, что подобный ресурс ему еще очень пригодится - хотя бы как инструмент давления на светские власти Египта.

Ас-Сиси, как и стоящие за ним военные и спецслужбы, с таким подходом совершенно не согласен. В конце января египетской службой безопасности был «прихвачен на горячем», на контактах с «братьями», гражданин Египта и сотрудник американского посольства в Каире Ахмед Алайба. Поскольку дипломатической неприкосновенностью он не обладает, то остается в заключении. Теплоты в отношениях между Вашингтоном и Каиром этот эпизод, естественно, не добавил, а США ситуацию еще и усугубили, заявив, что не считают «братьев-мусульман» террористической организацией, и «намерены и дальше продолжать диалог со всеми представителями политического спектра в Египте».

Американское стремление «не складывать все яйца в одну корзину», на деле оборачивающееся сотрудничеством с экстремистами и откровенно враждебной к военным либеральной оппозицией, заставляет египетских «силовиков» поступать аналогичным же образом, обращаясь за поддержкой к Москве.

В сравнении с рейтингом нашего президента на «арабской улице», Барак Обама сегодня – откровенный лузер, простите за вульгаризм.

У Владимира Путина, с точки зрения этой самой улицы, есть одно качество, которое для Востока является главным – верность взятым на себя обязательствам. Не всем нравится то, что Москва поддерживает Дамаск, но то, как она это делает, то, как виртуозно работает одновременно с Тегераном и Тель-Авивом, вызывает откровенное уважение даже у тех, кто нас там в качестве стратегического партнера никогда рассматривать не будет.

Тезис об отлично сбалансированной ближневосточной партии Москвы был в очередной раз доказан во время встреч В. Путина с ас-Сиси и в ходе работы группы министров. Москва, разумеется, оценила то обстоятельство, что первую свою зарубежную поездку, после свержения в июне прошлого года президента Мухаммеда Мурси, фельдмаршал ас-Сиси совершил именно в Россию. Но далеко идущих выводов из этого делать у нас не стали, и уж тем более – не впали от данного обстоятельства в эйфорию, оставив восторги и глобальные прожекты отечественным комментаторам.

В многочисленных публикациях утверждалось, что Египет то ли намеревается заключить, то ли уже заключил соглашение с Россией по приобретению вооружений на сумму 3 миллиарда долларов, в частности - истребители МиГ-29М/М2, зенитные ракетные комплексы нескольких типов, транспортно-боевые вертолеты Ми-35, береговые противокорабельные комплексы, различные боеприпасы и легкое вооружение. Иностранные журналисты в своих прогнозах шли несколько дальше и утверждали, что Россия ведет переговоры о размещении на территории Египта минимум двух баз ВМС.

Реалии, как это обычно и бывает, несколько отличаются от той «картинки», которую создает пресса. В вопросах расширения военно-технического сотрудничества с Каиром Кремль действует выверенно и предельно прагматично, исходя из минимум трех обстоятельств. Во-первых, контракт на сумму от 2 до 3 миллиардов долларов для нас не является чем-то прорывным и сверхъестественным, поскольку сегодня Россия и так уверенно занимает второе место среди поставщиков египетских вооруженных сил.

С 2005 по 2011 год российские оружейные контракты с Египтом составили почти два с половиной миллиарда долларов.

Скачкообразное увеличение нашей доли на этом оружейном рынке возможно лишь в том случае, если Каир примет решение полностью разорвать отношения с США - чего пока совершенно не наблюдается, несмотря на значительное охлаждение в отношениях между Каиром и Вашингтоном.

Во-вторых, сегодня Египту за этот оружейный контракт рассчитываться нечем. Предложенная годом ранее нашей стране схема, при которой военные заказы Египта были бы оплачены Саудовской Аравией, для Москвы является неприемлемой, поскольку несет в себе серьезное политическое «обременение» - сдачу нами Башара Асада и отказ от расширения партнерства с Ираном. Россия не возражает против того, чтобы предоставить Египту кредит, но – только с четко прописанным механизмом возврата.

В-третьих, заключать с ас-Сиси договор о гарантиях, как, впрочем, и подписывать что-то серьезнее, чем протоколы о намерениях, сегодня явно преждевременно. Исход выборов, даже с учетом того, что ас-Сиси является безоговорочным лидером предвыборной кампании и чуть ли не безальтернативным кандидатом, все же несколько преждевременно. О чем и намекнул Сергей Шойгу, комментируя итоги визита: «Такая перспектива требует создания прочной правовой базы. И мы обсудили возможность подготовки соглашений о сотрудничестве России и Египта в военной и военно-технической областях».

Победит ас-Сиси на выборах, к чему склоняются наблюдатели, в том числе и автор этих строк - диалог о расширении нашего сотрудничества с Египтом получит свое развитие. При том, разумеется, условии, что Вашингтон не сделает ему предложения, от которого Каир не сможет отказаться.

Но увлекаться геополитическими миражами и бросаться в Египет только под словесные гарантии дружеского расположения Москва совершенно не намерена. И подобный взвешенный подход – хороший признак того, что «восточная» политика моей страны начинает выздоравливать.

Впрочем, замечу меланхолично, от раздражения и домыслов американской стороны даже эта взвешенность нас не убережет. Однако это – уже проблемы США, а никак не России.

Икрам Сабиров

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.