Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Мир

О визите будущего президента Франции в Россию: кое-кто в панике - Лев Вершинин

Источник: "ОДНАКО"
30.09.2013

Левая Франция в неприятном экстазе. Надо сказать, взбудоражить Францию сложно, она слишком самодостаточна и слишком презирает всех, кроме, понятно, США, которые тоже презирает, но втихомолку. И уж совсем не волнует «весь Париж» мнение каких-то иностранцев, кроме, конечно, американских. Но вот если кто-то из своих, тем паче заметных и знаковых, хотя бы чуть-чуть усомнится в том, что французы самые крутые и в чём-то могут быть неправы или похвалит Россию, тогда о-ля-ля!

Так вот, левый Париж бурлит и негодует. На сей раз огонь саркастических упрёков направлен на Франсуа Фийона, бывшего премьер-министра, в отличие от шефа Николя Саркози, сохранившего симпатии публики и считающегося одним из тяжеловесов, способных в будущем претендовать и на Елисейский дворец. «Месье Фофо» позволил себе не просто крамолу, но крамолу вдвойне: 19 сентября, находясь с частным визитом в России, он раскритиковал политику Парижа в сирийском вопросе и прозрачно намекнул на то, что позиция Москвы, направленная, как известно, на защиту Дамаска, выглядит «последовательнее и благороднее».

И самое страшное, сообщил он это не кому-нибудь, а лично Владимиру Путину, которого в связи с его поддержкой «дамасского тирана» на берегах Сены принято активно не любить. «Мы, французы, и вы, русские, — сказал месье Фийон, — имеем особые связи с сирийцами, вместе мы способны влиять на оба лагеря, и я желаю, чтобы Франция действовала так, как действует Россия, независимо ни от кого, потому что только независимость суждений и поведения дают право на авторитет».

Совершенно ясно, что месье Фийон своим спичем больно уколол нынешнего президента Олланда, которого парижская оппозиция чуть ли не в лицо именует «пуделем Обамы». То есть пуделем был, конечно, и Саркози, но он, по крайней мере, «служил» по команде, а президент-социалист, как шутят фельетонисты, «угадывает по взгляду, даже не заглядывая в глаза». И совершенно ясно, что присутствовавшие на Валдае «сливки» élite russe, выслушав перевод, наградили высокого гостя бурными, продолжительными аплодисментами, после чего вдохновлённый месье Фийон заявил, что он «безусловный поклонник дорогого Владимира», — и аплодисменты перешли в овацию. Говорят, второй почетный гость, синьор Романо Проди, экс-президент Европейской комиссии, сильно завидовал.

Естественно, вся «политическая Франция» встала на дыбы, призвав «забросать Фийона тапочками». Оскорблёнными сочли себя очень многие, но в первую очередь, разумеется, левые и их союзники.

«Это очень серьёзно! Это величайший позор Франции со дня битвы при Ватерлоо!» — вопит в Твиттере глава фракции экологов в парламенте Франсуа де Рюжи, видимо, не будучи в курсе, что после Ватерлоо у Франции бывали позорища и пострашнее. «Республиканские одежды Фофо превратились в лохмотья! — поддерживает коллегу видный социалист Арно Лерой. — Он исполняет на Волге роль лакея при дворе тирана!». И туда же Давид Ассулин, парламентский секретарь социалистов, на пару с близким к президенту парламентарием Бруно Ле Ру, особо упирая на то, что «во Франции мы можем критиковать что угодно, но критиковать Францию в России — это хуже, чем ошибка, это психическое отклонение». И так далее, и тому подобное.

Правые, со своей стороны, тонко улыбаются и делают большие глаза, сетуя на «совершенно иррациональную неприязнь социалистов к большой и культурной европейской стране», а кое-кто заходит и дальше.

Скажем, депутат Эрик Сотти, считающийся «любимцем Парижа», в ответ на наезды журналистов пожимает плечами: дескать, Франсуа Фийон не сказал ничего нового, он всегда так думал. Больше того, он «ещё летом 2012 года заявил, что ключ к решению сирийского вопроса лежит в Москве, и он уверен, что упрямство месье Олланда, не желающего говорить с месье Путиным, либо упрямое ребячество, либо очередной признак заискивания перед нашими американскими партнёрами».

Но всё это, конечно, рябь на поверхности. Истинные причины вспышки кроются в глубинах. Ибо именно в России, на Валдае, впервые, пусть намёком, но на «большой публике» прозвучали планы двух политиков на будущее.

По общему мнению, это был экспромт, но заранее подготовленный и на славу отрепетированный. Кто-то из российских журналистов как бы случайно спросил французского гостя, намерен ли он составить конкуренцию месье Олланду на ближайших президентских выборах. В ответ месье Фийон, мило кокетничая, сообщил, что это большой секрет, но если его русский друг Владимир расскажет о своих намерениях, то признается и он.

«В самом деле? — оживился Владимир Владимирович. — И если я скажу, вы тоже скажете?». И грянула немая сцена — длинная-длинная, — а потом в полной тишине месье Фийон почти прошептал: «Возможно…» И далее, уже быстро, президент России сказал, что он «не может исключать», что выставит свою кандидатуру в 2018 году, а месье Фийон эхом откликнулся: «Я тоже». Что, учитывая репутацию и авторитет «Фофо», грозит немалой головной болью месье Олланду, естественно, мечтающему о второй каденции, но стремительно теряющему, — да, в общем, уже и растерявшему — остатки былой популярности.

В общем, как пишут в «Ле Монд», «двое сильных мужчин взглянули друг другу в глаза и поняли, что дружба возможна». В конце концов, подводит итог Ив Нуаре, один из старейших и наиболее авторитетных правых политологов Парижа, «никто не оспаривает нашей тесной связи с США, когда речь идёт о делах, имеющих всемирное значение, но что касается дел европейских, Франции давно пора вернуться на законное место, с которого её потеснили, и никто не может поспособствовать этому лучше, чем дружественная Россия».


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.