Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Маленькие нюансы большого Казахстана. Часть 3: земля велика, а наряда в ней нет - Владислав Шпаков

24 апреля 2013
<
Увеличить фото...  
Источник: "ОДНАКО"

Внутренние проблемы и противоречия Казахстана, о которых рассказывалось тут и тут, усугубляются тем прискорбным фактом, что Казахстан – страна до неприличия богатая. В ней определённо есть, что делить, есть, что прибирать к рукам. И не только с точки зрения местных элит.

С высот Золотого миллиарда республика воспринимается как гигантский склад сырья, обжитый всего-навсего шестнадцатью миллионами постсоветских варваров. Не то это население, с которым стоит опускаться до диалога о партнёрстве.

 

Однако Казахстан богат не только недрами. Вся его география в целом является значительным состоянием, каким мало кто другой способен похвастаться. Главная жемчужина этого состояния – местонахождение. Казахстан представляет собой культурный и логистический узел, в котором переплелись верёвочки Средней Азии, России и Китая. При умелом подходе эти верёвочки можно изящно превратить в фитили...

Дело в том, что Казахстан связан со Средней Азией, Россией и Китаем органически. И эти взаимоотношения выходят далеко за рамки экономической или политической целесообразности. Если по поводу Средней Азии и России всё ясно, то поясню, на всякий случай, по поводу Китая: в Синьцзяне, непосредственно граничащем с Казахстаном, проживает почти полтора миллиона этнических казахов – то есть, примерно десять процентов от "мировых запасов казахов". Которые если и не жаждут вернуться на землю предков (СУАР для большинства из них и так – земля предков, представьте себе), то вполне сопереживают казахам казахстанским.

Таким образом, Казахстан в известном смысле является подбрюшьем сразу двух великих держав одновременно. Поэтому, кстати, яйца выеденного не стоят страшилки казахстанских нацпатов об "имперском реваншизме России" и "китайской экспансии". Россия и Китай категорически заинтересованы в том, чтобы Казахстан оставался стабильной, предсказуемой страной. Что же касается Средней Азии, то там пока нет (и не предвидится) политической воли, способной внятно сформулировать свой интерес в Казахстане. За Среднюю Азию это делает Вашингтон – и чем дальше, тем откровеннее.

Не обладавшему ни военным могуществом, ни экономическим авторитетом Казахстану, оставшемуся наедине со своим аппетитным местоположением и природными ресурсами, пришлось двадцать лет концентрироваться только на одном: с момента развала Союза республика, сама себе опасная, занималась обеспечением исключительно политической стабильности.

Выражалось это прежде всего в той активности на международном уровне, по поводу которой так любят стебать Нурсултана Назарбаева его "противники". Последнее слово взято в кавычки потому, что никто из оппонирующих президенту Казахстана до сих пор не смог представить сколь-нибудь внятной альтернативы развитию страны.

Поясняю. Совершенно точно, что все внешнеполитические проекты Казахстана, будь то саммит ОБСЕ, Съезд лидеров мировых и традиционных религий или грядущая выставка Экспо-2017 никому, кроме Казахстана, толком не нужны. Факт. Все эти телодвижения направлены только на создание имиджа Казахстана как страны стабильно развивающейся и толерантной.

Сюда же относятся и упрёки в адрес Назарбаева как политика многовекторного: он, дескать, дружит и с Россией, и с Америкой, и с Китаем, и вообще со всеми – нет ни одной страны, с которой Казахстан имел бы неприязненные отношения.

Больше того. Параллельно с продвижением идеи Евразийского Союза президент Казахстана пытался продвинуть идею Центральноазиатской Интеграции, которая просто-напросто была похоронена.

То есть, Назарбаев пытался объединиться хоть с кем-то, понимая, что без объединения Казахстану не быть вообще – не может существовать отдельно взятый орган, вырванный из общей системы кровообращения. Этот орган можно подпитывать какое-то время извне, но настанет неизбежный момент, когда процессы некроза станут необратимыми.

Иначе говоря, вся эта "многовекторность" заключалась в одном: в поиске поддержки. Которой не следовало ни от России, самой пребывающей в очень болтающейся позиции. Ни от Китая, глядящего скорее с настороженностью, нежели с интересом. Ни, тем более, от стран Центральной Азии, которые сами по уши в бардаке. И даже ни от Соединённых Штатов Америки, в силу своего высокомерия толком не представляющих, что такое Казахстан.

Казахстан (читай – Назарбаев) в этой ситуации добивался лишь одного – чтобы его не трогали. Чтобы дали время решить социальные вопросы теми методами, которые на данный момент наиболее приемлемы. Методы эти заключались, прежде всего, во взятии под жёсткий контроль интересов кланов, племён и группировок.

В итоге главный упрёк Назарбаеву со стороны "мировой общественности" заключается в том, что он авторитарен.

То есть, "мировая общественность" упрекает его в том, благодаря чему Казахстан не распылился этнически, не сгнил экономически и не погряз в политических вендеттах. Короче говоря – не стал тем, чем вот-вот станет Украина.

Да, Назарбаев старался дружить со всеми. Более того – он умел находить компромиссы, которых не ожидали спорящие стороны. Пример – казахстанский сапёрный батальон в Ираке, который занимался ТОЛЬКО разминированием, никогда не вступая в боевые действия.

Грубо говоря, стабильность внутри Казахстана достигалась тем, что вне Казахстана Назарбаев пытался быть повсюду -- предсказуемым и одинаковым. Как гравитация.

Вот тут мы и подошли вплотную к ответу на вопрос, отчего недальновидный Назарбаев не создал систему преемственности власти. Ответ таков: в условиях Казахстана не может быть двух гравитаций.

Государственная система, выстроенная в Казахстане – перекрестье эдаких бирюлек из рычагов (причём, кривых), противовесов и шатунов. Назарбаев в этой системе олицетворяет ньютоновский закон тяготения. Система косая и неуклюжая, рычаги ублюдочные, противовесы сделаны из непотребных материалов, но -- без гравитации всё это вовсе рухнет. И не потому, что гравитация плохая, а потому, что кривизну компонентов и их качество нужно изменять.

Сколько времени на это понадобится?

Если вся эта неприятная куча приводилась в равновесие двадцать лет, то давайте прикинем трезво, сколько понадобится на то, чтобы заменить компоненты в этой куче, не разваливая её. Я согласен на одно поколение – с условием, что это будет происходить в рамках Евразийского Союза. Вне его – рассматривать нечего.

Именно отсюда следуют и требования к преемнику Нурсултана Назарбаева. Если он осознаёт жизненную важность Союза для Казахстана – он действительно будет преемником. Если подастся в альтернативные варианты – будет куклой, через которую не только разрушат Казахстан, но и внесут гангрену в Россию и Китай.

Вывод один: преемник Назарбаева должен быть устойчив к центробежным процессам, которых в Казахстане можно организовать с избытком. Развал по-казахстански можно устроить не только по этническому признаку. И даже не по религиозному, о чём будет отдельный разговор в ближайших статьях. В самой структуре внутриплеменных отношений заложен богатейший потенциал раздрая. Вот это можно воспринимать, как неумную шутку, но ведь дело в том, что сепаратистские настроения действительно утверждаются в казахстанском обществе. И среди казахов. И среди русских. И среди мусульман, всё больше выходящих за рамки контекста этники.

Любая из этих сил может порвать страну и народ в лоскуты. При условии отсутствия силы гравитации. Фокус в том, что они не будут действовать по отдельности, они стартанут все и сразу.

Тут должен признаться, что планировал закончить цикл материалов о Казахстане за три публикации, но придётся в следующий раз поговорить о сущности назарбаевского преемника и прогнозах на его счёт.

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Мир»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины