Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Мир

Старики, назад к работе. К краху идеи "евростарости" - Андрей Каменецкий

Источник: "ОДНАКО"
4.04.2013

Cвежая статистика рынка труда от Европейского фонда улучшения жилищных и рабочих условий свидетельствует: с наступлением кризиса новые вакансии, требующие высшего образования, появлялись в подавляющем большинстве случаев в зарплатных категориях «выше средней» и «наивысшая».

Что тут интересно: эти вакансии заполнялись на 60% работниками в возрастной категории от 30 до 50. А на оставшиеся 40% пришли люди пред- и послепенсионного возраста (от 50 лет и старше).

При этом хорошо образованных молодых людей до 30 лет, которые находились бы на острие прогресса и зарабатывали бы на этом хорошие деньги, было обнаружено менее 1%.

Как так вышло

Мы недавно говорили о том, почему американские пенсионеры идут работать, когда уже давно пора бы отдыхать, но что выгнало на работу пожилых европейцев? У них ведь социальное государство, развитое общество и нет американских перегибов с соревновательностью. Не из любви же к труду, в самом деле, эти деды продолжают чем-то заниматься вместо того, чтобы мирно проедать самое продвинутое в мире пособие?

Тем более, куда делись свежие выпускники Оксфордов и Кембриджей, да хотя бы Саламанки, Сорбонны или Пражского университета? Почему они не замещают должности предыдущего поколения?

Ответ следующий. Сам облик европейской образованности смещается из прикладных областей в то, что называется «социальными науками». То есть за умение квалифицированно пользоваться развитым государством уже можно получить научную степень. Судя по таблице европейских ВУЗов, на одного выпускника инженерной специальности приходится два-три дипломанта в области права, бизнеса или «социалки».

Что же до знаменитых европейских пособий и пенсий, то многие часто забывают о том, что это благосостояние поддерживается за счет прямых расходов из бюджета, который, в отличие от американского, не присоединён к печатному станку мировой резервной валюты. Следовательно, деньги на них берутся не из воздуха.

Вместо этого Евросоюз привык жить в государственный долг, собирая добавочную стоимость с младоевропейцев и надувая пузыри облигаций. Вся выручка ушла на эксперимент по превращению Старой Европы из деятельного субъекта мировой экономики в витрину политических ценностей, которые магически даруют их обладателю возможность жить на широкую ногу, а Новой Европы – в сборочный цех и рынок сбыта товаров Старой, причём в кредит, выданный её же банками.

Но если Америка свой «средний класс» создавала больше за счёт поддержки частного бизнеса через кредиты и накачку спроса, то Европа повышение жизненного уровня населения совершала через прямые социальные выплаты и различные государственные программы. Поэтому, как только встали проблемы с рефинансированием, а рейтинги стран поехали вниз, деньги на льготные кредиты и всевозможные пособия стало неоткуда брать. При этом неоколониализм (мы вам программы развития и товары, а вы нам дешёвые ресурсы и дешевую рабсилу) больше не работает. Вернее так – уже не тянет возлагаемого груза. Поскольку ресурсы Восточной Европы исчерпаны, а в Африке уже сталкиваются интересы игроков покрупнее. Меры же строгой государственной экономии не помогают, ведь они тут же вызывают снижение ВВП, а это лишь ухудшает положение стран-должников.

Зачем вернулись старики и куда делась их смена

В результате остаётся только вернуться назад, к тому моменту, когда Европа умела обеспечивать себя сама. Но для этого требуется такая вещь, как реиндустриализация, потому что без производства собственного продукта далеко не уедешь. А она в ЕС крайне затруднительна, потому что, с одной стороны, люди привыкли к дармовому высокому уровню жизни и труд там очень дорогой, а с другой стороны, налоговая нагрузка такая, что не каждый бизнес сможет её вынести. Налоги, причём, идут на выплату пособий по поддержанию уровня жизни, и так порочный круг замыкается.

Впрочем, понимание опасности этого механизма есть. Еврокомиссар по вопросам промышленности и предпринимательства Антонио Таяни заявил, что по его стратегии индустриальная составляющая европейского ВВП должна вырасти с 15,6% до 20% к 2020 году. Он даже использовал термин «Третья индустриальная революция». Только вот проблема: в 2006 году индустриальная составляющая ВВП Евросоюза уже была на уровне 27,3%. На этом фоне лозунг несколько теряет в пафосе. К тому же не очень понятно – за счёт чего еврокомиссар собрался переламывать ситуацию?

Тут и появляются пресловутые работники пенсионного возраста. С одной стороны, разрастание кризиса постепенно начинает задевать их поколение: падают пособия, падают пенсии. За период с 2010 года дефицит пенсионных фондов удвоился и составляет уже €300 миллиардов. Банк Голландии рапортует о снижении пенсий в среднем на 2,3% в 103 из 117 фондов, 34 из них показали сокращение более, чем на 7%. В результате политикам приходится уже открытым текстом обращаться к будущим пенсионерам: «вы должны откладывать больше денег на свою старость, не рассчитывайте на помощь от государства сверх базовой пенсии». Что касается льгот на транспорт, лекарства, отопление, то об их отмене «обязательно сообщат заранее», и вообще, экспертам «очень заметно, что пенсионеры ещё толком не подверглись экономии, а ведь на них уходит более 50% трат на социальную поддержку».

Это не только попытка решить проблему выплат нынешним старикам за счёт стимулирования взносов стареющих, то есть поддержание пирамиды. Это ещё и анонс скорого пересмотра всей политики по отношению к пенсионерам. Чтобы поддержать уровень жизни, им надо продолжать работать. И работать серьёзно – например, британским пенсионерам нужно обеспечить себе выплаты в размере не менее 70% от заработка, а для этого они должны прямо сейчас начать откладывать на £6,200 в год больше.

С другой стороны, они не продукты в пакеты упаковывают, им дана возможность заниматься квалифицированным трудом. Озвученная стратегия реиндустриализации говорит о том, что ресурсы будут теперь выделяться не на экологов или социокультурологов, а на те отрасли хозяйства, которые ещё имеют какой-то производственный потенциал. И, кроме стареющего поколения, заниматься этим некому.

Ведь из развивающихся стран больше не завозят готовых специалистов. Там, где они раньше водились – то ли на руинах советских институтов, то ли на стройках индийских или китайских – либо руины рассыпались окончательно, либо стройки завершены. Собственная же молодёжь никуда не исчезла, она просто выросла в постиндустриальную эпоху и поверила в её лозунги. Так что толку от неё чуть, ведь она вполне сознательно не заполняет наукоёмкие вакансии. Ей это не надо, миллионы стилистов рассчитывали жить в совершенно другом мире, где наступил пресловутый Конец Истории и их задача – оформить его рюшечками.

Вот только сегодня ненапряжной глупой работы, этакого пособия для не самых ленивых, больше нет: молодёжная безработица в Греции – 59,4%, Испании – 55,5%, Хорватии – 45,1%, Италии – 38,7%, Словакии – 35,5%, Ирландии – 30,1%, Франции – 26,4%.

Что с этим можно сделать

Разумеется, Европа никуда не денется. На смену нынешнему поколению специалистов когда-нибудь придёт новое.

Во всём этом, однако, есть один важный момент: для преодоления кризиса Европе придётся в значительной степени отказаться от того, что составляло последние лет 40 пресловутые «европейские ценности». Ну, мы помним: всеобщее благосостояние, экология, медицина – и толпы молодёжи в галстучках, работающие через макбуки по кафешкам. Чтобы потом -- уработавшись, наконец -- переехать в обеспеченную старость.

Кого в этой ситуации немного жалко нам? Евроориентированных молодых людей из постсоветского пространства, стремящихся и отлично адаптированных под ту Европу, которой уже нет.

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.