Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

От Сирии до Кавказа: соединятся ли отдельные очаги в общий пожар?

10 июля 2012

В начале июля эскадра военных кораблей НАТО, сделав промежуточную остановку на берегах Босфора, двинулась в Восточное Средиземноморье, поближе к сирийским берегам. Официальной целью похода (в котором американские корабли пока не участвуют) провозглашено противодействие «терроризму». Немецкий генерал Т. Кехлер так и заявил: «НАТО не потерпит, чтобы терроризм пришел в Средиземное море».

От таких слов за версту разит лицемерием: если бы Запад не поставлял в охваченную беспорядками и бандитизмом страну оружие и наёмников, правительство Башара Асада давно справилось бы с теми самыми террористами, о необходимости борьбы с которыми возвестил герр Кехлер. Действительным смыслом новой военно-морской «антитеррористической миссии» НАТО является устрашение Сирии и демонстрация альянсом его солидарности с Турцией.

После уничтожения 22 июня турецкого разведывательного самолета, нащупывавшего «прорехи» противовоздушной обороны сирийского побережья, воинственная риторика турецких властей обрела «второе дыхание». Сообщается, что при помощи советников из Пентагона на турецко-сирийской границе будут развёрнуты новейшие средства радиолокационного контроля, а также беспилотники. К сирийской границе подтягиваются самолеты и боевые части, призванные продемонстрировать решимость Турции сыграть отведённую ей роль в спектакле, кровавым финалом которого должно быть введение в действие статьи 5 устава НАТО в части «коллективной самообороны». Любая провокация может стать сегодня формальным предлогом для начала воздушных налётов против Сирии в обход Совета Безопасности ООН. По информации CNN-Turk, турецкие власти готовы к созданию буферной зоны на границе с Сирией, и в ходе состоявшегося недавно саммита НАТО Анкара уже передавала Брюсселю соответствующий запрос.

Несмотря на то, что «сирийский вопрос» неоднократно был предметом российско-турецких консультаций на высоком уровне, дипломатические разногласия на этот счёт лишь углубляются. Молчит так называемый Совет по стратегическому сотрудничеству, другие с помпой анонсированные в свое время структуры, а формальные их координаторы – министры иностранных дел двух стран – выступают с прямо противоположных позиций. И неудивительно. По мнению многих экспертов, российско-турецкие отношения носят, несмотря на солидный объем товарооборота и сотрудничество в ряде отраслей, ситуативный характер и ни в какой мере не обладают «стратегической глубиной». В противоположность этому связи Анкары с Вашингтоном имеют именно стратегический характер. Здесь – принципиальное различие. 

Если для России Сирия является «дальним рубежом» её безопасности, то главным во внешней политике Анкары остаётся равнение на Вашингтон, несмотря даже на то, что подобный подход вызывает серьезную критику в турецком обществе и в перспективе способен резко обострить внутриполитические проблемы Турции. Гражданская война в Сирии может заставить вспомнить о многовековых исторических обидах и противоречиях, расшатывающих турецкое общество. Однако стремление к расширению сферы своего влияния, аппетиты в отношении сирийских территорий и ресурсов и, конечно, воздействие США подталкивают турецкое руководство ко всё более непримиримой позиции в отношении южного соседа.

А теперь обратимся к Кавказу, где действия турецкой дипломатии в целом выглядят примерно так же. Как известно, на Кавказе у Турции вместо сирийского «врага» имеется столь же ясно определившийся «друг», поддержать которого – задача «демократической общественности». Разумеется, речь идет о Грузии, интерес к которой, если судить хотя бы по динамике визитов в эту страну функционеров различного уровня, заметно возрос. Только в июне вслед за Хиллари Клинтон страну посетили заместитель генсека НАТО Александр Вершбоу, заместитель главы командования по трансформации НАТО Мечислав Бинек, а также ряд сенаторов США и бывший министр обороны Дональд Рамсфельд. Объявлено о предстоящем визите Андреса Фог Расмуссена.

Оживление на «грузинском» направлении турецкой дипломатии происходит строго синхронно с деятельным разогреванием Анкарой сирийского конфликтного узла. В последние месяцы в Турции организован ряд мероприятий (в частности, посвященных «черкесскому вопросу»), вызвавших резкую отповедь МИД России. Если сопоставить факты, то следует признать: для центров принятия решений на Западе «органичное» включение конфликтного потенциала «Большого Кавказа» в геополитическое уравнение «Большого Ближнего Востока» стало, судя по всему, рабочим элементом стратегического планирования.

8 июня министрами иностранных дел Турции, Грузии и Азербайджана была подписана так называемая «Трабзонская декларация». Предполагают, что на встрече глав внешнеполитических ведомств трёх стран обсуждались вопросы не только экономического, но и военно-политического характера. Подписание «Трабзонской декларации» было приурочено к пребыванию на Южном Кавказе госсекретаря США Х. Клинтон. Во время её визита в Грузию, помимо содействия в покупке оружия, была обещана помощь Тбилиси в укреплении системы ПВО и модернизации ВВС. Согласно грузинским внешнеполитическим документам, военному сотрудничеству Грузии с её соседом Турцией, страной-членом НАТО, отводится важная роль, что нельзя недоучитывать. 

Сотрудничая с Тбилиси, Анкара стремится к более глубокому проникновению на Кавказ. Растущее турецкое присутствие в Аджарии вызывает вопросы даже у грузинской оппозиции, опасающейся, что со временем турки превратят Аджарию во второй «Северный Кипр» или даже «второе Косово». В поле зрения грузинской общественности попадают и другие вопросы, например, связанные с мусульманской религиозной экспансией, что традиционно воспринимается в православной Грузии с обострённым вниманием. Однако текущие политические расчёты пока что берут верх над историческими воспоминаниями и религиозным чувством. Так что строительство железной дороги Тбилиси – Ахалкалаки – Карс (во многом на средства Азербайджана) продолжается. 

Всё это выдвигает непростой вызов как перед Арменией, оставшейся за рамками грузино-турецкого железнодорожного проекта, так и перед Россией, политика которой на Кавказе подвергается новым испытаниям. Железнодорожная ветка Карс – Гюмри по-прежнему на замке, однако американский посол в Ереване Джон Хефферн в интервью одной из турецких газет подтвердил, что США и впредь будут продвигать идею развития армяно-турецких экономических связей. По его мнению, железнодорожное сообщение может быть возобновлено даже без открытия всей границы, что даст «огромный толчок в области торговли и туризма». Видимо, Вашингтон рассчитывает снять этим возражения Баку, настаивающего на тесной привязке любого потепления в армяно-турецких отношениях с урегулированием нагорно-карабахского конфликта исключительно на условиях Азербайджана.

Не знаем, как насчет торговли и туризма, а вот при перевозке определённого рода грузов предложенный Джоном Хефферном вариант очень поможет - особенно в случае свержения Башара Асада (после чего, как убеждены все, наступит очередь Ирана). Позже в Ереване господин Хефферн остановился на полюбившейся ему «железнодорожной» теме подробнее; упомянул посол и о переговорах между армянскими и турецкими компаниями по вопросу прокладки соединяющего две страны оптико-волоконного кабеля. 

Создание турецкого военного кулака на сирийской границе, бурная дипломатическая активность Анкары на Кавказе сопровождаются не менее значимыми инициативами в Центральной Азии, где Турция, опять-таки следуя за Вашингтоном, всё настойчивее акцентирует свои интересы. И вопрос о том, может ли растущее количество очагов нестабильности на геополитической дуге Ближний Восток – Кавказ – Центральная Азия перейти в новое взрывоопасное качество, захватывая уже и территорию Российской Федерации, встаёт в полный рост…

Андрей Арешев

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Мир»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины