Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Мир

Тиберио Грациани: БРИКС КАК ОСНОВА МИРА

19.02.2012

Десять лет назад акроним БРИК вошел в обиход в международных финансово-экономических кругах. С тех пор сотрудничество между этими быстроразвивающимися странами, объединёнными этой аббревиатурой, обрело ярко выраженную геоэкономическую и геополитическую окраску.

Укрепление взаимоотношений между Бразилией, Россией, Индией, Китаем и с 2010 года также и Южной Африкой стало возможным не только из-за очевидных общих интересов в области модернизации и развитии их экономик, которые весьма характерны для быстроразвивающихся стран, но и в силу того, что эти страны разделяют общие взгляды в международной политике. Политическая координация в рамках БРИКС за последние годы, представляет собой элемент в переходе от однополярного, к многополярному миропорядку.

БРИКС: между геоэкономикой и геополитикой

Весной 2001 года аналитик инвестбанка «Голдман Сакс» Джим О’Нилл, основываясь на макроэкономических данных некоторых быстроразвивающихся стран – в особенности, в области демографии, прироста ВВП и стратегических природных ресурсов, свидетельствовал о существовании новой потенциальной геоэкономической совокупности, и присвоил ей акроним БРИК. Как известно, страны, которые были приняты во внимание, это Бразилия, Россия, Индия и Китай. О’Нилл пришел к выводу, что в только что начавшемся столетии эти страны, по всей видимости, будут доминировать в глобальной экономике.

Поэтому необходимо было включить их в глобальную экономику, гегемонистически подчиненную США после распада СССР. С тех пор страны БРИК, как впоследствии их стали называть, пытались поодиночке найти своё геополитическое место в глобальном мироустройстве. Некоторые из них, и в особенности Бразилия, Индия и Китай, старались повысить степень своей независимости на международной арене, делая упор на целую серию четко сформулированных торгово-экономических соглашений, как на региональном, так и на глобальном уровнях. Высокий уровень прироста ВВП этих стран-континентов, несомненно, являлся тем «горючим», который им был необходим для их новой роли после окончания двуполярного миропорядка. Не была исключением и Россия, которая во главе с Путиным – после пагубного президентства Ельцина – пыталась вернуть свою ведущую роль, по крайней мере, на постсоветском пространстве.

Всего за несколько лет эта новая геоэкономическая совокупность из удобной для описания финансово-экономических сценариев XXI-го века, чисто аналитической гипотезы превратилась в реального глобального игрока. В повестку дня форума стран БРИК уже входили все основные вопросы мировой экономики: начиная с вопроса об изменении климата и вплоть до вопроса о корзине валют, а также проблемы, связанные с процессами модернизации и инновационного развития, и вопросы, касающиеся безопасности отдельных производственных отраслей; кроме того, страны БРИК решительно и своевременно выражали своё мнение также и по поводу горячих актуальных вопросов, касающихся международных конфликтов и напряженных ситуаций.

К примеру, в течение 2011 года страны БРИК выступили против агрессии в Ливии и против изоляции Сирии (действия, совершавшиеся преимущественно евроатланистами), проголосовали за признание Палестины в рамках ЮНЕСКО и решительно требовали реформировать Совет безопасности ООН. Координирование стран БРИК, укрепившееся с вступлением в 2010 году Южной Африки, все более приняло политическую окраску вплоть до того, что это отразилось и на мировом балансе сил. В общем, можно заметить, что сам факт создание нового клуба стран ускорил переход к многополярному мироустройству, а также заложил предпосылки для своего укрепления на континентальном уровне. К тому же, группа стран БРИКС, кажется, подтверждает геополитическую гипотезу, согласно которой опорной колонной в процессе становления нового миропорядка являются Индиолатинская Америка и Евразия.

Страны БРИКС, как известно, оказывают влияние не только на экономическую, финансовую и промышленную сферы, но и на геостратегическую, и, в конечном счете, на международный правовой миропорядок.

Группа стран БРИКС и геостратегия

С геостратегической очки зрения, необходимо заметить, что, если соединить страны БРИКС в одну линию, они представляют собой почти диагональную ось (от восточной стороны Северного полушария – Евразии – и до западной части Южного полушария – Индиолатинской Америки). Эта линия асимметрична горизонтальным и вертикальным траекториям, соответственно Запад – Восток и Север – Юг, к которым нас приучила публицистика двуполярного и однополярного мироустройства. Асимметричная ось Северо-Восток – Юго-Запад, основанная на трех ядрах – Евразия, пик Южной Африки и Бразилия, в средне- и долгосрочный перспективе изменит стратегические позиции Западной системы во главе с США, которая всё ещё является гегемоном, особенно в военной сфере.

Согласование (пока что только дипломатическое и экономическое) стран БРИКС в силу своего военного потенциала и геостратегических позиций может явиться первым скоординированным ответом на ‘марш’ США, которые, продвигаясь горизонтально вдоль атлантично-средеземной направляющей, пытаются пробиться к странам Средней Азии. Хотелось бы заметить, что за последние двенадцать лет давление на европейско-африканско-азиатскую массу со стороны США приобрело чисто военную окраску. Милитаризация внешней политики разными администрациями США, начиная с Буша-старшего и до Обамы, представляет собой основной элемент обычных геополитических методов Западной системы, направленных на раздробление отдельных стратегических районов таких, как Ближний Восток или Северная Африка.

На дипломатическом, экономическом и военном уровнях группа стран БРИКС имеет определенный дисбаланс в сторону своей евразийской составляющий. Эта ситуация открывает, как минимум, две возможные перспективы развития. В первом случае, дисбаланс уже в среднесрочной перспективе может явиться фактором напряжения внутри это новой, политически скоординированной группы и возвращения под крыло США Бразилии и, возможно, Южной Америки. Во втором случае, возможно, более реалистичном, настоящий дисбаланс может привести к ускорению континентальной интеграции Южной Америки, центром которой будут являться Бразилия, Аргентина и Венесуэла.

Такой сценарий желателен, так как это привело бы к укреплению принципов многополярности. Во втором случае, самый слабый элемент группы стран БРИКС, то есть Южноафриканская Республика в силу своего особого географического положения в условиях нового миропорядка приняла бы на себя функцию геостратегического баланса.

Новая модель многополярного сотрудничества

Относительно удельного веса стран БРИКС в правовом миропорядке мы согласны с точкой зрения профессора кафедры международного права Университета Сан-Пауло (Бразилия) Пауло Борба Казелла, заявившего о том, что в данном случае речь идёт о некой инновационной, независимой и оригинальной модели сотрудничества. По мнению бразильского профессора, «инновационный характер будущего БРИК состоит непосредственно в том, что эти страны могут заниматься и своими собственными проблемами и в то же время выстраивать новую модель международного включения и сотрудничества.

Вот такая перспектива. Необходимо будет воплотить её в жизнь». Группа стран БРИКС вводит метод сотрудничества, который, уважая культурную принадлежность своих участников, идёт врознь с универсальными установками международных организаций, таких, как, к примеру, ООН, Всемирный банк, МВФ, чья деятельность основывается, как известно, на индивидуалистических и меркантильных критериях, свойственных западному мышлению.

Несмотря на то, что блок БРИКС возник в силу очевидных экономических причин, все же создаётся впечатление, что он развивается в направлении некой более конкретной концепции межгосударственных отношений, основанной на сходном культурном субстрате, который можно определить как солидарный, относящийся с вниманием к общественным проблемам и к конкретным интересам разных этнокультурных сообществ, живущих в этих странах.

Новые перспективы, которые открывает модель сотрудничества БРИКС, противоречат принципам так называемого «глобального управления» (global governance – понятие англо-американской школы), которое, в свою очередь, «основываясь на индивидуалистической интерпретации общества и единой - ‘демократической’ – системе воззрения, отвергает разнообразие в культурах разных народов (за исключением предназначенной для манипулирования сознаний доктрины ‘столкновения цивилизаций’)».

На самом же деле, новая модель сотрудничества, которую продвигают страны БРИКС, свидетельствует о конце или перенаправлении деятельности ООН и об упадке или реорганизации таких международных организаций, как МВФ, Всемирный банк и ВТО.

Тиберио Грациани главный редактор итальянского журнала «Геополитика» и президент Института высшей школы геополитики и смежных дисциплин (IsAG).

e-mail: tiberio.graziani@istituto-geopolitica.eu

(Перевод Завиновского Константина)

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.