Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Мир

«Нам показали черную метку»

7.12.2011
Фото: РИА "Новости"

Эксперт нашел причину, почему маленький эмират Катар решил оскорбить Россию

«Российская позиция по Сирии и по Ирану воспринята ваххабитской осью как то, что русские за шиитов и против суннитов», – заявил газете ВЗГЛЯД политолог Евгений Сатановский по поводу нападения на посла России в Катаре Владимира Титоренко. Он считает, что данный инцидент – лишь только «первое предупреждение» Москве.

Россия в понедельник объявила о том, что понизила уровень отношений с Катаром «до полного удовлетворения требований». Причиной стал инцидент в аэропорту Дохи 29 ноября, когда нападению сотрудников службы безопасности и таможни подвергся посол России Владимир Титоренко. Таможенники пытались силой отобрать у него опечатанную посылку с дипломатической почтой. В результате Титоренко оказался на больничной койке. Врачи диагностировали у дипломата отслоение сетчатки глаза.

В ближайшие дни после курса лечения 53-летний посол покинет эмират. «Соответственно понижается уровень контактов с посольством Катара в Москве», – сообщила пресс-служба МИД России. То есть катарский посол должен будет покинуть российскую столицу.

О том, почему на дипломата, обладающего неприкосновенностью, было совершено столь грубое нападение со стороны чиновников, корреспондент газеты ВЗГЛЯД расспросил президента Института стран Ближнего Востока Евгения Сатановского.

ВЗГЛЯД: Евгений Янович, как охарактеризовать ситуацию, которая сейчас сложилась в отношениях России и Катара?

Евгений Сатановский: С моей точки зрения, это предупреждение – своего рода черная метка, полученная в грубой форме, к сожалению, одним из лучших наших профессионалов-дипломатов.

ВЗГЛЯД: В чем причина столь грубого демарша Дохи?

Е. С.: Российская позиция по Сирии и по Ирану воспринята ваххабитской осью как то, что русские за шиитов и против суннитов. Пока, насколько можно судить, это первое предупреждение. Второе – это, очевидно, восстановление террористического подполья и его финансирование на Северном Кавказе. Третье – это будут взрывы, террористы-самоубийцы и прочие неприятные сюрпризы, поскольку источник финансирования наших дискутантов в Афганистане, в Чечне в первую и вторую чеченские войны – это Аравийский полуостров.

Ну и вопрос: а почему страны, откуда финансировались Беслан, «Норд-Ост» и все остальные наши «приятные новости» вроде Буденновска, пережив короткий период медового месяца с Российской Федерацией, не должны воспринимать нас как геополитического противника?

ВЗГЛЯД: Почему сигнал поступил из Катара?

Е. С.: Крошечный Катар воспринимает себя как сверхдержаву. На несколько сотен тысяч населения у них третьи в мире запасы газа. Им успешно удалось поддержать свержение бен Али в Тунисе, поучаствовать в свержении президента Египта Хосни Мубарака, а в Ливии вместе с саудовцами организовать и сыграть ключевую роль в свержении и уничтожении Муаммара Каддафи.

Сегодня в своей операции, которую они опять-таки проводят вместе с саудовцами на территории Сирии для свержения Башара Асада, эмират натолкнулся на то, что Россия и Китай мешают ему и всей Лиге арабских государств провести то же решение в обход ООН, которое они провели против Каддафи. Вот они и решили действовать. Поскольку Китай трогать опасно, они решили продемонстрировать это нам. Вот и все.

ВЗГЛЯД: Ливанская газета An-Nahar пишет про отказ России принять многомиллиардную взятку от нескольких богатых арабских стран в обмен на уступчивость в сирийском вопросе. Насколько такая версия соответствует действительности?

Е. С.: Предложить они, разумеется, могут. Например, сокровища царей, бриллианты Голконды. Ну ради Бога. Политика, как говаривал Уинстон Черчилль, – грязное занятие для пожилых мужчин. Но у нас есть своя позиция, исходящая из российских интересов, в том числе в Сирии, в том числе во взаимодействии с Ираном.

Интерес Катара и саудовцев состоит в немедленном свержении режима Асада, перед тем как выйти на военные действия с Ираном руками американцев. А если им совсем повезет, то, как они полагают, и израильтян, поскольку это мечта суннитов: война евреев с шиитами. Но если в ситуации Катара с Францией им удалось втравить Саркози в ливийскую авантюру, то в ситуации с Сирией им вряд ли удастся втравить Россию в такую авантюру или заставить нас открыть им для этого шлагбаум.

ВЗГЛЯД: Можно ли провести аналогию с событиями 2004 года, когда между Россией и Катаром тоже ухудшились отношения из-за гибели Яндарбиева, бывшего лидера чеченских боевиков?

Е. С.: Во времена ликвидации Яндарбиева Катар был одним из главных мест для сбора средств для антироссийской кампании на Северном Кавказе, где в свободном режиме существовали все мыслимые и немыслимые террористические ячейки и эмиссары всех террористических групп.

Катар позиционирует себя как Британия исламского мира: все террористы в гости к нам, здесь вас никто не тронет. Они напоролись на Россию, это оказалось не совсем так. Яндарбиев был ликвидирован. Но нападения на посла недостаточно для таких аналогий. Надо вспомнить о том, что Россия все-таки по своим масштабам другая страна, чем Катар.

ВЗГЛЯД: Сергей Лавров объявил о понижении уровня дипломатических отношений с Катаром, пока Доха не извинится и не накажет виновных. Это адекватный ответ на черную метку?

Е. С.: Это вопрос к тем, кто принимает решения. Лавров сделал то, что должен был и мог. В ситуации нападения на посла он в дипломатическом поле решил этот вопрос, сделав то, что мог сделать МИД. Нашего посла и сопровождающих его дипломатов били в аэропорту, причем били сильно: отслоение сетчатки – это серьезно. Титоренко вообще не очень везет: его ранили в 2003 году во время ухода дипломатов из Ирака, когда колонна была обстреляна. Теперь вот инцидент в Катаре.

У нас не били катарского посла руками и ногами в аэропорту? Хотя адекватно: вы побили нашего посла, а мы побьем до соответствующего состояния вашего посла. Но это варварские методы. Может, для Катара они более понятны, но что поделать – мы такие методы не применяем.

Какие еще методы будем применять относительно маленького эмирата Катар, но, как видимо, очень излишне уверенного в себе, – это второй вопрос. Но это вопрос, видимо, не к МИДу.

ВЗГЛЯД: Что, кроме дипломатических рычагов, может применить Россия к Катару?

Е. С.: У России много чего есть. А какие из этих рычагов руководство решит или не решит задействовать – это ему решать. Как правило, любая страна для любого рода ситуаций содержит разведку, внешнюю разведку, армию, силовые ведомства и много чего другого. Ситуация совершенно гнусная, наглая и совсем запредельная.

Когда иранцы устроили погром в посольстве Великобритании, ну, мы понимаем: у персов это традиция, они и американское посольство захватывали. Но от Катара мы этого не ожидали. У нас такие отношения – просто любовь и дружба. Эмир такие слова нам говорил. И вдруг!

Со всей очевидностью подтверждается британская поговорка: араба нельзя купить, его можно только арендовать. И дружба вся – на короткое время. Потом с вами опять будут дружить, только вот не зарежут – так отравят, не отравят – так задушат. Восток со всеми вытекающими.

 "Взгляд"

Андрей Резчиков

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.