Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Как же нам спасти мир, г-н Медоуз?

17 ноября 2011
<
Увеличить фото...  

В 1972 году Деннис Л. Медоуз стал автором сенсационного исследования «Пределы роста»*. В 2011 году он близок к отчаянию. Беседа о евро, нефти и маленьких огородах.

Профессор Медоуз, возможно ли еще спасти мир?

Что Вы имеете в виду?

В Бундестаге Вы расписали приближающийся апокалипсис: изменение климата, перенаселение, долговой кризис.

Поверьте, я старался быть оптимистом. Если бы я был честен до конца, это могло совсем деморализовать политиков.

Итак, как нам спасти мир?

Мы не должны спасать планету. Она сделает это сама. Хотя на это потребуется несколько миллионов лет, и нас, людей, тогда уже не будет. Но что людей занимает гораздо больше: как долго мы сможем еще спасать наш западный образ жизни.

И?

Совсем недолго. Возьмем для примера Германию. Немецкий уровень жизни напрямую зависит от высокого уровня энергопотребления. Но вы здесь намного более зависимы от импорта энергии, чем другие. 61% потребляемой энергии получаете из-за границы. Как немцы думают сохранить этот образ жизни, если запасы нефти и газа скоро иссякнут? Сделать это невозможно. Это фантастика.

В настоящее время немцы гораздо больше озабочены кризисом евро, чем изменениями климата и энергетическим кризисом.

Потому что они думают только о краткосрочной перспективе. Обычно политики озабочены исключительно следующими выборами. Сейчас они думают только о том, что может случиться до следующего евро-саммита. Мне они напоминают куриц, которым отрубили головы. Они бесцельно мечутся туда-сюда и хватаются то за одно, то за другое решение.

Меркель и Саркози считают, что совершили прорыв.

Мы в Америке называем это «отсроченный удар». Они просто откладывают решение проблемы. Они сейчас выступают с теми решениями, которые, возможно, были действенными 12 месяцев назад, но сейчас уже слишком поздно. Это такой порочный круг. Чем выше долги, тем выше проценты, тем выше риск банкротства, тем выше снова проценты. Это может продлиться еще несколько недель или месяцев, но определенно годами тянуться это уже не может.

А потом?

Германия либо вернется к немецкой марке, либо долгое время будут платить очень высокую цену. По сравнению с этим, экономическая интеграция Восточной Германии была детской игрой. Мы приближаемся к эпохе экономического хаоса. США уже вовлечены в него.

Немцы не ощущают никакого хаоса.

В настоящее время наблюдаются все признаки: рецессия, растущий уровень бедности, постоянно увеличивающийся разрыв между бедными и богатыми. У нас в США люди среднего класса теряют свои дома, в то время как банкиры с Уолл-Стрит делают миллионы на том, что туда-сюда гоняют деньги. Движение «Захвати Уолл-Стрит» имеет потенциал революционного движения. Люди очень недовольны.

Как же мы дошли до этого?

В условиях сокращающихся природных ресурсов, становится все труднее и труднее получать прибыль. Элита всегда будет пытаться увеличить свое богатство вместо того, чтобы создавать что-то новое. Сейчас очень сложно создать новый капитал с нуля, и это можно хорошо рассмотреть на примере нефтяной промышленности. В первые годы нефтяного бума амортизация составляла 1 к 100. Неудивительно, что Рокфеллер и другие промышленники так разбогатели. В странах ОПЕК это соотношение сегодня еще составляет 1 к 30, а в США - уже 1 к 15. Прибыль стала намного ниже. Рост состояния снижается. Но так как мы не можем снизить и наш уровень жизни, то мы влезаем в долги. Это некая коалиция из потребителей, производителей и государств, которые делают долги, чтобы поддерживать на плаву уровень потребления и роста. Но в этом процессе Западный мир уже достиг края. Наша ситуация такова, как будто мы стоим в Сан-Франциско и уже ощущаем, как земля дрожит под ногами. Только мы пока не знаем, будет ли это грандиозным землетрясением столетия.

Вы являетесь не только экспертом по евро. 40 лет назад Вы стали, своего рода, гуру экологического движения с Вашей книгой «Пределы роста».

Это так. Но, все же, все эти так называемые эксперты жестоко ошибаются. Иногда трезвый взгляд со стороны очень полезен. На евро, например. У евро масса проблем. Он слишком жестко связывает совершенно разные страны. Они не могут девальвировать свою валюту, не могут проводить никакую адаптивную политику, не могут изменить валютные курсы.

Вы всегда были против евро.

Сначала нет. Я считал, что это прекрасно, так как нет необходимости возить с собой разную валюту. Но потом стало ясно, что эта система нежизнеспособна.

Почему? Она же функционировала. Не только экономика Германии получила от этого выгоду.

Вы пытаетесь объединить Финляндию, Германию и Грецию посредством одной жесткой финансовой системы. Это как если бы вы имели одну одежду на все сезоны года. Сейчас мы наблюдаем конец того евро, какой мы знаем. Либо рухнет вся система, либо все придется настолько резко ее изменить, что каждая отдельная страна сможет свободно двигаться в этой системе.

Аргументы политиков звучат так: Европа должна объединиться для того, чтобы иметь силу в конкурентной борьбе против Китая и Америки.

Но люди совсем не хотят выигрывать эту конкурентную борьбу. Чего вы хотите на самом деле – так это жить в мире. Быть мобильными. Иметь свободную торговлю. Все так и было. Но разве Греция будет такой, как Германия? Вы хотите иметь итальянскую политическую систему? Рабочие из Южной Европы никогда не будут столь продуктивны, как немецкие. Если ты не можешь конкурировать с производительностью Германии, то не можешь иметь такую же зарплату или пенсию, как в Германии.

Ваши слова напоминают национальные стереотипы.

Все так и было в прошлых веках, почему же сейчас что-то должно измениться. Это зависит от культуры, от таких факторов, как географическое положение, образование, налоговая дисциплина, коррупция, это - результат тысячелетней истории. Европа устрашающе разная. Мы сейчас входим в период все более снижающегося благосостояния. Исторически так сложилось, что люди в такие периоды становятся шовинистами и протекционистами. Я предсказываю – это точно произойдет. Человеческая природа не изменилась. Мы увидели это во время всемирного экономического кризиса. Тогда очень быстро возникли торговые барьеры.

Вы заявили немецким парламентариям, что в ближайшие 20 лет произойдет больше изменений, чем за прошедшие 100 лет. Это сложно представить, например, стране, которая пережила столько всего, начиная с Третьего Рейха и заканчивая Воссоединением.

Спросите императора Германии, мог ли он в 1910 представить себе, что случится в следующие 35 лет – Веймарская Республика, Гитлер, две Мировых Войны – он этому не поверил бы.

На Западе, последние 60 лет, мы живем в относительной стабильности. Здесь сложно представить себе революцию.

Совершенно верно. Но за счет окружающей среды. Возьмите для примера нефть. За время моей жизни – я родился в 1942 году – мы использовали 85% всех запасов нефти. Вы, немцы, получаете бОльшую часть нефти и газа из России. Если в один прекрасный день русским для себя потребуется больше нефти и газа, то у вас здесь случится огромный кризис.

Вы утверждали то же самое 40 лет назад. Однако новые технологии могут заменить нефть.

Это миф. Совершенно невозможно себе представить, что энергия солнца и ветра смогут заменить нефть. Нефть необходима для основной части нашей транспортной системы. Солнечная энергия не сможет этого заменить. Energy Watch Group подсчитала, что к 2030 году глобальное производство нефти составит только лишь 50 % сегодняшнего производства.

Германия отказывается и от атомной энергии.

Это только слова. Если наступит экономическая необходимость, то вы быстро передумаете, и экологические цели снова отойдут на второй план. Вы откажетесь от климатических целей и всего, что ценно для вас сегодня.

Когда человечество заходило в тупик, оно всегда выходило из него с новыми изобретениями: электромобили. Энергия ветра. Системы энергосбережения.

Это помогает, но не решает проблемы. Энергетический кризис все равно наступит. И климатический тоже. Уже слишком поздно предотвратить изменение климата. Даже если мы совершенно перестанем производить СО2, климат повергнется драматическим изменениям за последующие 200 лет. Но для политиков это слишком далеко. Они не реагируют даже на надвигающийся энергетический кризис.

В данный момент нет еще никакого кризиса.

Он наступит совершенно неожиданно, придет время дефицитов и нехватки ресурсов. Когда у России случился неурожайный год, она просто приостановила экспорт пшеницы. В один прекрасный день немцы проснутся и поймут, что Китай обладает дефицитным сырьем, и не собирается делиться им с Германией за низкую цену. Но мы живем только сегодняшним днем, поэтому приближаемся к эпохе экстремальных кризисов, которые повлекут за собой массу таких последствий, как изменение климата и нехватка нефти. Если ты не подготовлен к кризису, то это влечет за собой хаос. Так как люди предпочитают порядок свободе, это будет все более способствовать авторитаризму.

Вы сказали парламентариям Бундестага кое-что, нагнавшее страх на их лица: «Если Вы не будете смотреть на вещи реалистично, то скоро демократия исчезнет».

Меня поражает, что я должен убеждать их в этом, несмотря на их новейшую историю. Даже в США это возможно. В один прекрасный день оказывается, что мы можем спокойно убить американского гражданина в Йемене.** Закон говорит кое-что иное, но мы просто считаем: на этот случай закон не распространяется. Если люди вынуждены выбирать между порядком и свободой, они всегда решают в пользу порядка. Так происходило в Германии, России, Америке. Мы видели это после 11 сентября, когда люди спокойно отказались от многих свобод.

Что же можно сделать, чтобы не допустить наступление коллапса?

Будьте осторожны с понятием «коллапс». Во время коллапса человек думает, что все рушится. По моим подсчетам, в 2100 году на нашей Земле будет еще больше людей и достаточно питания, но тогда мы достигнем критической точки.

Какой же?

При максимальном уровне добычи нефти – на нефтяном пике – мы достигли критической точки примерно в 2006 году. Что касается производства продуктов питания на душу населения, мы перешагнули пик еще в 90-е годы. В плане воды этого еще не случилось, но – ситуация на подходе. Мы уже разграбили многие водоемы.

А как обстоит дело с другим сырьем: медью, железной рудой, литием?

Тут пока все в порядке, но какая разница, случится кризис через 2 года или через 20 лет. Что люди должны понять – в наших иллюзиях относительно роста мы не сможем бесконечно использовать природные ресурсы. Для аналогии с Землей я люблю брать пример с ребенком. В течение 18 лет ты радуешься тому, что он растет, но однажды начинаешь ожидать от него не роста, а развития каким-то другим образом.

И как же он должен развиваться?

Возможно, стать счастливым? Рост делает счастливым ненадолго. Спросите Ваших соотечественников, делает ли экономический рост их счастливыми. Для оценки нам нужны другие показатели. У канадцев есть Канадский Индикатор Благосостояния. Он состоит из 64 показателей. Среди них: здравоохранение, образование, безопасность, изучение каких-то инструментов.

Мы должны заменить валовой национальный продукт игрой на музыкальных инструментах?

Не заменить. Разнообразить. Мы не можем измерить все статистикой по внутреннему валовому продукту. Нам нужно больше показателей. Возьмите, к примеру, новые транспортные средства, такие, как Приус***. Если бы единственным показателем был спидометр, то потенциал экономии топлива уже не был бы так заметен. Нам нужны и другие показатели, кроме текущего расхода топлива.

Этим Вы не сможете помешать наступлению катастрофы, которую предсказали.

Вы всегда хотите готовых решений.

Конечно.

Да бросьте. Одним из решений было бы полное устранение проблемы. А это у нас не получится. Можно только улучшить сопротивляемость болезням.

А Вы лично это делаете?

Да. Говоря абстрактно, человек может в три раза увеличить свои силы для сопротивления: если улучшать амортизацию, избегать сверхизобилия и повышать эффективность. Я для себя учитываю все три пункта. Я также за выстраивание социальных сетей. Сейчас, в нашем обществе, мы утратили межличностные отношения. Раньше ты заботился о своих родителях, сейчас ты сдаешь их в дом престарелых. Раньше у тебя был огород, сейчас ты все покупаешь.

Огород как ответ на глобальный кризис?

Начинать надо с малого. Я основал содружество садоводов. В него входит 60 огородников. Мы встречаемся, помогаем друг другу, в сложной ситуации мы готовы подставить друг другу плечо. Я перечислил все вещи, которые помогут мне, если произойдет ухудшение моей жизни в случае катастрофы. Если в результате коллапса не будет ни интернета, ни водоснабжения, ни банковской системы, насколько я буду к этому подготовлен? Каждый должен задать себе такой вопрос.

И как же Вы подготовлены?

Я провел диверсификацию своих активов. Я убрал излишки. Разве мне действительно нужны часы за 11 000 долларов, как моему немецкому другу? Нет. Я ношу свои часы за 20 долларов с 10 лет. Я радикально перестроил свой дом, чтобы сэкономить около 40% расходов на электроэнергию.

Ваша жизнь в Нью Гемпшире как модель мира?

Недавно прямо над моим домом пронесся ураган Ирен. Я пережил его без потерь. Сейчас я заменил свой баллон с газом, теперь вместо 100 галлонов пропана у меня 500. Так я смогу пережить 5 недель без посторонней помощи.

А потом?

Ну да, это все относительно. На шестой неделе или все будет хорошо, или мне уже будет неважно. 

Жан-Кристоф Вихманн

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Мир»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины