Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Мир

Турция поумнела. А мы когда?

Источник: win.ru
4.08.2011
Ышык Кошанер

ТУРЦИЯ: ОТ ЕВРООПТИМИЗМА К НОВОЙ ВОСТОЧНОЙ ПОЛИТИКЕ

Переключение Турции с геополитической волны «еврооптимизма» на рельсы новой восточной политики будем иметь далеко идущие последствия для всего мира. Конкурируя со странами Залива за влияние на арабский мир и Ближний Восток, Турция должна быть более чем когда-либо заинтересована в стабильности на северном направлении, в поддержании партнерских отношений с Россией.


На днях в отставку подали видные турецкие генералы — руководители Вооруженных сил страны: глава Генштаба Ышык Кошанер, а также главы сухопутных, военно-морских и военно-воздушных сил. Наблюдатели связывают эти шаги с длящимся восемь лет противостоянием военных и политиков-исламистов, которое в прошлом году привело к аресту ряда видных офицеров по обвинению в попытке государственного переворота. Еще раньше жандармерия раскрыла подпольную организацию отставных военных и депутатов действующего парламента, которые хотели осуществить переворот и вывести страну из НАТО.

Турецких военных — оплот светской власти и установившегося с 1923 года «кемализма» — не устраивает курс президента Абдуллы Гюля и премьер-министра, лидера правящей умеренно-исламистской Партии справедливости и развития (ПСР) Реджепа Тайипа Эрдогана на мягкую исламизацию общества: повышение статуса мусульманского духовенства и более частого обращения к традиционным ценностям в общественной жизни.

До недавнего времени компромисс гражданской и военной элиты относительно движения страны в Евросоюз смягчал противоречия во внутренней и внешней политике. К тому же, талантливое экономическое администрирование Эрдогана, спасшее страну от последствий мирового финансово-экономического кризиса в 2008-2009 годах (до сих пор по темпам роста экономики Турция уступает лишь Китаю), дает большие внутриполитические бонусы возглавляемой им Партии справедливости и развития (ПСР), в то время как военные отчасти ассоциируются с периодом изоляции страны после военного переворота 1980 года.

Однако раскол между двумя ключевыми внутриполитическими игроками — генералитетом и гражданской администрацией, представленной ПСР перешел в открытую фазу. В итоге впервые за последние полвека реальная власть в Турции сосредотачивается вокруг гражданских политиков, которые активно ищут новые направления внутренней и внешней политики, и пытаются освободиться от политических установок генералов-«кемалистов».

Военные в Турции традиционно ориентируются во внешней политике и военном строительстве на сотрудничество с НАТО. До недавнего времени это было обусловлено общими с США интересами в отношении «проблемы курдов», геополитической расстановки сил на Черном море и в Закавказье.

Однако Эрдоган и ПСР имеют свое видение военной и геополитической роли Турции в регионе. С приходом к власти в 2003 году Эрдоган создал ряд проблем для американцев. Во-первых, в 2003 году в начале операции против Ирака запретил им размещать свои базы в Турции. Во-вторых, во время войны в Южной Осетии в 2008 году несколько решающих дней Турция не позволяла американским кораблям входить в Черное море.

Противостояние достигло одного из своих пиков в 2007 году, когда правительство накрыло подпольную организацию «Эргенекон», которой руководили отставные генералы и депутаты парламента, ставившие своей целью свергнуть режим Эрдогана.

По мере успехов в борьбе с военными Эрдоган реформировал политическую систему страны. Так, в 2007 году были приняты поправки, позволяющие выбирать президента всенародно, сокращающие срок его полномочий с 7 до 5 лет и разрешающие ему избираться на второй срок. В итоге, выборы президента должны стать более публичными, что ослабит влияние военных на принятие ключевых решений в государстве.

Однако до сих пор часть военной элиты (политическая полиция (жандармерия) и разведка) остаются суперпривилегированными слоями общества. Так, разведчиков и жандармов не могут арестовать без разрешения самого премьер-министра, им можно останавливать любого на улице, если его заподозрят в терроризме и т.д.

Однако с этой элитой Эрдоган, кажется, достиг некоего компромисса, так как ни жандармы, ни разведка не вмешиваются в борьбу правительства и Генштаба. Некоторые эксперты связывают это с удовлетворенностью ПСР работой разведки, которая возможно, замешана в арабских революциях весны 2011-го и, в частности, в волнениях в соседней Сирии — давнем оппоненте Турции в регионе.

Несмотря на смещение «центра принятия решений» из Генштаба в правительство и охлаждение турецко-американских отношений у Турции по-прежнему остаются притязания на лидера всех тюрок. Нельзя забывать о растущем влиянии Турции в молдавской Гагаузии, украинском Крыму, а также на российском Северном Кавказе, не говоря уже о влиянии в Закавказье, в частности на Абхазию и Азербайджан. Кроме того, турки пытаются влиять на политику во всем Ближнем Востоке, стремясь играть свою игру в Ливии и в Сирии.

Вместе с тем, правительство Эрдогана демонстрирует поиск компромиссов в отношениях с Арменией и Ираном. После визитов Эрдогана в Россию и президента Медведева в Турцию, кажется, это государство намерено выстраивать партнерские отношения и с нашей страной.

Прощупывание возможности новых союзов, возможно, вызвано тем, что Турция перестала испытывать еврооптимизм и начала более внимательно присматриваться к перспективе интеграционных объединений на Ближнем Востоке. Хотя именно Эрдоган добился официального начала переговоров с ЕС о вступлении в эту организацию (в 2005 году), теперь обоснованность данного шага под большим вопросом: должна ли Турция с ее укрепившейся недавно валютой входить в экономически нестабильную организацию и брать на себя часть расходов по поддержанию чужих экономик?

С учетом политической реформы в Турции и поиска этой страной новых направлений своей внешней политики у России открываются перспективы наладить с ней особый диалог. Турция играет значительную роль в закавказской политике, в частности оказывает влияние на нагорно-карабахское урегулирование и положение в Армении. Попытки примирить армян и азербайджанцев в рамках нынешнего переговорного формата пока стагнируют. Возникает вопрос о расширении формата за счет региональных держав, к числу которых относится Турция, что, возможно, поможет быстрее добиться результата.

Нельзя забывать и о «черкесской проблеме». После признания парламентом Грузии с подачи американских аналитических центров и «исследовательских фондов» так называемого «геноцида черкесского народа», развитие этой искусственно навязываемой мировому сообществу темы во многом зависит от Турции (в ней проживает до 4 млн. потомков покинувших Северный Кавказ в XIX веке черкесов). Пока что Турция воздерживается от того, чтобы делать какие-либо недружественные по отношению к России шаги в этом направлении. Впрочем, не стоит забывать, что сама Турция находится под гнетом обвинений в геноциде армян, что является серьезнейшей внешнеполитической проблемой для этой страны.

Направление американского крейсера ПРО в Черноморские воды в июне этого года на совместные с Украиной учения вызвало большую обеспокоенность у Москвы и чуть было не поставило Россию и Украину на грань дипломатической войны. Между тем, Турция играет ключевую роль в регулировании режима в Черноморских проливах, поэтому данный вопрос также весьма перспективен в переговорном контексте.

Переключение Турции с геополитической волны «еврооптимизма» на рельсы новой восточной политики будем иметь далеко идущие последствия для всего мира. Конкурируя со странами Залива за влияние на арабский мир и Ближний Восток, Турция должна быть более чем когда-либо заинтересована в стабильности на северном направлении, в поддержании партнерских отношений с Россией.

Олег Горбунов
 
Социальные комментарии Cackle
Loading...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.