Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Ближневосточный полигон

4 июля 2011
<
Увеличить фото...  
Источник: "Столетие"

С какой целью США отрабатывают в Ливии новые варианты боевых действий

Относительно событий в Ливии министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг недавно заявил, что «мы не собираемся устанавливать точную дату окончания операции. Вы спрашиваете о Рождестве, но кто знает? Кампания в Ливии может продолжаться дни, недели, месяцы». За 11 недель агрессии самолеты НАТО, по данным газеты «Los Angeles Times» (США), сделали 11 500 вылетов. Сброшено более 1500 бомб, из них 240 бомб с лазерным наведением. Число погибших мирных жителей перевалило за 1500. (По бомбе на человека?) Что забыли, а точнее, что ищут европейцы и американцы в этом далеком ближневосточном краю?

Предельно откровенно об истинной подоплеке нападения на Ливию высказался недавно известный американский политик-республиканец Пол Робертс. Во времена президента Рональда Рейгана он занимал должность заместителя министра финансов США, теперь от официальных постов свободен. Потому может резать правду-матку в глаза мировому сообществу. Мнение Робертса таково:

«Мы хотим свергнуть Каддафи в Ливии и Асада в Сирии, потому что хотим выгнать Россию и Китай из Средиземноморья».

Особо непонятливым бывший чиновник с солдатской прямотой разъяснил: «Мы же не хотим свергать правительство Бахрейна или Саудовской Аравии, где оба правительства тоже применяют в отношении протестующих насилие. Потому что они являются нашими марионетками, а в Бахрейне у нас есть и крупная военно-морская база».

Относительно России и продолжающихся беспорядков в Сирии Робертс говорит: «Какой интерес США в протестах в Сирии? Мы заинтересованы в этом, потому что у русских там есть военно-морская база, которая обеспечивает им присутствие в Средиземном море… Я думаю также, что русские начинают понимать, что события в Сирии направлены против них и их базы. Мы, по сути, начинаем конфликтовать с двумя крупными странами: Китаем, чья экономика, вероятно, лучше, чем американская, потому что у китайцев есть рабочие места; и с Россией, у которой есть неограниченный ядерный арсенал. Мы начинаем давить на очень сильные страны». Выводы Робертса уже находят свое подтверждение. Политическая температура вокруг Триполи и Дамаска накаляется одновременно и целенаправленно. Президент Соединенных Штатов Барак Обама указом объявил о том, что события в Сирии несут «чрезвычайную угрозу национальной безопасности США». Опустимся до уровня Америки и согласимся, что это, действительно, так, но тогда возникает вопрос: а почему европейские страны выстроились в очередь на бомбежку Ливии?

Стали известны данные о том, что самым активным государствам - участникам военной операции обещаны куски нефтяных месторождений в Ливии. Все, кто наблюдают за военными событиями в Ливии, наверняка заметили, что сильнее всего «рвались в бой» Франция и Англия. В некоторых западных СМИ уже промелькнуло сообщение со ссылкой на некие дипломатические источники, что задолго до принятия резолюции СБ ООН, разрешившей «силовые меры» против ливийского режима, американские политики посулили французам и англичанам в случае свержения Каддафи преференции при распределении «добычи». Им обещаны льготные контракты на добычу ливийской нефти. И что это будет некоей компенсацией тех расходов, которые Франция и Англия (как и другие «наиболее отличившиеся» страны) понесут в ходе операции. При этом американцы поставили партнерам заманчивое условие: «каждый получит в зависимости от вклада в победу». Французы и англичане (а за ними и итальянцы с канадцами) на эту кровавую наживку клюнули сразу. А вот Германия благоразумно воздержалась. Узнав об этом, Каддафи заявил, что после нормализации обстановки в стране Германия, Россия, Китай и другие страны, воздержавшиеся от голосования за силовую акцию, могут рассчитывать на «благоприятные экономические отношения». Что, конечно, подлило нового масла в ливийский огонь. Но и это еще не вся правда о ливийско-натовской истории.

Любопытная информация пришла в конце мая из Украины. Фонд проамериканского до мозга костей депутата Верховной Рады Арсения Яценюка «Открой Украину!» организовал в Одессе круглый стол «Черноморский регион: геополитическая дилемма или высоко приоритетное пространство». В аналитических материалах, поданных к этому «столу» совместно с Черноморским трастом по региональному сотрудничеству - Проектом Фонда Маршалла (США), цитируются выводы Болгарского института региональных исследований и исследований по безопасности, Мюнхенского Центра прикладных политических исследований C.A.P., Салоникского Международного центра черноморских исследований и в качестве главного называется такой: «…В свете сказанного выше не должно удивлять сравнение Черноморского региона с Ближним Востоком». А «выше» было отмечено, что вызовы безопасности исходят «от стратегии России по сохранению и расширению своей «сферы влияния» и «ЕС сталкивается со стратегической дилеммой, поскольку Россия является наиболее заинтересованной стороной во многих сферах Черноморского региона с точки зрения военной силы и энергетики, а также мягкой силы и общественного мнения», что возможна «эскалация замороженных конфликтов и расширения негосударственных акторов, которые способны оказать значительное влияние на энергоснабжение, торговлю и экономические проблемы». Короче, где бы и кого бы натовцы ни бомбили, а удары направлены, прежде всего, в сторону России, правда, на сей раз в геополитический прицел США попал и Китай.

А созданный на западные деньги в Киеве и финансируемый Западом Центр Разумкова четко обозначил масштабы проблемы. В обнародованных им информационно-аналитических материалах к Профессиональной дискуссии на тему «Крым, Украина в координатах Черноморской безопасности» подчеркнуто:

«Для США Черноморский регион является зоной интересов, без контроля над которой не может быть эффективной их политика в Европе, Центральной Азии и на Ближнем Востоке… Борьба за лидерство происходит между ведущими игроками – Россией, Турцией, США, ЕС и НАТО».

Что ж, как говорится, с украинской колокольни американский интерес виднее, чем с российской, учитывая, что Виктор Янукович, несмотря на заявленный внеблоковый статус страны, в ущерб отношениям с Москвой наращивает взаимодействие с НАТО. Прислушаться, однако, следует: аналогия ближневосточного региона с черноморским проводится сегодня далеко не случайно.

Стратегическое расположение между Каспийским морем с его запасами углеводородов и нуждающейся в энергоносителях Европой ставит Черное море в уникальное положение. Год тому назад мало кто обратил внимание на интервью главы МИДа из бывшего теневого Кабмина оппозиционных до избрания президентом Виктора Януковича «регионалов» Леонида Кожары. Ближайший соратник украинского лидера заявил тогда, что «Украине будет выгодно пригласить в Севастополь два флота, чтобы платили больше». Нардеп не уточнил, какой флот, кроме российского, он имел в вид, но аналитическая группа Пентагона еще в 1997 г. сформулировала концепцию «освоения» 7-м американским флотом просторов Черного моря. Специальный доклад называется «Проект для нового американского века». В нем написано: «Черное море было черной дырой в истории Европы. Сегодня этот регион представляет наибольший стратегический интерес для Соединенных Штатов и Европы. Если в настоящее время ЕС импортирует примерно 50 процентов потребляемой энергии, то к 2020 году его импорт составит более 70. Это увеличение может осуществляться только через Черное море. В этой связи необходимо взять под свой контроль Черноморский регион…»

И ведь почти что взяли. Приняв в свои ряды Румынию и Болгарию, ЕС и НАТО вышли на берега Черного моря. Естественно, американцы давно мечтают о создании постоянной военно-морской базы на Черном море. Но противится, прежде всего, Турция – старый член НАТО. Да и сравнительно недавние члены блока – Болгария с Румынией, ограничиваются пока установкой на своей территории элементов американской ПВО. Но в действиях США уже проявляется определенная закономерность. Для обеспечения безопасности компонентов системы ПРО в Польше и Румынии понадобилось американское военное присутствие на территории этих государств. В дополнение к тому, что Соединенные Штаты намного ранее разместили в Европе, в том числе, в рамках Североатлантического альянса. Такая вот «перезагрузка», а вернее будет - «перегрузка»!

Согласно информации издания «Asia Times», сегодня Москву «больше всего беспокоит то, что американское военно-морское и военно-воздушное присутствие «заблокирует» российский флот в Севастополе. Беспорядки и хаос в Сирии ставят знак вопроса на будущем расположенной там российской военно-морской базы».

12 июня далеко не из «имперских» амбиций Россия выразила озабоченность по поводу американского военного корабля в Черном море. Кстати, отечественные и зарубежные СМИ дружно отреагировали на этот визит «американца» в Одессу, тонко подметив, что «Монтерей» («Monterey CG-61»)нарушил внеблоковый статус Киева, а Украина организовала для НАТО серьезное прощупывание обороны России. «Оставляя в стороне нерешенный вопрос о возможной европейской архитектуре ПРО, Россия хотела бы знать в соответствии с решениями саммита Россия-НАТО в Лиссабоне, какое «обострение» имело ввиду американское командование, отправив основную ударную часть региональной группировки ПРО, формируемой НАТО в регионе, из Средиземного моря на восток», - сказано по этому поводу в заявлении МИД России. Заход в Черное море для участия в украинско-американских учениях «Си Бриз-2011» крейсера ВМС США «Монтерей», оборудованного противоракетной системой «Иджис», показывает, что США по-прежнему игнорируют озабоченности России и демонстративно формируют ту самую противоракетную конфигурацию, против которой выступала Москва, отметил МИД. И напомнил, что российская сторона неоднократно подчеркивала, что не оставит без внимания появление в непосредственной близости от наших границ элементов стратегической инфраструктуры США и будет воспринимать подобные шаги как угрозу нашей безопасности. Не поздно ли спохватились?

В настоящее время Черноморский ре­гион представляется центром сосредоточения гло­бальных интересов могуще­ственных политических игро­ков, опирающихся в утвержде­нии своего присутствия в регионе на возможности меж­дународных союзов (ЕС) и во­енно-политических альянсов (НАТО), а также на содействие многочисленных сателлитов. Столкновение интересов этих игроков с интересами Рос­сии, в прошлом доминировав­шей во всем Черноморском регионе, несут объективную угрозу как ее национальной безопасности, так и безопас­ности Грузии и Украины, кото­рых в разворачивающейся в регионе крупной политической игре откровенно используют «втемную». Наиболее явно та­кая угроза проявляется, напри­мер, в подталкивании запад­ными странами Грузии к ре­ваншу за поражение от России в августе 2008 г., а также в настойчивых приглашениях Украины в НАТО.

Кстати, с моей точки зрения, к российско-грузинской войне Запад отнесся индифферентно преднамеренно, и менее всего руководствовался при этом заботой о «мире во всем мире». Кроме имеющихся зон замороженных конфликтов на Кавказе – в Южной Осетии, Абхазии, Нагорном Карабахе, Америке, прежде всего, требовалось заполучить в свое непосредственное распоряжение еще одну такую нестабильную зону, но имеющую удобный выход к морю и, самое главное, настроенную лояльно. Лучше всех прочих на эту роль подходила Грузия, в которой американские военные базы имеют значение стратегического плацдарма для будущих военных кампаний США.

А замороженные конфликты в этом регионе, да и не только в этом, используются США как ин­струмент силового давления на Россию и реальная причина для вмешательства в ее внеш­нюю политику.

Начальник Европейского командования вооружённых сил США адмирал Джеймс Ставридис недавно многозначительно заявил, что НАТО существенно расширило своё присутствие в районе Черноморского бассейна. Но США пытаются утвердиться в этом регионе, получив «законные» осно­вания. В последние годы в Ва­шингтоне и, вообще, в западной политике все чаще находит употребление термин «Расширенный Черномор­ский регион», к которому стре­мятся добавить еще и Ближний Восток, а сейчас – особенно часто. По мнению директора Центра стратегического разви­тия А. Гушера, подобные геополитические манипуляции с названиями («Расширенный Ближний Восток», «Расширен­ный Черноморский регион», «Балтийско-Черноморский ре­гион» и др.) отражают стратеги­ческие замыслы и устремления тех политических сил Запада, которые хотят войти и укре­питься в Черноморском ре­гионе и активно ищут для этого внешне вполне обоснованные причины и поводы, при­крываясь фразами о мире, за­щите прав человека, стремле­нии обеспечить международ­ную безопасность и вести борьбу с международной тер­рористической угрозой. Если Черноморский ре­гион неразрывно связан с Ближним Востоком, и не только связан, но и является его неотъемлемой частью в рамках концепции «Расширенного Черного моря», то Соединен­ные Штаты имеют законное право на ведение в Черномор­ском регионе той же политики, которую они последовательно проводят в Ираке и Афгани­стане с обязатель­ным военным присутствием и правом зачислять всех несо­гласных в «международные террористы». Именно так объясняет Америка причины воздушной интервенции против Ливии и намерения повторить ливийский сценарий в Сирии.

Кстати, выступая недавно в Алма-Ате, российский министр иностранных дел Сергей Лавров предупредил Запад о недопустимости вмешательства в дела Сирии на манер ливийской кампании. А упомянутое издание «Asia Times» делает вывод о том, что Москву беспокоит вероятность блокирования своего флота в Севастополе американскими вооруженными силами. И в этом смысле бомбардировки силами НАТО Ливии правомерно рассматривать, в том числе, как репетицию к предстоящей черноморской игре.

Владимир Соловьев, контр-адмирал в отставке, 12 лет возглавлявший разведку Черноморского флота России, говоря об особенностях этого театра военных действий, подчеркивает: «Для Черного моря характерно, что многое здесь будет решать авиация. Задачу ее уничтожения будут решать не только корабли, но и береговая авиация».

Помимо провокационных военно-морских маневров в Черном море, США, НАТО и (пока что) нечлены НАТО Швеция и Финляндия регулярно проводят крупные военные учения в Балтийском море, фактически на виду у Санкт-Петербурга и Калининграда. В этих учениях участвуют тысячи военнослужащих, сотни самолетов, включая боевые F-15, АВАКС, десантные суда и военные корабли десятка стран. Совестные военно-морские учения помогают Пентагону хорошо знать военный потенциал стран региона, интегрировать их в американскую военную машину, поддерживать ментальность в «готовности к войне». Двусторонние военные соглашения с государствами, которым предлагают обучение, обязуя их приобретать сделанное в США оружие и боевую технику, а также трансформировать вооруженные силы из ориентированных на национальную оборону в направленные на международную безопасность (подавление), обеспечивают возможное их участие в постоянно развязываемых Америкой войнах. А тесные связи с местными вооруженными силами позволяют влиять на внутреннюю политику многих государств.

Но это лишь одно из направлений стратегии США в сохранении своего мирового господства. Американская стратегия борьбы на море предусматривает нанесение ударов в глубину суши с морских направлений. Боевые действия против Ирака и Югославии начинались именно с ударов «Томагавков» морского базирования при поддержке авиации. Специалисты западных государств окрестили этот вид боевых действий как «литоральные» («литораль» - прибрежная полоса моря с глубинами до 400 м над континентальным шельфом). Следовательно, на Ближнем Востоке, в первую очередь, в Ливии, мы видим уже не теорию военно-морского искусства «флот против берега», а качественный скачок в проведении крупномасштабных военных операций. Военная кампания в Ливии когда-то да закончится. Но, думаю, не ранее, чем литоральный вариант пройдет полный цикл испытаний, и апробированная на Ближнем Востоке новая американская стратегия получит натовскую «путевку» в жизнь.

Специально для Столетия

Комментарии


Emily Окружают Россию со всех сторон, вытесняют из океанов. Политика Запада по отношению к России во все времена была агрессивной.


Семён Семёныч Соединенные Штаты имеют «законное» право на ведение в Черноморском регионе той же политики, которую они последовательно проводят в Ираке и Афганистане с обязательным военным присутствием и правом зачислять всех несогласных в «международные террористы», прикрываясь фразами о мире, защите прав человека, стремлении обеспечить международную безопасность и вести борьбу с международной террористической угрозой.

Позволю заметить что по заверению Б.Обама только из Афганистана планируется вывести 30 тыс морских «миротворческих» пехотинцев. ПРО вопрос куда? он скромно умалчивает. Американский политик-республиканец Пол Робертс: «Мы начинаем давить на очень сильные страны». Спасибо Пол за подсказку, будем ждать «миротворцев» у наших границ.  

«Монтерей» («Monterey CG-61»)нарушил внеблоковый статус Киева, а Украина организовала для НАТО серьезное прощупывание обороны России. Ещё  раз спасибо Полу, ничего личного –«давление». Просматривается тенденция в которой имеет место быть и «внутреннее давление», нагнетаемое по указке извне. Президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник Леонид Ивашов дал интервью журналисту «СП»: В 90-е годы был мятеж в Чечне. Был геноцид русского и других народов на территории этой республики. Вот с названными лицами с обеих сторон и давайте разбираться. А зачем вам офицеры, которые много лет назад вынуждены были выполнять приказы своего преступного руководства? В Нюрнберге командиров воинских частей вермахта никто к ответственности не привлекал.

«СП»: — То есть, вам кажется, что скандальные запросы – часть некой политической игры, которая в преддверии выборов затеяна вовсе не в Грозном, а в Кремле? — Думаю, это так. Конец цитаты… ;Вот и зреет проблема «прав человека» ,необходимая для «законного» права с обязательным военным присутствием.


Starover Да,это и есть традиционный русский взгляд на геополитику.Так ли все на самом деле?Нам,простым людям,для которых  формирование даже нашей внешней политики непонятно(пример-про политический труп Каддафи),трудно понять и представить,что такое же положение во Франциях и Италиях.Получается,что реакция общества на войны там и у нас власть имущих не интересует.Просто хочу сказать,что наверное надо писать не только о геополитике в чистом виде,но и дополнять ее реакцией общества(людей) и просчитывать возможные последствия для власть имущих.Что получила Россия,по существу, дав согласие на развязывание войны в Ливии?Почему нельзя прекратить это безобразие?Почему нельзя вслух говорить о вхождении Украины в состав России как о приоритетной геополитической цели?Может ли позволить себе автор призывать власти к решению проблемы Крыма и воссоединению его с Россией,как того желает население?Это конечно выходит за рамки темы,но без этого как то сухо получается,так как вывод напрашивается только один-надо вооружаться и готовиться к войне.


Питерский /// «Фонд проамериканского до мозга костей депутата Верховной Рады Арсения Яценюка «Открой Украину!» организовал в Одессе круглый стол «Черноморский регион: геополитическая дилемма или высоко приоритетное пространство». В аналитических материалах, поданных к этому «столу»… было отмечено, что вызовы безопасности исходят «от стратегии России по сохранению и расширению своей «сферы влияния»…///.

У свiдомых дурогонов все «вызовы безопасности» для т.н. «Украины» всенепременнейше исходят только от «клятых москалей». Однако ж вот недавно газета «Аргументы недели» в статье  с названием «Будет ли Украина воевать с Молдавией» (http://www.argumenti.ru/world/n293/111464) рассказала нам о территориальном споре, к которому Россия не имеет никакого отношения. * «22 апреля глава МИД Украины К. Грищенко заявил, что сразу после местных выборов в Молдавии, назначенных на 5 июня, Киев предъявит Кишиневу территориальные претензии. Речь идет о правах Украины на земли в районе трассы «Одесса – Рени».

Эта история началась еще в 1999 году. В то время Украина и Молдавия подписали  договор о государственной границе. По нему Киев в 2002 г. уступил Кишиневу часть территории на Дунае, благодаря чему Молдавия смогла построить порт, открывающий ей выход к морю. В свою очередь Кишинев обязался передать участок автодороги вблизи молдавского населенного пункта Паланка протяженностью 7,7 км. Однако этого до сих пор не произошло. Наоборот, в ответ на свой щедрый подарок (через порт проходит около 2 млн. тонн нефтепродуктов) Киев постоянно получает обвинения со стороны молдавских политиков и СМИ в «территориальных претензиях».

Как только истек срок ультиматума, поставленного главой МИД Украины, киевские СМИ начали активно комментировать происходящее. По словам экспертов Незалежной, «Молдавия занимает позицию «наивной дурочки» и делает вид, что не знает о существовании проблемы. Обращаться в международный суд в данном случае Украине не стоит – это бессмысленно. Поступив таким образом ранее, страна уже потеряла огромные территории Черноморского шельфа – их пришлось уступить Румынии. Сейчас Киев должен проявить решимость в отстаивании своих интересов и любой ценой забрать украденное назад. Ситуация для этого благоприятна: небольшая Молдавия – хороший «кандидат для битья».

Для демонстрации серьезности своих намерений украинские военные аналитики предлагают провести в июле этого года в приграничных с Молдавией районах масштабные учения армии Незалежной. В маневрах должны принять участие воздушно-десантные и аэромобильные части, авиация, танки, а также морская пехота. По плану в ходе учений необходимо отработать захват и организацию обороны плацдармов. Эти меры должны стать «последним предупреждением» – Украину может удовлетворить только полное и безоговорочное выполнение ее требований. В противном случае должна быть применена военная сила.

Однако, как считают российские эксперты, украинские власти вряд ли пойдут на такое обострение отношений. В случае игнорирования их требований со стороны Молдавии они могут ответить дипломатически – поддержать позицию России по приднестровскому вопросу. Иначе Киеву придется утереться и окончательно потерять лицо»*.

Так что, как гласит русская пословица: «Неча на зеркало пенять, коли рожа крива».

Есть, правда, для «свiдомой незалэжности» ещё один вариант: обратиться к американскому дяде: разрули, мол, спор наш с молдаванами по понятиям «мировой демократии», скажи им, чтоб не борзели.  Вот только получат ли при этом они вожделенные семь с лишком шоссейных верст, бо-о-ольшой вопрос…


Питерский В подтверждение тезисов статьи Автора – материалы статьи В. Бондаря  в майском номере журнала «Однако» (http://www.odnako.org/magazine/material/show_10479/):

* «…представители американских деловых кругов… у себя на родине … были активными членами так называемого Совета по международным отношениям. В недрах этой полузакрытой структуры уже в конце тридцатых годов началась работа над стратегией установления американской гегемонии в послевоенном мире. В том, что новый вооруженный конфликт не за горами, тогда мало кто сомневался.

28 января 1941 года тогдашний госсекретарь США Кордел Гулл получил первую официальную программу деятельности США в качестве мирового лидера по окончании войны. Ее центральной идеей было понятие «великого пространства» (Grand Area), которое разъяснялось как весь послевоенный мир, рассматриваемый в качестве объекта американского управления. В документе содержались достаточно подробные рекомендации, как обращаться с союзниками в ходе войны и какие первоначальные действия необходимо предпринять после ее окончания. Документ был доложен Рузвельту и произвел на него столь глубокое впечатление, что он объединил управление стратегического планирования госдепартамента и неформальную группу советников — авторов программы в один мощный орган планирования будущей стратегии США.

Группа продолжала работу и к 1944 году выдала рекомендацию, в которой объявляла главной целью послевоенной политики США «обеспечение максимально большого жизненного пространства для Америки». Документ завершался многозначительной установкой: «как минимум США должны активно участвовать во внутренних делах, как основных индустриальных государств, так и стран, владеющих сырьем. Надо исходить из того, что если одна или несколько из этих стран не будут сотрудничать в новой всемирной экономической системе, то они должны знать, что они будут развиваться недостаточно быстро. Развиваясь недостаточно быстро, они не смогут обеспечить закупки необходимого оборудования из Америки и поэтому будут пребывать в состоянии депрессии… Аспекты политической, военной безопасности будут напрямую зависеть от этой политической дилеммы». Результаты претворения в жизнь данных стратегических установок известны.

После окончания войны США, сосредоточившие у себя уже две трети мировых запасов золота, сделали доллар, по сути, единственной мировой резервной валютой, были созданы основные инструменты долгового закабаления и последующего политико-экономического диктата — МВФ и ВБ, военный блок НАТО, американские военные базы разместились во всех уголках земного шара (сейчас они присутствуют на территории 32 стран мира).
С тех пор мало что изменилось.

Чтобы это понять, достаточно было послушать программную речь по бюджетно-финансовым вопросам, которую президент США Барак Обама вдохновенно произнес 13 апреля 2011 года. Являясь по конституции главнокомандующим вооруженными силами страны, он заявил: «Я никогда не соглашусь на сокращения, подрывающие нашу способность защищать нашу национальную территорию или интересы Америки по всему миру». В целом ряде официальных документов эти интересы конкретизируются. Так, в «Стратегии национальной безопасности США в следующем столетии», опубликованной в 1999 году, подчеркивается, что экономические факторы, в частности благополучие нации, относятся к категории жизненно важных интересов, ради достижения которых правительство готово использовать все имеющиеся возможности, включая вооруженные силы.

Эти же принципы почти дословно повторяются в «Стратегии национальной безопасности США в век глобализации», опубликованной в декабре 2000 года, и других последующих документах. Совершенно четко и открыто говорится о том, что война была и будет инструментом государственной политики, направленной на достижение экономических результатов и решение экономических проблем.

При этом с годами США и лидеры натовских государств все меньше озабочивают себя поиском каких-либо поводов для прикрытия истинных экономических и политэкономических целей развязываемых ими военных конфликтов.

Так, например, если официальной версией развязывания панамской войны (для нейтрализации угрозы потери со стороны США контроля над Панамским каналом) в 1986 году называлась принадлежность президента страны генерала М. Норьеги к международной наркомафии, а иракской — наличие у С. Хусейна некоего оружия массового поражения, то 29 марта 2011 года в своей речи о причинах войны в Ливии Обама уже не утруждает себя подобными «пустяками». Он просто говорит: «У нас нет свидетельств массовых убийств оппозиции со стороны Каддафи (в других арабских странах — союзницах США они как раз есть, но их никто не бомбит. — В.Б.), но он мог бы это сделать». «Я не стал ждать свидетельств резни и массовых захоронений». Из этого следует, что поводом к войне может служить практически любой не реальный, а потенциальный фактор, любая гипотетическая угроза. Международное право, таким образом, все больше превращается в избирательно признаваемый и вольно трактуемый рудимент межгосударственных отношений. Экономика превыше всего!

Вот что, в частности, пишет по этому поводу Пепе Эскобар (автор книг Globalistan: How the Globalized World is Dissolving into Liquid War — «Глобалистан: как глобализованный мир растворяется в жидкой войне», Obama does Globalistan — «Обама создает Глобалистан» и ряда других) в своей статье под названием «Нет лучше бизнеса, чем война», опубликованной в гонконгском издании Asia Times: «Мало кто на Западе знает о том, что Ливия, а также Египет находятся на Нубийском водоносном пласте, то есть, на океане крайне ценной пресной воды. Поэтому так и получается, что эта то видимая, то невидимая война является жизненно важной войной за воду. Контроль над этим водоносным пластом просто бесценен — вот и возникает необходимость «спасти» ценные природные ресурсы от «дикарей и варваров».

Пепе Эскобар продолжает: «Этот водоносный пласт, находящийся на большой глубине и простирающийся на 4000 километров в пустыне, стал основой для проекта «великой искусственной реки», которую Каддафи построил за 25 миллиардов долларов, не взяв в долг ни единого цента у МВФ и Всемирного банка (какой плохой пример для развивающихся стран). Теперь эта река обеспечивает водой Триполи, Бенгази и все ливийское побережье. По оценкам ученых, количество этой воды сравнимо с объемом воды в Ниле за 200 лет.

А теперь сопоставьте это с так называемыми тремя сестрами — французскими компаниями Veolia (бывшая Vivendi), Suez Ondeo (бывшая Generale des Eaux) и Saur, которые контролируют более 40% мирового рынка воды». Эскобар задается отнюдь не риторическим вопросом: не будут ли разбомблены в результате авианалетов трубопроводы этой «искусственной реки»? Ведь вполне вероятен такой сценарий: если их разбомбят, то Франция получит крайне выгодные контракты по их «восстановлению». А заодно это станет последним шагом на пути приватизации всей этой воды — на сегодня бесплатной.
Катар, опираясь на поддержку натовских «бомбил», первым из арабских стран признавший ливийских «повстанцев» в качестве единственной законной власти в стране, сделал это уже на следующий день после того, как заключил с ними сделку на продажу нефти.

Список тех, кто получит премии с этой войны, если она закончится так, как ее итоги планируют основные инициаторы, данными примерами далеко не ограничивается.

При этом речь идет не о банальном переделе ливийского рынка. Картина гораздо шире. Нефть, газ, наращивание добычи и соответственно удешевление сырья для никак не могущих выбраться из кризиса «ведущих экономик», строительные, оружейные и иные контракты, вода, демонстрация назидательного урока всем проводящим «независимую» линию странам…

Одним из таких государств является и Россия. Наша страна волею судьбы на протяжении всей своей истории была зажата между агрессивным Западом («Drang nach Osten» — «Натиск на Восток», судя по расширению НАТО, никто не отменял уже на протяжении как минимум 770 лет) и «дикой степью». Выжить в этих условиях, между молотом и наковальней, можно было, только напрягая все силы. Отсюда и специфический характер отечественной экономики — мобилизационный, централизованный, с крупным государственным сектором и военно-промышленным комплексом. Данная проблема особенно актуальна сегодня. Если Китай — это «мастерская мира», то Россию с уверенностью можно назвать его кладовой…

О необходимости поделить эти богатства, которыми наша страна, по мнению целого ряда зарубежных политиков, «экспертов» и других публичных людей (в том числе и российских либерастов – Пит.), «владеет несправедливо», говорилось уже не раз»*.

Что тут ещё можно добавить? Всё старо, как мир, который вдруг сжался в границах и стал легко досягаемым в любой точке своей…

Валерий Панов

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 1 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Мир»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины