Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Мир

«Мистрали» пойдут на Дальний Восток

20.06.2011
http://vladnews.ru

Эксперт рассказал, зачем нашей стране были так сильно нужны французские вертолетоносцы

В минувшую пятницу, 17 июня, Россия и Франция в лице главы «Рособоронэкспорта» Анатолия Исайкина и руководителя французской судостроительной корпорации DCNS Патрика Буасье подписали контракт на поставку российскому ВМФ двух десантных кораблей–вертолетоносцев  класса «Мистраль». Подписание контракта состоялось в Санкт-Петербурге на Международном экономическом форуме и в присутствии президента РФ Дмитрия Медведева, который на протяжении последних двух с половиной лет курировал эту сделку.

Самым важным в этом контракте представляется  то, что вместе с кораблями Россия получит и технологии их производства, в том числе коды боевых управляющих систем и систем связи. Речь идет о передаче российской стороне морской эксплуатационной системы тактической информации (SENIT-9). «Французская сторона пошла на беспрецедентный уровень сотрудничества по передаче технологий и передает технологии, в том числе исходные коды программного обеспечения по боевым информационно-управляющим системам, системам связи», - заявил в пятницу глава Объединенной судостроительной компании (ОСК) Роман Троценко. Он также подчеркнул, что «по первым двум кораблям мы строим 40% корабля, они строятся в России, российскими руками».

Уточним, что российско-французское межправительственное соглашение о покупке  двух «Мистралей» и строительстве по французской лицензии еще двух таких же кораблей в России было подписано еще 25 января сего года во французском Сент-Назере. Однако, как говорится, «дьявол прячется в деталях», и после подписания соглашений по этим-то деталям и развернулась серьезная полемика. Сведения о российско-французских противоречиях по данной проблематике в различных СМИ, что наших, что зарубежных, подавались весьма различно, и лишь на их сопоставлении можно делать определенные выводы. Похоже, одним  из камней преткновения был именно вопрос  технологий (в первую очередь, того же SENIT-9), ну и кроме того, конечно,  денежный вопрос.

С технологиями электронного оснащения кораблей, похоже, торговля шла вплоть до последней недели. Хотя еще в прошлом ноябре директор DCNS Пьер Легро разоткровенничался и сказал, что компания DCNS не ограничена в передаче технологий России. «Это будет корабль с такими же системами, которые установлены на кораблях для ВМС Франции. Никаких ограничений нет», – заявил Легро. Таким образом, он опроверг сообщения ряда российских и иностранных СМИ о том, что корабли типа «Мистраль» будут проданы России без новейших систем управления. В то же время он подчеркнул, что корабли будут отличаться от французских аналогов. Однако Легро, похоже, не оценил политического аспекта сделки. А ведь Франция, как страна НАТО, имеет существенные ограничения по продаже технологий странам, не являющимся членам Альянса, о чем, кстати, не преминули напомнить те же американцы. И президенту Франции Николя Саркози пришлось лично объяснять шефу Пентагона Роберту Гейтсу, что Россия не собирается угрожать «Мистралями» странам НАТО. «Нельзя ожидать, что Россия будет вести себя как партнер, если мы не будем относиться к ней как к партнеру», – даже заявил Саркози Гейтсу.

Тем не менее вопрос о передаче России технологий по-прежнему блокировался – и еще дней десять назад в СМИ прошла информация, что продаваемые России корабли будут оснащены морской эксплуатационной системой тактической информации SENIT-9, но России эти технологии (ни техническая документация, ни лицензия на производство) переданы не будут.

До последнего оставался неясен и вопрос цены контракта. В прошлом году, еще когда вопрос о контракте на поставки «Мистралей» только обсуждался, уже сообщалось, что стоимость строительства первого корабля типа «Мистраль» на французских верфях составит €720 млн, в то время как для ВМС Франции их стоимость была меньше чем €650 млн. Впрочем, второй вертолетоносец французы обещали построить уже дешевле – за те же €650 млн.

Потом последовали  уточнения со стороны уже Романа Троценко о том, что  участие России в строительстве кораблей, которое будет последовательно увеличиваться, должно существенно удешевить покупку. «В случае с первым кораблем предполагается локализация до 20%, со вторым – до 40%, с третьим – до 60%, и с четвертым – до 80%», – говорил Троценко. Он же заверил, что вертолетоносцы будут стоить России «меньше чем €600 млн».

А в апреле сего года президент Медведев отправил в отставку  ответственного за переговоры по покупке «Мистралей» заместителя главнокомандующего Военно-Морским Флотом по вооружению вице-адмирала Николая Борисова. Тогда же выяснилось, что он в декабре 2010 года самолично подписал без согласования с Рособоронэкспортом и Федеральной Службой военно-технического сотрудничества  совместный с французами протокол, в котором была прописана стоимость на уровне 1,15 миллиарда евро. Она складывалась из цены двух кораблей (980 миллионов евро), а также некоторых расходов на логистику (131 миллион евро) и обучение экипажа (39 миллионов евро).  И когда в ходе последующих переговоров военное ведомство Франции и DCNS предъявили этот протокол российской делегации, это стало для нее полной неожиданностью, поскольку делегация ожидала, что 980 млн евро - это все, что потребуется заплатить.

Поэтому переговоры застопорились и российской стороне пришлось выбирать: либо попытаться договориться о доплате еще около 200 млн евро за технологии и системы управления, либо добиться в ходе переговоров на политическом уровне договоренности о передаче технологий, получив скидку с тех 200 млн евро. И только в ходе личных переговоров в конце мая в Довиле президентов Дмитрия Медведева и Николя Саркози было принято взаимоприемлемое решение вопроса. Россия покупает два корабля за  € 1,1 миллиарда, но с выплатой аванса в 80% от суммы контракта, а французы передают технологии электроники и систем управления.

Последнее обстоятельство уже вызвало гнев американцев. Глава Международного комитета палаты представителей американского конгресса республиканка Илеана Рос-Летинен, например, заявила, что «мы глубоко встревожены тем, что Франция, союзник США по НАТО, решила проигнорировать совершенно очевидную опасность, связанную с продажей высокотехнологических военных судов России, в то время как Москва взяла более враждебный (внешнеполитический) курс по отношению к США, своим соседям и странам Европы». «Действия (Парижа) по вооружению наших оппонентов для получения коммерческой выгоды или умозрительного сотрудничества, которому не суждено воплотиться в жизнь, являются серьезной ошибкой», - считают в Вашингтоне.

Во Франции контракт осуждают как левосоциалистические, так и часть правых СМИ. Первым не нравится, что Франция «способствует вооружению» России, у которой якобы проявляется «возрождение имперских амбиций». Вторые – из-за того, что сделка по «Мистралям» противоречит «евроатлантической солидарности», и Франция может из-за нее испортить отношения с Вашингтоном.  Но, похоже, Николя Саркози, которому в следующем году предстоят президентские выборы, решил, что тысячи рабочих мест и долгосрочные контракты с Россией, которые влекут за собой еще и гарантийное обслуживание десантных вертолетоносцев, поставку запасных частей и комплектующих, перевешивают подобные «минусы».

Надо отметить, что и в большинстве российских СМИ, как либерального, так и патриотического толка, данная сделка по закупке «Мистралей» с самого начала подвергалась серьезной критике. Без сомнения, одним из основных для нее поводов был весьма  келейный характер сделки и более чем формально проведенный по ней тендер. Это притом, что как уже рассказывал KM.RU, корабли аналогичного класса, но  по куда более умеренной цене России предлагали купить Испания, Голландия и Южная Корея.

Другие эксперты со своей стороны заявляли, что надо вкладывать средства в восстановление собственного военного кораблестроения, а не заниматься фактическим спонсированием зарубежных корабелов. Патриоты напоминали, что в советские времена на заводе «Янтарь» в Калининграде был построен большой десантный корабль «Иван Рогов». Он был немножко меньше «Мистраля» (примерно на четверть), но был вооружен намного лучше, с хорошим противосамолетным и противолодочным вооружением, и мог десантировать танки, технику и прочее вооружение непосредственно на берег. Разумеется, в 90-е годы все такие корабли ушли в металлолом. Поэтому, говорили специалисты, не лучше ли возродить производство этих кораблей, чем покупать их у Франции? При этом высказывались мнения, что французские корабли в принципе не могут быть интегрированы в отечественные оборонные системы.

Некоторые специалисты вообще сомневались, нужен ли России корабль такого типа. Хотя бы потому, что в одиночку, без целой эскадры кораблей охранения и обеспечения, он может стать просто отличной мишенью из-за своих огромных размеров, а сам он имеет весьма слабое вооружение – как зенитное, так и противолодочное. Да и вообще, в процессе строительства на чужих верфях нет никаких гарантий, что «доброжелатели» не заложат туда соответствующие радиолокационные маячки, которые будут всегда показывать, где в настоящее время находится этот корабль. 

Либералы со своей стороны утверждали, что французский УДК (универсально-десантный корабль. – Прим. КМ.RU) предназначен в первую очередь для проведения экспедиционных операций, то есть высадки десанта на чужой берег. А Военной доктриной РФ таких задач перед отечественным флотом не поставлено. Там ему вменяется в обязанность оберегать и защищать побережье своей страны, экономические зоны государства в морях и океанах, защищать свободу мореплавания на международных морских трассах. По словам главкома ВМФ Владимира Высоцкого,  «Мистраль» спроектирован и построен как корабль проецирования силы и управления». Так «на какие страны собирается наш ВМФ «проецировать силу» УДК, особенно  в связи с тем, что первые два корабля собираются разместить на Тихоокеанском флоте?» - задается вопросом, скажем, «Независимая газета».

Ситуацию с контрактом на строительство во Франции вертолетоносцев для российского ВМФ в интервью КМ.RU прокомментировал главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко:

– Если признать откровенно, то в ситуации с закупкой «Мистралей» достаточно аргументов как «за», так и «против». Однако давайте теперь исходить из того, что окончательное решение по этому вопросу принято. Полагаю, решающим стал именно фактор времени. Очевидно, что в течение двухлетнего срока наши верфи, в отличие от французских, построить корабли такого класса не смогут. Обращаю ваше внимание на то, что наше командование даже не скрывает своих планов определить первый же из этих кораблей (а может, и сразу два) именно в состав Тихоокеанского флота. Именно его усиления требуют стратегические интересы страны.

Например, откровенно недружественные заявления Японии по т.н. «курильской» проблеме требуют адекватной реакции, которая предусматривает и усиление силовой составляющей. Обратите внимание на скандальные действия Японии, связанные с поездкой российского президента на российскую же территорию. Во времена СССР такие демарши были невозможны в принципе. Конечно, это еще не значит, что японцы готовы завтра напасть на наши острова. Но гонка вооружений среди всех стран Дальнего Востока разворачивается уже открыто, и Россия должна соответствовать даже потенциально возможным угрозам своим интересам в данном регионе.

Кроме того, полагаю, в ходе переговоров нам все же удалось добиться некоторых успехов и в получении новых передовых технологий. Это касается и самого кораблестроения, в котором участие нашей ОСК будет постепенно возрастать. Это касается и электронной начинки «Мистралей», которую французы все же обязались нам передать. Теперь перед нами стоит задача адаптировать эти высокотехнологичные системы для российских условий. 

Собственно, уже в ходе самого процесса строительства кораблей должны вестись работы по такой адаптации. Необходимо предусмотреть ледовое усиление корпуса корабля, провести перестройку вертолетных ангаров корабля под вертолеты нашего производства, а также создать соответствующую систему вентиляции и отопления (Дальний Восток – это ведь не Франция).

Без сомнения, уже сейчас надо решать вопрос об усилении вооружений этих кораблей, особенно систем ПВО. Оптимальным и легко достижимым представляется их оснащение турельными установками ГИБКА – модулями, каждый из которых может быть оснащен дюжиной ЗРК, адаптированных для морского базирования и имеющих соответствующие системы управления и целенаведения. Их производство налажено в Серпухове, на ОАО «РАТЕП». 

Необходимым также представляется и установка противодиверсионных гранатометов. Вообще же, конечно, предстоит большая работа по интеграции различных российских систем вооружения в общий контур боевого управления кораблями. И, конечно, уже сейчас надо начинать обустройство системы берегового базирования этих кораблей, создание соответствующей инфраструктуры.

Сегодня ни Владивосток, ни Петропавловск-Камчатский не имеют никакой береговой инфраструктуры, чтобы обеспечить базирование таких кораблей. А оставлять такой огромный корпус на бочке в заливе Петра Великого или в Авачинской бухте, как это было с отечественными вертолетоносцами проекта 1123 класса «Москва» и «Ленинград» - значит впустую расходовать их технический моторесурс и убивать его без нужды. Так что работу по созданию береговой инфраструктуры надо начинать уже сегодня, так как времени мало. Первый корабль французы обязуются сдать через 36 месяцев. И это звучит вполне правдоподобно. Так что и нам надо торопиться, чтобы  было где разместить такой корабль.

Оригинал данного материала   http://www.km.ru/v-mire/2011/06/20/bezopasnost-i-oboronosposobnost-rossii/mistrali-poidut-na-dalnii-vostok

i_korotchenko

's journal

Хрусталев Максим

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.