Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Психоанализ площадной оппозиции

15 ноября 2010
Источник: "Война и мир"

Желтые штаны - два раза "ку!" :) Большая и спорная, но очень интересная статья о власти и оппозиции в России, Украине, Белоруссии...

БЛЕСК И НИЩЕТА ПОЛЕВЫХ КОМАНДИРОВ

(Статья №1 из серии "Психоанализ площадной оппозиции") Психоаналитический осмотр всех до единой оппозиционных сил в России невозможен: точно так нереально, скажем, побывать в каждом российском городе, ибо ограничены силы человеческие. В компактной Белоруссии оппозиция за малыми исключениями имеет единое лицо – "проевропейское", то бишь русофобское (см. текст "Психоанализ белорусской оппозиции"). Но в России для описания всех оппонирующих власти течений понадобится многотомник. Тут ведь даже системная оппозиция имеется – в то время как в Белоруссии и Нацсобрание, и советы всех уровней зачищены от оппозиционеров еще в 1990-х. Поэтому поведем речь главным образом о тех противниках Кремля и "Единой России", которые громко апеллируют к правам человека, зовут на подмогу Запад, требуют либерализации избирательного закона, обвиняют власть в фальсификации выборов и выпячиваются на площадях.

Фонтан убожества

Минувшим летом ученый и во всех смыслах остепененный московский муж, причисляющий себя к социал-демократам, прислал письмо: "У меня просьба: я сочинил несколько "общественных проектов"... Посмотри, может разошлешь журналистам, кому сочтешь целесообразным... Анонимно, без указания автора".

Ознакомившись с этими курам на смех "проектами", я счел за благо никому и никогда их не показывать. Однако оппозиционер прислал их во второй раз, а потом и в третий: "Есть несколько идей, которые было бы целесообразно вбросить в публичное пространство".

Что ж, с учетом такой настойчивости придется произвести этот самый "вброс". Прямо сейчас.

"В последние дни много дискуссий о мужественных действиях правозащитников в поддержку статьи 31 Конституции, тема раскручена, – пишет мой знакомый. – И потому число сторонников статьи 31 можно умножить, если бы бизнес наладил производство дешевых футболок, теннисок, бейсболок, курток и т.п. с символикой "31" (как бы артикул). Вероятно, многие, хотя бы в пику властям, купили и носили бы эти вещи. Таким образом можно было бы публично продемонстрировать поддержку защитникам Конституции, не рискуя получить дубиной по башке от тупых омоновцев с семьюклассным образованием, – маргиналов городских окраин, чье "образование" не позволяет им иначе прокормить себя. Полагаю, что и властям было бы полезно увидеть масштаб поддержки правозащитников в обществе. К сожалению, в воскресенье лично обошел два вещевых рынка, но так и не нашел для себя что-нибудь с символикой "31"".

Ну как? Серьезный "общественный проект"? Что там борьба с экономическим кризисом или модернизация всея Руси – понашьем-ка лучше "31" на видные места!

Следующая "идея" и того хлеще: "Аналогично можно продемонстрировать поддержку движению "синих ведерок", если наладить производство мужских летних панам без полей (есть такой фасон) синего цвета, весьма напоминающих короткое широкое ведерко. Это только вообразить себе: поток людей – не автомобилистов – в синих панамках... А если украсить панамку вензелем "31", то она будет работать еще и как символ солидарности с защитниками Конституции. По названным элементам одежды люди будут узнавать друг в друге единомышленников".

Вот так креатив – куда до него кремлевским политтехнологам! Страшное дело: того и гляди оппозиционеры сколотят целую гвардию "вензельных синепанамочников". Отдыхают даже древние китайцы, распознававшие друг друга то по красным бровям, то по желтым повязкам.

Но творческий фонтан не иссяк, ибо нас поджидает еще и 3-й "общественный проект".

"Есть идея: объявить народный сбор средств на памятник жертвам политических репрессий с его последующей установкой на Лубянской площади – на месте "железного Феликса", – сообщает мой корреспондент. –Предлагаемый проект – общедемократический, общегражданский; будет способствовать сплочению рядов демократов в течение несколько лет. Фонд по сбору средств и общественный комитет во главе с Людмилой Алексеевой... для контроля за ходом дела можно было бы создать при "Новой газете", имеющей высокую репутацию. Противодействовать сбору средств и изготовлению памятника власти едва ли осмелятся. Много сложнее будет с установкой на Лубянской площади. Однако борьба вокруг этого места установки будет эффективным информационным поводом для либерально-демократических сил, не хуже, чем сегодня вокруг Триумфальной площади".

Более всего в этих, прости господи, "проектах", помимо интеллектуального убожества, обращает на себя внимание полная самодостаточность оппозиционной деятельности. Вся она зациклена на проведении максимально шумных и броских уличных акций: протест ради протеста.

Что уж тут рассуждать об уровне жизни, скрытой и явной безработице, качестве здравоохранения и доступности образования, проблеме моногородов или сельского уклада!

Оранжевый сценарий

Бузить, бузить и еще раз бузить, изобретая "эффективные инфоповоды" или без оных, – такой смысл в жизни обрели тысячи москвичей и питерцев. Случилось это несколько лет назад – после побед оппозиционеров в Грузии (2003 год), на Украине (2004 год) и в Киргизии (2005 год).

Слишком многим не давали и не дают покоя лавры "ранних" Саакашвили, Ющенко-Тимошенко и Бакиева. Всевозможные "несогласные" предполагают, что богатый опыт крикливых манифестаций окажется "бесценной ложкой к обеду" цветной революции. Однако каковы шансы на реализацию ее сценария в России? Еще в августе 2005-го назад мы коснулись этой темы в беседе с Сергеем Кара-Мурзой, и ниже приводим ее фрагмент.

"А. Ч. Прологом к "цветной" революции обычно оказываются фальсификации власти на выборах. Уже сейчас, по данным ФОМа, 51% граждан – столько же, сколько допускают возможность революции! – полагают, что выборы в Госдуму в 2007-м будут нечестными. Политолог Андрей Пионтковский считает, что лучшей профилактикой станет кристально транспарентный избирательный процесс. Вы согласны?

С. К.-М. Это заблуждение. Выборы используются в качестве стартера для запуска революционного механизма, не более того. Независимо от рейтингов, "оранжевая" оппозиция априори заявляет о массовых фальсификациях и собственной победе. Это привлекает на "оранжевую" сторону и часть населения, и заинтересованное мировое "общественное мнение". После голосования в такой ситуации его реальные итоги не важны: власть вынуждена оправдываться, но ей не верят.

А. Ч. Как говорится, вчера мятежников не видно нигде, а завтра они – повсюду, и это уже революционеры!

С. К.-М. Обывателю навязывается страх оказаться "не нашим" для побеждающей стороны. А быть для нее "нашими" становится модно и престижно. Оранжевые ленточки вешают на себя люди всех слоев общества, в 1917-м красный бант нацепил даже родной брат отрекшегося императора. При этом в сознание внедряется образ "неминуемой победы". Часто он никак не мотивируется, например, в Интернете бежала строка: "до победы Ющенко осталось... 40... 30... 5 дней". Нагнетается ожидание освобождения, радостного перерождения общества "сразу же после победы".

А. Ч. Власть абсолютно бессильна в такой ситуации?

С. К.-М. Власть бессильна в том случае, если сама находится в сговоре с "цветными". Кучма заранее договорился с Ющенко об условиях сдачи, оттого и поливал его грязью, создавая ему ореол мученика. Но если власть желает устоять, то, как правило, она устоит. Ведь реально "оранжевые" митинги и шествия быстро перестают быть законными. Революция в Белоруссии невозможна оттого, что незаконные пикеты сразу разгоняет милиция. Очистить киевскую площадь Независимости в мороз при помощи водометов было делом получаса, но этого никто не сделал. Так власть сама снизила планку собственного авторитета. Огромный вклад внесла Служба безопасности Украины во главе с генералом Смешко, известным своими прозападными взглядами. Ее угрозы обрекли милицию и армию на бездействие.

А. Ч. Неизбежен вопрос: как вы оцениваете шансы революционеров в России?

С. К.-М. Оценки можно давать только интуитивные. "Цветным" будет сложно договориться с путинским окружением. Соратники президента контролируют богатейшие компании страны, но не владеют ими, подобно олигархам, – революция оставит их у разбитого корыта" (цит. по Александр Черницкий. Сергей Кара–Мурза: "Грядет новая "сборка" народа..." // Наша власть: дела и лица. – №7–8. – 2005).

Прогноз целиком оправдался – к счастью для России. Потому что до сих пор реформы проводились, по словам Сергея Георгиевича, "наиболее щадящим образом" и "травмы, которые реформы нанесли стране, минимальны". А вот "другие бригады реформаторов с той же доктриной" причинили бы гораздо больше зла.

Поэтому "если придут к власти Каспаров и Немцов, мы взвоем по-настоящему".

От скуки и безделья

За последние пять–шесть лет российская оппозиция – не забудем, что мы исследуем лишь ее "бузящую" часть, – не договорилась с властью, потерпела череду сокрушительных поражений на федеральных и всевозможных региональных выборах, фактически лишилась правого крыла (оскорбительно "распальцованный" для обычных людей СПС бесславно сгинул на помойке истории) и деградировала до такой степени, что идеология различных ее ветвей перестала иметь значение. Такому убожеству ни в Госдуме, ни в региональных парламентах явно не место.

Однако цирк уехал, а клоуны остались. Те самые люди, которые несколько лет назад считали друг друга "нерукопожатными", вместе планируют бузотерство и дружно шельмуют милицию. Произошло наименее плодотворное объединение – на негативном базисе: "своими" стали все, кто против власти.

В одном строю яблочники и лимоновцы, коммунисты и либералы, выживающие из ума правозащитники советского разлива да близкие им по образу мыслей городские сумасшедшие. Полюбоваться последними могут все желающие. В РУНЕТ ведь выложены не только ролики с "дубинками по башке"; хватает там и сюжетов с потерявшими человеческий облик цепными псами, облаивающими парней в милицейской форме (см., например, ТВ "Офицеров России").

"Полевые командиры" оппозиции информированы лучше своих подчиненных и в глубине души понимают, что оранжевая революция России не грозит. Возвращения губернаторских и одномандатных думских выборов также не предвидится; сплошь и рядом сворачиваются даже всенародные выборы мэров городов и глав муниципальных районов. На что же рассчитывают при таком раскладе "полевые командиры"? Разве этим не самым глупым мужам заняться больше нечем?

Как ни странно, на последний вопрос ответ будет утвердительным. Предводители бузотеров – люди небедные. Ни о хлебе насущном, ни о "трешке у метро" беспокоиться им не нужно. Среди них немало самых настоящих рантье. Однажды в разговоре со мной политолог Владимир Пызин обронил: "Власть – пожалуй, самый дорогой товар в России. Поэтому во власть все реже приходят люди без капитала – и уж совсем редко покидают власть без него".

Побывав в свое время во власти подобно Михаилу Касьянову, Борису Немцову или Владимиру Милову, некоторые "полевые командиры" "надыбали" доходных акций и развлекаются теперь оппозиционной деятельностью на жирные дивиденды. В принципе, можно людей понять: некогда были на самом виду, а теперь абсолютно никем не востребованы. Воронка столь соблазнительного времяпрепровождения засасывает вполне симпатичных людей скромного достатка, и вот уже рупором "площадной" оппозиции становится Владимир Рыжков. А ведь еще несколько лет назад казалось, что мужик он серьезный и искренний. Но вот возникли материальные затруднения, и пришлось вставать в одну шеренгу с забавляющимися и пиарящимися плейбоями.

Прибились к жалкой компании и подлинные таланты, Гарри Каспаров с Эдуардом Лимоновым. Оба лопаются от честолюбия и эксгибиционизма, но давно достигли потолков в своих профессиональных сферах и вынуждены искать самоудовлетворения "на стороне".

Интеллигенция в России отчаянно необъективна: ее мир раскрашен в два цвета, поделен на "наших" и "плохих", из-за чего игнорируются промежуточные, взвешенные, спокойные оценки. Например, почему-то считается невозможным признание Эдуарда Лимонова прекрасным писателем при безусловной имбецильности его идеологии, которой симпатизируют лишь лопающиеся от гормонов дети спальных районов.

То же касается и выдающегося шахматиста Каспарова. Нонконформизм он спутал с резкостью и бескомпромиссностью. Отвергая любые возражения даже со стороны союзников, пылкий Гарри Кимович неоднократно разваливал интеграционные потуги оппозиции, начиная с попытки создания Республиканской партии совместно с Рыжковым, Лысенко, Задорновым и Зубовым в 2005 году.

"Каспаров – такой же картонный герой спектакля, как Ющенко", – обронил в ту пору мудрый Сергей Кара-Мурза.

"Нету острых ощущений..."

Встречаются среди "полевых командиров" оппозиции, говоря словами Юрия Шевчука, и "мальчики-мажоры" вроде Сергея Удальцова. Этот профессорский сынок, правнук ректора МГУ, племянник чрезвычайного и полномочного посла, никогда и ни в чем не знал нужды. Словно к таким вот "орлам" обращался еще в застойные годы Владимир Высоцкий:

Нету острых ощущений – все старье, гнилье и хлам, –

Того гляди, с тоски сыграю в ящик.

Балкон бы, что ли, сверху, иль автобус – пополам, –

Вот это дело, это подходяще!

Горячо искомые "острые ощущения" принесло Сереже превращение в лидера "Авангарда коммунистической молодежи". Отважный мажор теперь так и норовит угодить в руки милиции и по дороге в отделение звонит из "воронка" на радио "Свобода": жалуется, как ужасно его притесняют. Вот такой созрел в столице страдалец и "красный принц"! Аналогичные метаморфозы вообще свойственны левацким вожакам, достаточно вспомнить народников и марксистов. Малоимущим скучать некогда – каждодневно приходится выживать.

Тем временем их сытые "заступнички" только и озабочены поиском "адреналина": "Большинство идейных преемников Че проживали в богатейших странах и рвались в революцию не от голода, а от "переедания"... В 1970-х и 1980-х террористическая война полыхала в Западной Германии, Франции, Италии, Японии. Отпрыски состоятельных семей громче всех протестовали там против "зажравшегося общества потребления" и мечтали о суровой простоте, в которой живут народы "третьих" стран" (цит. по Черницкий А.М. Воздушное пиратство. – Ростов-на-Д.: Феникс, 2007).

Москвичам и питерцам, проводящим ежедневно на работе по 9 часов, должно быть, невдомек, что массы их земляков днями напролет тусуются на разного рода мероприятиях, которые собирают от силы несколько десятков человек. Речь идет не о светских подонках и львицах, но о больших приверженцах гражданского общества. Прежде всего это изнывающие оппозиционеры всех мастей, в массе своей – вузовские "преподы". Их ряды в последние годы пополнили мелкие "пиарасты". Эти бедолаги лишились работы вследствие резкого уменьшения числа крупнобюджетных избирательных кампаний.

С утра публика тянется на какую-нибудь открытую лекцию, днем – на пресс-конференцию по пустячному инфоповоду, вечером – на некий постоянно действующий семинар и т.д., и т.п. Времени свободного навалом, занятия со студентами отнимают несколько часов в неделю, к тому же среди наших интеллектуальных тусовщиков много пенсионеров.

Несть счету посиделкам, и всяк участвующий рвется непременно наговорить трюизмов по любой обсуждаемой теме; не забывают и перекусить "за счет принимающей стороны". Речевое недержание столь сильно, что не прерывается даже с окончанием мероприятия, выплескивается на улицы и доползает до ближайшей станции метро.

Разумеется, лишь незначительная говорунов часть активно посещают уличные акции: там и опасно, и фуршет не накрыт. В свою очередь, "полевые командиры" оппозиции редко участвуют в тихих и малолюдных сходках профессиональных пустобрехов, куда не приходят журналисты. Собственные нижайшие рейтинги – вот главная забота "командиров". Следовательно, народу, включая прессу, следует собирать вокруг себя по максимуму.

– А телевидение будет? Какой канал? Ах, вы знаете, в этот день я занят, к сожалению прийти не смогу...

К тому же большая шумиха изредка помогает "сковырнуть" крупного чиновника, как случилось в Калининграде с Георгием Боосом. Например, Каспаров считает этот эпизод крупным успехом и выводит из него победы оппозиции в будущем. Столь же "логичен" был юноша Илья Яшин, когда комментировал в эфире все той же "Свободы" разрешение московскими властями митинга на Триумфальной 31 октября 2010 года:

– Это уступка Кремля, а значит, наша победа.

Отсюда – страшное предположение.

Не впадает ли гроссмейстер в детство?

КАК ПОССОРЯТСЯ ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ С ДМИТРИЕМ АНАТОЛЬЕВИЧЕМ

(Статья №2 из серии "Психоанализ площадной оппозиции")

 Оранжевая революция России не грозит: подобный приход оппозиции к управлению страной возможен лишь в результате закулисной сделки с одряхлевшей властью. Победа оппозиции на выборах в обозримом будущем также представляется фантастической, ибо этому препятствуют и административный ресурс, и избирательное законодательство, и, самое главное, отсутствие широкой электоральной поддержки. Однако "полевые командиры" фронды убеждены, что все эти барьеры рухнут в одночасье после ухода из политики Владимира Путина. Такой сценарий кажется оппозиционерам вероятным в случае возникновения размолвки в правящем "дуумвирате". Сарафанное радио трудится без отдыха: от Москвы до самых до окраин расползаются слухи о скором развале главного российского тандема. Какие только версии ни выдвигаются!

Мечта о трещине в тандеме

Неизбежный вопрос: а зачем вообще высокие рейтинги стареющим плейбоям немцовым и мальчуганам-мажорчикам удальцовым, если, по их же утверждениям, в России проводятся "выборы без выбора" и отсутствует политическая конкуренция? Ведь даже на место того же Бооса был посажен еще более сервильный товарищ, козыряющий любому начальству со времен своей комсомольской юности.

По-человечески оно, конечно, понятно, что нашим "полевым орлам" до рвоты порулить страной охота. Но положение дел таково, что власть в принципе недоступна. К чему тогда самопиариться, порой с риском для жизни? Вспомним хотя бы стилизованное самосожжение юношей Яшина и Шуршева на Софийской набережной Москвы в 2007-м!

А все дело в том, что оппозиционеры верят: власть в конце концов совершит ошибку, чем и ослабит собственную монополию. Ссора внутри царствующего тандема – вот какого сорта будет эта ошибка. Отсюда – и вой до небес по поводу снятия московского мэра: глядите-ка, Путин его не трогал, а Медведев уволил.

"Ура! – беснуются провокаторы. – Медвед уже пошел против ВВП!"

Однако кто в здравом уме поверит, что снятие Лужкова произошло не по прямому указанию Путина? Убрав популярного мэра столицы, Медведев выполнил грязную работу, а подлинный "начальник страны" остался чист.

Узнав об отставке московского "хозяина", площадные оппозиционеры впали в экстаз:

"Да здравствует Лужок! Теперь он наш человек, его Медвед наперекор воле ВВП обидел!"

И вопреки всякой логике громкоголосая оппозиционная тусня сей же миг принялась записывать Лужкова в свои ряды. Хотя только что ненавидела его всеми фибрами своих душонок – столь же властолюбивых, сколь и, прямо скажем, туповатых.

(Еще в 2001 году автор этих строк опубликовал статью, которая вскользь задевала Юрия Михайловича: "Москвичи боготворят своего мэра Лужкова, не понимая, что кого ни поставь во главе такого города, процветание не прекратится". Тогда в ответ сразу перевозбудились "Новые известия": что себе позволяет г-н Черницкий! Неужто в кресло Лужкова можно хоть кирпич положить, и ничего не изменится? Да, верно: еще 9 лет назад я считал, что кирпич на месте столичного головы был бы лучше, поскольку не мог бы жениться и крышевать бизнес своей благоверной.)

Ожидание разлада между Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным родилось в ходе президентской кампании 2008 года и с той поры экспотенциально растет. Кажется, будто из этого неуемного желания уже можно добывать электричество – вот вам и возобновляемый источник энергии!

Любопытно, что вариант, когда Путин отправляет взбунтовавшегося Медведева послом в далекую страну, даже не рассматривается: по маниакальной убежденности оппозиционеров, все должно произойти наоборот.

– Нам нужна другая Россия! – вопят уличные горлопаны. – Россия без Путина!

Невольно вспоминается одна из кампаний по выборам белорусского президента, когда националисты заклеили всю республику постерами "Выбирай другого" и "Пора убирать". Подразумевалось, что любого другого победителя националистическая оппозиция сумеет оттеснить: лишь против Лукашенко у нее кишка тонка. Вот и в России оппозиционеры уверены, что "разберутся" с Медведевым, едва тот останется без Путина. Дескать, силовики Медведева не любят и драться за него не захотят. И это – во-первых.

Во-вторых, о раздрае среди "дуумвиров" мечтают невостребованные "пиаристы" со всей страны. Отчего-то они убеждены, что любая новая – непутинская! – власть непременно восстановит общенародную выборность всего и вся. Как-никак, погибла целая отрасль, при которой кормились, включая полевых агитаторов, десятки тысяч людей. Судите сами, читатель. Выборы одномандатника в Госдуму даже в депрессивной глубинке обходились ориентировочно в $5 млн, причем такую сумму выкладывал не только победитель, но и каждый из двоих–троих его основных соперников. На выборах "губера" счет шел уже на десятки "лимонов баксов" с любого серьезного – не "технического" – претендента.

В-третьих, раскола на самом верху жуть как хочется плейбоям (немцовым, миловым, касьяновым, etc), претендующим на высшую власть в России. Моложе они, мягко говоря, не становятся.

Близится час их исторического забвенья.

И бьют копыта от нетерпенья.

Новая перестройка и новый Горбачев

На протяжении всего медведевского правления бесконечно муссируется вражда, которая неизбежно вспыхнет – и уже якобы вспыхнула – между "всей президентской ратью" и аппаратом премьер-министра. Дескать, бюрократы с обеих сторон в ходе "распила нефтегазовой ренты" додерутся до такой степени, что втянут в схватку своих патронов. Люди со связями и впрямь рассказывают – восторженным шепотом! – о взаимной ревности Белого дома и Старой площади.

Осенью 2010-го масла в огонь подлил председатель правления медведевского Института современного развития (ИНСОР) Игорь Юргенс. В интервью сначала Reuters, а затем и "Коммерсанту" этот ведущий "модернизатор" советовал Путину в 2012 году "не выдвигаться", так как он уже "сделал прекрасное дело с 2000 по 2008 год в качестве президента", стабилизировав страну, но теперь "нужен модернизационный рывок", который "ассоциируется с Медведевым". В противном же случае Путин может превратиться в "угасающего лидера" наподобие Брежнева. Вдобавок Юргенс высказался за освобождение Михаила Ходорковского, который, как считает оппозиция, является личным врагом Путина.

Для чего же прожженный аппаратчик Юргенс вбивает клин между "дуумвирами"? Трудно поверить, что бывший профсоюзный функционер советской закалки откровенно поделился личным мнением. Вполне вероятно, таким образом он сознательно дал ложную надежду тем, кто страстно верит в скорый разрыв между президентом и премьером. И, похоже, Юргенсу это удалось: в ловушку всеми четырьмя копытами угодил Немцов. Ни много ни мало решив ускорить сей разлад, "наивный нижегородский юноша" опубликовал призыв к Медведеву помиловать Ходорковского с Платоном Лебедевым, поскольку обоих, дескать, "заказал" Путин.

Особые надежды оппозиционеры возлагали на мировой экономический кризис, который якобы должен был породить грандиозный социальный взрыв, лучше всего – чудовищный русский бунт, сметающий власть. Но страна устояла, и родилось предположение о том, что Медведев – это новый... Горбачев. Тушите свечи!

С конца 2009 года оппозиционный бомонд и кочующая по столичным говорильням массовка одержимо дискутируют тему начала новой перестройки. Оголтелая критика нургалиевского МВД уподобляется демонизации крючковского КГБ; отдельные успехи оппозиционных партий в регионах "параллелятся" с победами ранних советских демократов на первых альтернативных выборах.

При этом без умолку гомонящая альтернатива действующей власти предпочитает закрывать глаза на то, что Медведев – в отличие от Горбачева – многое декларирует, но толком ничего ­не воплощает "в натуре". За год не исполнено даже робкое его предложение Федеральному собранию уточнить целесообразность переходов на летнее и зимнее время, которые почти всем давно обрыдли (коллега Виталий Третьяков надеется, что 31 октября 2010-го часы перевели в последний раз: сподобь уж, Неизреченный, чтоб так и стало).

Подлинная цель притягивания оппозицией фактов за уши вновь-таки заключается в том, что Медведев должен удалить из власти Путина. Тогда от тандема останется слабое звено, и пробьет звездный час уличных заводил. Подразумевается, что с Путиным и его окружением плейбои и мажоры договориться не в силах, зато призывающий к свободе и модернизации Медведев кажется куда более покладистым. Чуть ли ни "своим"!

Более того, патологический стихоплет Дмитрий Быков (тоже, оказывается, оппозиционер) и вовсе убежден, что Медведев – это вроде как... Хрущев.

"Дмитрий Быков нас сегодня целый час убеждал, что жизнь толкает Медведева на позиции реформатора, – поведал корреспондент "Свободы" Михаил Соколов. – Ну, как Хрущева. История дала ему шанс стать реформатором".

Что тут скажешь? То-то Хрущ при живом Кобе стал бы реформатором, а не лагерной пылью! Да и "оттепелью" наши дни назвать невозможно. Настоящие "морозы" при путинской "диктатуре" ударять-то и не собирались. Иначе слагал бы Дима Быков вирши в ином климате и в другой аудитории.

На значительном удалении от Москвы.

Два следователя

Но ладно, допустим все же, что Медведев – это Горбачев. Кто же в таком случае Путин? Лигачев? Явная чушь. Другой логический провал: противостояние сильного звена со слабым по определению может окончиться лишь победой сильного звена. И третий логический сбой: битва внутри тандема является исключительно гипотетической, поскольку Путин и Медведев не только союзники, но еще и единомышленники.

Созданная их усилиями система власти нуждается в них самих не меньше, чем они в ней. За отдельными исключениями окружение у них общее, одно на двоих. Сравните, какие посты те или иные чиновники занимали при президенте Путине и какие должности занимают при президенте Медведеве. А то ведь кое-кто договорился уже до того, что Собянин – человек Медведева и поэтому, в пику самому ВВП, разрешил бузотерам выйти на Триумфальную площадь 31 октября 2010 года. Освежите память: до Москвы Сергей Собянин возглавлял администрацию президента Путина, а затем аппарат правительства премьера Путина.

Тем не менее, под предполагаемую перестройку оппозиционеры разных мастей затеяли оголтелое партстроительство. Число учрежденных в 2010 году партеек уже достигло, кажется, полудюжины. А то вдруг получится, как в 1991-м, когда власть валилась в руки, а желающие ее захватить не располагали готовыми политическими структурами. Что, если опять "завтра война, а мы уже устали"?

"Художники, актеры, литераторы, поэты и ученые, как и все русские, знают, что период нестабильного состояния системы управления недолог и за короткое время надо успеть утвердить себя, – подмечает Александр Прохоров в своей книге "Русская модель управления". – Им некогда дожидаться, пока их научные концепции, их стиль в поэзии и живописи завоюют рынок, а конкуренты вынужденно окажутся на мели. Нет, они с самого начала должны добиваться перераспределения в свою пользу всех ресурсов".

Понятное дело, за каждой партейкой поспешает целый шлейф университетских "преподов" и безработных пиарщиков, которые уже примеряются к ролям главных идеологов и серых кардиналов соответственно. У вот уже ползет по Москве сакральный шепоток:

– А вы слышали? Собянину ведь предстояло возглавить предвыборный штаб Путина. А теперь, "поставив" Собянина на Москву, Медведев ослабил своего основного соперника!

Только пребывая в совершенно иллюзорном мире, можно допускать, что назначения глав российских регионов производятся Медведевым в одиночку – без согласования с Путиным.

В последние недели оппозиционные "креативщики" выдали новую фишку: "Пусть Медведев не в состоянии сделать капитальный ремонт, но он хотя бы мебель двигает". Звучит эффектно и доходчиво – ну кто из нас с ремонтом дела не имел? Правда, смысла в этой фразе ровно столько, сколько в бесцельном перемещении мебели по жилищу.

Если уж на то пошло, наших "дуумвиров" лучше сравнивать со злым и добрым следователями, которые разными методами решают одну и ту же задачу. Оба умны, здоровы, энергичны, политически молоды, не подвержены суевериям, располагают высочайшей лояльностью Федерального собрания и губернаторского корпуса.

Поэтому в обозримом будущем новый кормчий – не Путин и не Медведев – у штурвала страны не появится.

Великая ошибка либералов

Мы разделяем негодование оппозиционеров по поводу зависимых судов и тотальной коррупции, сырьевого дисбаланса экономики и вытекающей из него массовой нужды. Да и сами представители режима наличие всех этих бед так или иначе признают. Собственно говоря, никто и не подвергает сомнению необходимость чуткого пригляда за чиновниками: на то и щука, чтоб карась не дремал.

Но, во-первых, оппозиция оппозиции – рознь. Люди, находящиеся в плену пронзительной, неограниченной глупости, никак не тянут на щук. Сама власть уже попросту стебается над дурачками, которым только щелкни пальцами, и – кинутся рвать в клочья любую чепуху: хоть преобразование милиции в полицию, хоть перенос памятника Петру I, хоть массовое переименование московских улиц.

Во-вторых, в отличие от скучающих плейбоев и примкнувших к ним завзятых болтологов, истинный патриот не станет накликивать на родину полного краха с единственной целью ухватиться за власть в его (краха) мутной воде. Нормальный человек не станет с порога отвергать всякую инициативу только на том основании, что она исходит от власти.

И, в-третьих: невозможно возлагать на Путина сотоварищи ответственность за все плохое, что есть в державе российской. Вот на этом-то моменте и приостановимся.

В 1991 году либералы – идейные предшественники наиболее заметной части нынешних "полевых командиров" – совершили великую ошибку, попытавшись затеять судилище над компартией. Большинство обладателей партбилетов ни в малейшей степени не были сопричастны ее преступлениям и обиделись. Последовавшее затем массовое обнищание сделало этих крайне инфантильных и недавно еще аполитичных людей легкими жертвами коммунистической демагогии.

Реакция получила мощную социальную базу, что и позволило функционерам ВЛКСМ и КПСС удержать власть. Эти профессиональные циники и плуты саботировали реформы, учинили воровскую приватизацию и заправляют по сей день. Полистайте биографии чиновников разных рангов, особенно в регионах: сплошь и рядом вы обнаружите старт трудовой деятельности в комсомоле и потрясающее "образование" – Высшую партийную школу.

На самом-то деле требовался не суд, но люстрации – пожизненный запрет на госслужбу для всех, кто занимал в СССР должности освобожденных работников "идеологического фронта". Рядовые коммунисты с восторгом поддержали бы такой подход. Он бы, кстати, поумерил пыл кое-кого из нынешних "полевых командиров". Вот, к примеру, "черные метки" в биографии коммунистического реваншиста Виктора Тюлькина: "В 1988 году избран секретарем парткома НПО "Авангард". С 1990 года – член Ленинградского обкома КПСС".

Впрочем, Тюлькин, быть может, отличается личной честностью, да и сейчас бьется за некие идеалы. Более распространен иной тип совкового функционера – задыхающийся от алчности и дурно скрываемого лицемерия. Автор данного исследования встретил распад Союза в самом богатом городе Белоруссии – Новополоцке. К этому времени 1-е секретари тамошних горкомов партии и комсомола замарались настолько, что на обоих были заведены уголовные дела.

Главного городского партийца прокуратура привлекла за махинации с сигаретами, а главный комсомоленок похитил оргтехнику и слинял куда-то в Сибирь. Те же самое творилось по всей шестой части суши. Но в итоге вся эта карьерно-вороватая камарилья ловко приспособилась к новым порядкам.

Многие даже кабинетов не сменили – только вывески.

Время длинного дыхания и больших надежд трехсот миллионов человек было безжалостно растоптано.

 НАРОД В БЕССРОЧНОМ ОТПУСКЕ

(Статья №3 из серии "Психоанализ площадной оппозиции")

 После окончания перестройки население резко деполитизировалось, и вот уже почти двадцать лет ни оппозиции, ни власти толком не удается увлечь россиян своими посулами. С одной стороны, людям безразличны призывы "полевых командиров" к десталинизации страны и демократизации политической системы – например, к возвращению всенародных выборов глав регионов или восстановлению мажоритарных округов в Госдуме. С другой стороны, народ не трогают заклинания власти о модернизации экономики или исправлении ее сырьевого перекоса. Но если в 1990-х годах корни социальной апатии крылись в усталости и озлобленности людей от шока реформ, то в 2000-х дело уперлось в отсутствие привлекательного для широких масс Проекта.

В коридорах власти на каждом шагу, от кишлаков до столиц, встречаются "кадры", ментально оставшиеся в 1970-х (приятное исключение составляет разве что наивысший эшелон). С ними в принципе невозможна никакая модернизация, никакое общественное благо – лишь взяточничество и казнокрадство, самодурство и пресмыкательство, всевластие отдельных кланов и одной партии, культики очередных личностей, ксенофобия и нетерпимость, "правоохранительный" беспредел, презрение к частной собственности и правам человека.

Какая уж тут "десталинизация общественного сознания", о чем нон-стоп жужжит правая оппозиция, которой повсюду мерещится профиль усатого горца! Теперь к ней примкнул еще и Михаил Федотов: новый глава "Совета при президенте России по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека" назвал десталинизацию одним из трех приоритетов своей деятельности.

Поздно пить боржоми, батенька, – проехали! Десталинизацией нужно было заниматься в начале 1990-х – вместо того, чтобы пытаться судить чохом 19 млн коммунистов. Время десталинизации упущено безвозвратно, ибо реанимировать тему люстраций уже технически невозможно. Поэтому сегодня галдеж с правого фланга о десталинизации – не более чем обманка для увода всенародного внимания от по-настоящему важных вещей.

Ну ладно, простительно, что этого не понимает депутатский корпус Грузии, не выросший из детских штанишек: в октябре 2010 парламент в Тбилиси со всей дури потребовал провести десталинизацию республики. На самом-то деле Грузия нуждается в дезинфекции – там давно пора тараканов в умах потравить. Но чудно, что элементарных вещей не знает весьма взрослый с виду г-н Федотов. Или он только прикидывается?

Ну, а какая элита – такой же в массе и народ: некомпетентный и безответственный, неквалифицированный и грубый. Все нынешние поколения выращены незрелыми людьми, за которых все решали партийные чиновники. То-то по-советски хамят продавцы в современных с виду магазинах, то-то по сей день духовной пищей служат "вокализы" Пугачевой и Ротару, Кобзона и Лещенко.

Требуется элита иного генезиса – полностью разотождествленная с советско-крепостным прошлым. Должны восторжествовать высокообразованные интеллектуалы, для которых родина не будет ассоциироваться ни с собственной комсомольской карьерой, ни с обкомовским кабинетом папаши, ни с грабительской приватизацией, ни с "нецелевым расходованием бюджетных средств", ни с откатами.

Лишь дети тех ребят, которые родились в 1990-х, будут более или менее избавлены от генетической связи с "совком" и вылупившимся из него еще более мерзким "постсовком". Но они вступят в активную жизнь нескоро.

Поэтому вообразим, что к власти уже сегодня пришли оппозиционные силы, выступающие за люстрации.

"Вы нахапались, дайте нам!"

Допустим, страну возглавила радикальная молодежь – что же она предпримет, как всех облагодетельствует?

Вот, к примеру, что говорилось в программных документах коалиции "Другая Россия": "В первую очередь госслужбу должны покинуть все, кто состоял в КПСС, "Единой России", "Партии Жизни", "Родине" и в ряде других подобных псевдопартийных структур".

Кто же займется госслужбой? Ответ напрашивается: сами радикальные оппозиционеры. Чтобы наверняка овладеть государственной машиной, они уже предложили ограничить возраст чиновников 45 годами. И в подтверждение своей правоты сослались на... дикий российский рынок рабочей силы, топчущий Трудовой кодекс: "работодатели частного сектора экономики в подавляющем большинстве отказывают в найме соискателям старше 45 лет".

Дескать, "никакая житейская мудрость не заменит возрастного затухания энергии, губительного для любого дела". К тому же "пожилой управленец в любом более молодом сотруднике видит конкурента и всячески препятствует его профессиональному росту. Предпенсионные настроения растягиваются на десятилетия. Именно здесь следует искать корни медлительности, волокиты, неповоротливости государственной машины... Стремление любыми путями обеспечить безбедную старость именно в среднем звене госслужбы формирует питательную среду массовой коррупции".

Так и видишь за этими перлами горящие глаза 25-летних выскочек, мечтающих поскорее "сесть на потоки" – то–то будет "питательная среда". Словно взывает "юнгштурм демократии": "Вы уже нахапались, дайте нам!"

Не сомневайтесь, читатель: "пилить" эти ребята станут с незатухающей энергией: под нож пойдут и госфонды, и международные резервы.

Моральный облик процитированных авторов из "Другой России" не оставляет сомнений. Нигде в мире победившие демократы не додумывались обречь на голодную смерть всех жителей старше 45 лет: с госслужбы – долой, а бизнес на работу не очень-то берет. Европейская история не знает подобной низости. А в древних Азии и Африке бывало: глава семьи убивал неспособных к каторжному труду родителей и "избыточных" младенцев, больных запрещалось лечить, стариков принуждали к самоубийству. Вот такое гражданское общество.

Невыросшим из ползунков борзописцам невдомек, что согласно наиболее убедительной современной классификации, детство длится до 18 лет, потом до 30 продолжается юность, а возраст до 45 лет называется молодостью. Затем приходит зрелость, которая длится до 75. Лишь теперь наступает черед старости, а перешагнувших 90-летний рубеж называют долгожителями. Другая популярная классификация отличается тем, что считает зрелостью период 40–55 лет, а возраст 55–75 лет называется пожилым.

Тем временем притопывающие от "страсти по власти" недоросли умудрились записать в старики 52-летнего Сергея Собянина, словно сами никогда не планируют дожить до его возраста. Впрочем, мир это уже проходил. На романтическом рубеже 1970-х, в пору неистового подъема рок-н-ролла и расцвета движения хиппи, длинноволосые юнцы твердили, будто мантру: "Нужно иметь мужество не дожить до тридцати".

Но вот наркотический угар развеялся, запои отступили, и сегодня седовласые бывшие "юнократы" с большими животами брезгливо поглядывают на нынешних "сотрясателей устоев".

Итак, "юнгштурм демократии" ментально мало отличается как от напрочь лишенных святости поздних советских комсомолят, так и от всевозможных "нашистов" или "молодогвардейцев".

Те и другие не вызывают ничего, кроме брезгливости.

Чем страшна педократия

 Вообще-то Владислава Суркова, которого считают вдохновителем создания молодежных крыльев власти, можно понять. Он вынужден хоть кого-нибудь натаскать на буянах с площадей, ибо далеко не всегда возможно использовать ОМОН на мало-мальски законных основаниях. Точно так в 2005–06 годах пришлось поправить правовое поле, дабы выдавить из России филиалы ряда западных "некоммерческих организаций", которые в той или иной форме спонсировали фронду.

В любом случае с прирожденными, профессиональными юными потребителями в разведку пойти стремно. Там и тут, у пьедестала власти и у столпов непримиримой оппозции мы видим продажных ребят, не отличающих добра от зла, фашизма от антифашизма. Без блеска в глазах и драйва в душах, без принципов и без идеалов. Вот она, двухголовая реинкарнация комсомольской шушеры: юные карьеристы рвутся за славой и халявой одним рукавом протестовать, а другим рукавом – охранять. Это, кстати, и менестрели оппозиционеры понимают.

Матвей Ганапольский (пламенный сторонник украинской политической клоунады и Юлии Тимошенко, чье правительство за 1,5 года прикарманило $0,5 млрд) черным по белому утверждает: "Россия – страна, где оппозиция и власть достойны друг друга".

Педократии, то бишь господства несмышленышей, – вот чего следует избегать любому обществу. Ребяческие нетерпеливость и гормональное ослепление, безответственность и необязательность, отсутствие эрудиции и жизненного опыта, неумение планировать время, вычленять главное и работать с информационными потоками, незнание психологии и примитивное линейное мышление, склонность к имитации (казаться, а не быть), стремление самоутверждаться любой ценой в сочетании с юношеской жестокостью обрекают социум на череду несчастий и венчающую их войну всех против всех.

Сдохни ты сегодня, а я – завтра. Ирак, Сомали, Палестинская автономия, Афганистан, Гаити – вот примеры более или менее состоявшихся современных педократий. Но так далеко за примерами ходить даже и ни к чему.

"Средний возраст грузинских министров – 28 лет, а депутатов 26 лет, – пишет Георгий Калатозишвили из Тбилиси (2009 год). – Среди журналистов, телекомментаторов и редакторов грузинских СМИ очень трудно отыскать человека старше тридцати... Часто ли вы видели на Западе 29-летнего премьера, 27-летних министров и депутатов, 25-летнего ведущего главного политического ток-шоу общенационального телеканала или, наконец, 36-летнего президента? Эта ситуация абсолютно ненормальна..."

Ну как тут не помянуть бывшего комсомольского секретаря (киндер-сюрприза) Кириенко, который в 36 лет допремьерствовался до кризиса 1998 года! По счастию, в отличие от Грузии, подобные "страшные лейтенанты" составляют в российской власти скорее исключение, нежели правило.

Если вы "не в курсе", читатель, поясним: старший лейтенант – первое звание, получаемое выпускником военного училища примерно в 25 лет, когда дилетант кое-как освоил азы службы и может натворить непоправимых ошибок; отсюда и – "страшный". И уже только поэтому власть в России предпочтительнее оппозиции с ее засильем недорослей.

Кстати, по той же причине нет веры оппозиционным СМИ, с поразительным упорством величающих журналистами разбитных 25-летних девиц. Пожалуй, профессионалом пера в столь нежном возрасте еще можно было стать на пороге индустриализации – сотню лет назад. Сегодня в 25 мы в лучшем случае обнаруживаем подмастерье, а в худшем – охотницу за мужем, прикрывающуюся дипломом журфака.

Однако самым отталкивающим качеством российской оппозиции является ее мелкотравчатость.

 Без блеска в глазах и драйва в душах

Нет и ни на одном из горизонтов не видно оппозиционного Проекта, который привлечет миллионы. Почти все убогие затейки площадных бузотеров построены на том, чтобы мешать власти – решительно во всем. Никакие уступки с ее стороны и не требуются – только капитуляция, как при цветной революции. Немудрено, что при таком подходе доходит до настоящих анекдотов.

Едва Людмиле Алексеевой разрешили вывести 31 октября 2010-го на Триумфальную до 800 человек, как Лимонов заявил о несогласии с подобным "лимитом". И принялся проводить несанкционированный митинг на другом краю многострадальной площади – все чертям назло, лишь бы только оставаться на 100% "несогласным".

Вот и Лев Пономарев на так называемом "митинге пяти требований" 23 октября 2010 года сформулировал суть своей деятельности следующим образом: "Я разжигаю социальную ненависть к власти".

"Зачем же ты этим занимаешься, сердечный? – рождается вопрос. – Неужто больше и приложить себя некуда, кроме разжигания?"

Да в том-то и дело, что некуда. Многим завсегдатаям московских улиц и площадей, как и их союзникам из тихих университетских говорилен, даже работать не требуется. Вполне хватает арендной платы от сданных внаем московских квартир (напомним иногородним, что месячный доход от скромной "однушки" составляет примерно 25 тыс. руб.). Наверное, из этой сытой тоски и рождается любовь к ненависти.

Вспомните бешеное противодействие возведению Охта-центра в Питере и строительству трассы Москва–Санкт-Петербург. В ходе безумной возни вокруг полувиртуального "химкинского леса" из местной торговки аж икону слепили, да и в Питере нескольких борцов за "исторический облик города" раскрутились будь здоров. А может, на Проект тянут "дни гнева", на которых московские квартировладельцы выступают против дальнейшей застройки города?

Ан нет. Если глянуть в самый корень, то это сборища ксенофобов, которые гневно "чмарят" приезжих. Стародавние, преимущественно коренные москвичи жалуются: "Тесно стало жить в Москве из-за этой точечной застройки". Ну что ответить? Вам тесно? Скатертью дорога. Места в России много. "Понаехавшим" легче будет дышаться без вас, да и жилье подешевеет.

Особенно беспомощными выглядят усилия "полевых командиров" оппозиции по укреплению собственного реноме за счет престарелых "правозащитников". Те и в советские-то годы пользовались популярностью по большей части у своих кураторов из КГБ – по долгу службы, так сказать; что ж говорить о новых-то временах!

В общем, российской власти с российской оппозицией крупно повезло, ибо привычное существование последней лучше всего характеризует выражение "сон разума". Сие не оппозиция, а ее имитация. Основную ее интеллектуальную продукцию удачно передает рекламный термин "клаттер" (англ. clatter громкий разговор) – "зашумленность". В производимом площадными чучелами громыхании массы не способны расслышать ничего привлекательного – сплошные обманки. Власть отбрехивается привычными штампами, и сквозь весь этот бесполезный звуковой фон практически не пробиваются голоса тех, кто тихо болеет за Россию.

Худо и то, что сама власть не в состоянии предложить Проекта, если только не считать таковым бурное личное обогащение составляющих ее "винтиков". Верховные призывы к диверсификации, инноватизации и иже с ними остались непонятны, да и попросту скучны. И что в итоге?

Не получая ниоткуда импульсов к пассионарности, российское общество после разрушительного всплеска конца 1980-х вот уже два десятилетия погружено в апатию. Без великой цели великий народ ведет тусклое прозябание. Нет блеска в глазах, нет драйва в душах. Только и мыслей, чтоб поменьше работать, побольше жрать, поразнообразней спариваться да еще б в Анталью чаще кататься. Хотя и Геленджик сойдет. Лишь бы дурака валять.

"В России нация ушла в отпуск, она сейчас спит, – констатировал член правления ИНСОР Александр Аузан в 2009 году. – Бог сказал, что его нет. Высокие цели еще не рождены, хотя, на мой взгляд, прежние исчерпаны. Отпуск является следствием их исчерпания. Но без появления этих целей не запускается процесс долгосрочной модернизации".

Всем все по барабану, до лампады.

 ЗЛОВЕЩАЯ ТЕНЬ САМОНЕНАВИСТИ

(Статья №4 из серии "Психоанализ площадной оппозиции")

 В XXI век Россия вступила без своих 14 усекновенных членов – инвалидом. И нет никаких гарантий, что экзекуция завершена: распад Советского Союза может послужить готовым, "удачно" апробированным сценарием. Такая перспектива столь же мрачна, сколь и реалистична. Трещины сепаратизма пробежали по многим внутренним административным границам. Нередко и правители, и население соседних субъектов федерации видят в друг друге едва ли ни причину низкого уровня жизни и пустой казны. Однако поразительное дело: ни на одной площади страны до сих пор не состоялся митинг оппозиции против сепаратизма; ни один проспект не вместил еще в себя демонстрацию оппозиции в защиту территориальной целостности. Да и федеральную власть, похоже, такое положение не слишком беспокоит.

 Минэкономразвития против сепаратизма

Вы никогда не задумывались, читатель, с кем борется оппозиционное движение, носящее привлекательное название "Антифа"? С полумифическими скинхедами? С подозрительно похожими на них футбольными фанатами? Неужто иных, более опасных и актуальных врагов в пределах Отечества нету?

Увы, есть. И это – зловещая тень нового распада. Ого-го-го какой коварный вирус проник почти во все органы России: сепаратизм в субъектах федерации! Там и тут ведутся кампании поддержки местных производителей в ущерб поставщикам из других областей России – так, словно эти области расположены в иных государствах.

Во многих регионах в открытую идут перманентные акции "Покупай пермское!", "Покупай мордовское!", "Покупай марийское!", "Покупай ростовское!" и т.д. Городской портал Костромы прямо вопиет: "Покупай костромское! Не вкладывай деньги в соседние области!"

Соседние – это Ярославская, Ивановская, Нижегородская, Кировская, Вологодская. Понятно, там злые вороги живут – нероссияне, нелюди. Верхом цинизма стала дегустация продукции местного агропрома в рамках акции "Покупай костромское", организованная в Центральном парке Костромы 12 июня 2010 года – в минувший День России. Кем? Единороссами!

Понятно, что формальным предлогом для данных акций служит стремление наполнить региональные и муниципальные бюджеты. Однако сепаратизм от этого не перестает быть сепаратизмом, люди растут в обстановке враждебности к остальной России, в особенности – к ближайшим соседям. И что же предпринимает федеральная власть? А ничего. Максимум – сепаратистам грозит пальчиком... ФАС. Да и то, если ей прикажут.

"Как только нам становятся известны торговые истории о войнах между регионами, мы привлекаем антимонопольную службу, – говорит Александр Пироженко, директор департамента развития конкуренции и анализа конъюнктуры рынка Минэкономразвития. – Привлекаем губернаторов. Это просто разрушение единого экономического пространства. И мера, которая ограничивает конкуренцию" (газета "Вечерний Северодвинск", 14 января 2010 года).

Поразительно, но проблемой сепаратизма занимается экономическое ведомство. А где Министерство внутренних дел, где Федеральная служба безопасности? Неужто все забыли, как двадцать лет назад так же вот трещал Советский Союз, республики, области и районы которого отгораживались друг от друга продуктовыми книжками, талонами, купонами, визитками, прикреплением прописки к магазинам, даже "дикими таможнями"? Какие же недоумки хотят наступить на те же грабли?

В 1754 году в Российской империи упразднили внутренние таможни и мелочные сборы, что сразу вызвало расцвет межрегиональной торговли. Люди начали ощущать себя поданными единого целого – соотечественниками. А в России XXI века сепаратизм пустил прочные корни в сознание.

Засушливым летом 2010 года сгорает деревня на границе Мордовии и Рязанской области. На одном из мордовских предприятий собирают деньги погорельцам – чисто добровольно, в порядке гражданской инициативы. И вдруг сердобольные благотворители узнают, что деревень на самом деле как бы две: половина входит в состав Мордовии, а другая половина – в Рязанскую область. Отзывчивость как ветром сдувает: все собранные деньги решено передать исключительно тем погорельцам, которые зарегистрированы в Мордовии. А жители рязанской части деревни – чужаки, им помогать незачем.

Вот это по-нашему: умри ты сегодня, а я – завтра.

 Кто учил любить родину

 А такой зловещий вид сепаратизма, как мощные антимосковские настроения по всей стране? Согласно недавнему опросу, 30% жителей Иркутска выступают за отпадение от Москвы. Страна поделилась уже на непримиримых друг к другу одних "замкадышей" и других... "замкадышей". Пояснить? Извольте.

Если вы смотрите на Москву из остальной тундры (пардон, России), то видите обнаглевших снобов внутри кольцевой автодороги (это "Замкадыши–1"). Если же вы из Москвы глядите на прочую тундру (Россию), то видите дремучих людей ("Замкадыши–2"), среди которых даже выдающийся ученый презираем столичным шофером. Подобный антагонизм наблюдается даже в рамках одной компании с подразделениями как в столице, так и за ее пределами. И это в условиях, когда никакой пропаганды сецессии никем открыто не ведется – боже упаси!

Просто "регионалы", как и двадцать лет назад, "по умолчанию" убеждены, что "федералы" объедают и грабят их. И попробуй-ка поспорь: в Москве проживают 10% россиян, и обращаются почти 90% российских финансов.

Казалось бы, восстановление порушенной в схватке между "бригадами" Ельцина и Горбачева страны – вот толком незанятая властью ниша. В 2005-м президент Путин назвал "крушение Советского Союза" "крупнейшей геополитической катастрофой", добавив, что "для российского народа оно стало настоящей драмой", так как "десятки миллионов наших сограждан и соотечественников оказались за пределами российской территории".

Но никакой реинтеграцией Кремль заниматься так и не стал. Год назад полпред президента России в Совете федерации Александр Котенков заявил, что "уважает белорусов, с которыми мы всегда были единым народом", после чего глубокомысленно изрек: "но если уж судьба разделила нас на два государства, то вести себя нужно соответственно" (журнал "Власть" за 26 октября 2009 года).

Вот так сказанул! И кто? В Советской Армии Котенков служил замполитом – получал жалованье за то, что учил пацанов родину любить. Вот б он в то время брякнул прилюдно что-нибудь о независимых советских республиках – допросов в особом отделе мало бы не показалось...

Подобный фатализм крайне характерен не только для крупных или мелких чиновников, но в целом для того самого "озонового слоя общества", каким по меткому изречению Сергея Шахрая является интеллигенция. Ее российские представители рассуждают о возможной реинтеграции "постсовка" примерно так: "И без отвалившихся друг от друга ССР дел невпроворот, к чему же прошлое ворошить?"

"А зачем, кому это нужно?" – вопрошает "озоновый слой". В переводе: "А что я буду с этого иметь?.. Да абсолютно ничего! Значит, это никому вообще не нужно". Или так, выдавливая безразличие через губу: "Ну кому сейчас интересен Советский Союз?" Другой перл: "Зачем России все эти нищие республики вроде Узбекистана? Опять будем кормить их?"

Странное дело, у людей родину отняли, а они утерлись и ни капли не страдают от утраты. Так и живем в окружении манкуртов. Для них вся история России уложена в 74 советских года. И не было в этот период ничего ни светлого, ни правильного: сплошной мрак, ошибка на ошибке. Де-факто манкурты признают ошибочными и мрачными собственные жизни.

Вот только осознать это неспособны люди, лишенные памяти.

Зато "химкинский лес" им подавай.

 Убойные аргументы манкуртов

 Призыв заново собрать страну дегенеративное воображение манкуртов воспринимает исключительно как аркан, на которым их затащат назад в СССР. А от этого они отбиваются всеми своими ухватистыми лапами.

Мол, сначала нужно сделать Россию процветающей, тогда и о бывших братских республиках придет пора позаботиться. Вариант: как Россия может заниматься реинтеграцией, если она насквозь коррумпирована? Вот такая ублюдочная антилогика. Беспамятные и равнодушные гуманоиды не желают вглядеться в угрюмые лица советских людей, разбросанных против собственной воли по национальным "конюшням".

К самим манкуртам судьба оказалась куда более благосклонна, поселив к 1991 году в России. И теперь плевать им на тех, кому повезло меньше. И ведь даже к истории моральных уродов не отошлешь – они ее не знают и знать не хотят. К счастью, прогресс во все времена шел вопреки манкуртам.

"Ну кому это нужно? – спрашивали тысячи лет назад их дикие предтечи где-то на востоке Африки. – Разве нам здесь, в пещере, плохо? Для чего еще этот тяжкий труд – валить деревья и строить из них жилища?.. Ах, прежде мы жили в домах, но их смыла река? Ну что поделаешь, если судьба так распорядилась? У нас сейчас и так все "акуна матата" – живем без забот!"

(Размышляя о вредоносности манкуртов, вспоминаю строчку Pink Floyd “Brezhnev took Afghanistan, Begin took Beirut” – "Брежнев захватил Афганистан, Бегин захватил Бейрут". Какая-то надмирная отрешенность, словно некогда Экклезиастом, овладела в 1983 году матерыми британскими музыкантами. Иначе невозможно понять, как они сморозили такую галиматью, уравняв два разновеликих события. Неслучайно бездарным вышел и весь альбом 1983 года. Тем не менее, процитированные слова послужили поводом для гонений на рок-музыку в СССР – воистину акуна матата!)

Ни скромный уровень жизни, ни коррупция – не помеха для сборки русской империи. При царях и жили небогато, и взяточничество было практически узаконено. А имперская сборка шла будь здоров.

Самый убойный аргумент манкуртов: элиты бывших советских республик чувствуют себя их полноправными владельцами и ни за какие коврижки не уступят России – даже процветающей – ни грана своих суверенных прав. Значит, ради восстановления империи придется задействовать испытанные средства: авиацию и бронетехнику. Но кто же в здравом уме станет призывать к захватническим войнам с членами ООН?!

Большей абракадабры и выдумать невозможно. Двадцать минувших лет убедительно показали:

– большинство экс-советских республик не могут развиваться без влияния, капиталов, рынков, сырья, интеллекта России, причем это верно даже в отношении прибалтов, которые просочились в Евросоюз, воспользовавшись жутким, вплоть до медвежьей болезни страхом Запада перед Россией;

– ни одна экс-республика, включая Россию, в одиночку не совершила хотя бы локального прорыва ни в какой сфере (если не считать большими достижениями депопуляцию, теневой бизнес, наркотрафик, бедность, разворовывание кредитов с бюджетами и прочие прелести независимости друг от друга и здравого смысла), в то время как в составе СССР синергия проявлялась в космосе и обороне, образовании и здравоохранении, науке и уровне жизни.

В общем, экзамен на автономное плавание не сдан, в том числе по объективным причинам.

В глобализирующемся мире будущее есть только у самых крупных игроков.

 Имена и фамилии ошибок

 Евросоюз все более приобретает имперские черты, хотя начинался невинно – в качестве общего рынка. А теперь взгляните-ка, из каких разных стран соткана единая Европа: Румыния отличается от Германии посильнее, чем Туркмения от Украины.

Вот и республиканским элитам "постсовка" рано или поздно придется смириться перед лицом неизбежной реинтеграции: их принудят к этому доведенные до полной нищеты народы. Стремясь бросить отчаявшемуся населению хоть какую-то кость, элиты затеют с Россией торг. Провал экзамена на "самостийность" сменится переговорами об условиях капитуляции.

И конечно, не абстрактная судьба, на которую ссылается полпред президента России в Совете федерации, виновата в уничтожении нашей сверхдержавы. Как говорится, у каждой ошибки есть имя и фамилия. Властные амбиции горстки всплывших на грязной перестроечной волне бюрократов разделили единый народ. Поэтому задача пришедших им на смену вменяемых политиков – собрать его заново, а не плыть покорно по течению судьбы.

Ну, а если у политиков при власти есть дела поважнее, значит, тут распахнут простор для политиков, которым власть еще только снится. Почему же данная тема вообще не входит в число приоритетов оппозиции? Разве что упоминавшийся в нашем тексте зарифмовщик Быков с привычным хихиканьем порассуждал как-то о "новом СССР без России" (кстати, оппозиционные фрики – тема сама по себе увлекательная, одна Хакамада чего стоит).

Между тем ларчик просто открывается: никакого подлинного блага России большинство из нынешних оппозиционных деятелей не желают. Напротив, многие из них с тайным нетерпением ждут нового распада страны. Авось удастся встать у руля одного из государственных новообразований, которые возникнут на ее руинах. А что? В 1991-м кой-кому таким вот макаром нехило подфартило-с!

Касаясь реинтеграции постсоветского пространства, оппозиционеры с апломбом объясняют непонятливым слушателям, что время империй прошло. Дескать, имперские порядки противоречат и свободе рынка, и свободе слова, и свободе собраний, et cetera. Подразумевается, что нынешней – все еще безобразно имперской – России полезнее рассыпаться в прах. Для ее собственного же блага!

Позвольте, а как же Китайская и Индийская империи, чьи ВВП за 2009 год занимают соответственно 2-е и 4-е места в мировой экономике? Подобно России, эти державы представляют собой теллурократии. Их историческими путями управляют громадные массивы объединяющего начала – суши (морские империи, талассократии, в XX веке закономерно рассыпались: море разъединяет).

Увы, напрасный труд: все доводы рассудка наши записные "свободолюбы" попросту не замечают. И не щемит в груди у певцов 31-й статьи Конституции, потому что нет сердец у тех, кто плевал на убийство собственных родителей.

"Мы тогда победим Россию, когда украинцы и белорусы поверят, что они – не русские", – говаривал бесноватый Адольф.

"Если России удастся помешать присоединению Украины, она вновь может стать империей, командующей своим окружением. И неизбежно превратится в угрозу для своих соседей", – формулировал Бжезинский.

Среди "полевых командиров" российской оппозиции имеются люди пусть безнравственные, но прилично образованные и начитанные. Они прекрасно знакомы с этими высказываниями заклятых друзей русского народа, да только предпочитают подобных слов не вспоминать.

Геополитическая катастрофа – это ж такая, право, скука. Даешь неистовое сопротивление, скажем, пуску Байкальского ЦБК! И ведь глупым такой шаг оппозиции не назовешь: очевидно, что чем меньше в стране работающих предприятий, тем выше безработица и проистекающее из нее недовольство властью.

Что, собственно, и требуется "командирам площадей". Нет, сие – не глупость.

Сие – самоненависть. Ненависть к собственному народу.

 НОВЫЙ ФОРМАТ РУССКОЙ ИМПЕРИИ

(Статья №5 из серии "Психоанализ площадной оппозиции")

Нищета 1990-х годов сменилась в России более или менее сытым существованием конца 2000-х. Ну, а когда витальные проблемы решены, человек задумывается о социальной среде, частью которой является. Этим редким состоянием народной души может воспользоваться либо власть, либо любое течение оппозиции – в зависимости от того, кому из них удастся создать и возглавить магнетически притягательный Проект. Те самые люди, которые некогда в погоне за колбасой не заметили исчезновения родины, сегодня готовы взять двуединый реванш: найдутся желающие и восстановить территориальную целостность страны, и оградить ее от катаклизмов в будущем. Да-да, именно забота о восстановлении и защите державы сегодня способна завоевать умы широких масс. Только чур не передергивать: речь пойдет не о реставрации СССР – она невозможна в принципе.

Перенастройка зрения на новый лад

Стоило в сентябре 2010 года в автобусах, троллейбусах и трамваях Перми появиться стикерам с высказыванием Гитлера ("Мы тогда победим Россию, когда украинцы и белорусы поверят, что они – не русские"), местная "прогрессивная общественность" встала на дыбы и добилась их изъятия: фюрера цитировать нельзя, потому что этого делать нельзя никогда!

По-видимому, на самом-то деле оппозиционеры обеспокоились, что молодежь переключит внимание со "всем нужного" площадного бузотерства на "глупую тему" великой страны, разрезанной точно по фашистской кальке. Но комитет по культуре администрации Перми, с чьего ведения проводилась акция, поспешил откреститься от ее организаторов. И стикеры немедленно были сорваны. А ведь сказано предельно четко: историческое время Россия завершится, если лишить ее исконных земель – Украины и Белоруссии. Именно это и произошло стараниями удельных подонков в 1991 году: полное безразличие к ценностям своего народа, включая целостность его жизненного пространства, делает манкурта послушным орудием чужих интересов.

Да вот же он, читатель, Проект: у всех под носом. И Проект не разрушительный, не чинящий помех строительству или пуску чего-нибудь общественно полезного, но поистине созидательный. Чтобы обнаружить его, требуется слегка перенастроить зрение, "лимбы" подкрутить. И взглянуть на окружающий мир чуть "непривычнее обыденного" – глаза разуть.

С конца XX века значительная часть территории СССР захвачена фашистами – латышскими, литовскими, эстонскими, молдавскими, грузинскими и прочими. Пособники германских нацистов устраивают марши и провозглашаются национальными героями, Советская Армия объявляется оккупационной, а "русскоязычные" – оккупантами, памятники в честь победы над коричневой чумой сносятся или переносятся куда подальше, и почти повсеместно вытаптывается русский язык.

Где вы, "Антифа"? Ау!.. Ах, да вот же наши доблестные "Антифа": стекла колотят в ближайшем Подмосковье – в мэрии Химок. Что это – борьба с фашизмом? Нет, это полный отстой.

Ну хорошо, мальчики из российского "Антифа" вследствие чисто возрастной тупости не знают, как сражаться с нацистами в бывших советских республиках. Все же формально речь идет о зарубежье – там не побузишь с тем же комфортом, что и в Москве. Здесь мама с папой рядом, да еще дядя с мохнатой лапой в "органах".

Но почему никто из взрослых покровителей "Антифа" и прочей оппозиционной молодежи не фокусирует ее деятельности на сохранении и восстановлении территориальной целостности? Отчего 400 лет назад патриотизма в россиянах было гораздо больше, чем нынче?

У меня есть ответ на этот вопрос. Тогда отсутствовало общество потребления.

Зажравшиеся потребители, как известно, – не бойцы и не борцы.

 Важнее противостояния власти

 В давнем Смутном времени начала XVII века неграмотные идеалисты собрали раздербаненное Московское царство практически с нуля. Затем наивные православные люди столетиями извергали в мир волны пассионарности, лучше любого другого народа в человеческой истории покоряя бескрайние пространства.

Но и в наше насквозь продажное и циничное Смутное время рано ставить крест на русской империи. Как ни крути, а не всеми оппозиционерами движет шкурный интерес "любой ценой во власть". И не все в восторге от общества потребления с его позорными идеалами гламурных выродков. Непременно найдутся в оппозиции пара–тройка искренних радетелей Отечества, просто не могут не найтись.

Сыщутся таковые и во власти: никто не убедит меня в том, что в России нет честных, болеющих за страну чиновников и политиков. Есть таковые и в администрации президента, и среди министров, и среди сенаторов, и среди мэров, и среди губернаторов, и среди депутатов, включая даже – прости господи! – представителей "Единой России".

Именно Евгений Федоров из Госдумы в разговорах со мной неоднократно называл 2020 год в качестве даты восстановления единства постсоветского пространства – по крайней мере его части. Единоросса Федорова интересует то, что абсолютно "по фиг" стареющим плейбоям и мажорам оппозиции.

И здесь пора сказать важную вещь. Исстари принято считать, что интеллигенция в России должна оппонировать власти. Если ты так себя не ведешь, то вроде как перестаешь быть рукопожатным. Что бы ни затевала власть (нацпроекты, материнский капитал, признание Абхазии и Южной Осетии, перепись населения, неважно), интеллигентный человек обязан выступать против – либо открыто, либо "по-кухонному".

В любом, даже самом благом деле следует отыскать червоточину и охаивать власть даже тогда, когда вообще-то надобно ее хвалить. Эту программную установку озвучил в октябре 2010-го на "Свободе" Борис Немцов: "Нужно использовать все возможности для того, чтобы нанести максимальный ущерб путинскому режиму".

Например, запрещение педерастических парадов выгодно отличает Москву от прочих мировых столиц. А кто-нибудь поблагодарил за это мэрию? Разумеется, данная тема может вызвать дискуссию, которая уведет нас далеко от отношений оппозции и власти в России. Тем не менее, отметим два момента. Первый – гомосексуализм не порок. Это не вина, но беда: "Гомосексуалисты не виноваты в том, что их такими воспитали. Изменить ориентацию невозможно – по крайней мере до тех пор, пока наука не подобрала надежных ключей к подсознанию" (цит. по Черницкий А.М. Легкая психология. – М.: Гелеос, 2008). А вот и второй момент: "Вместе с тем абсолютно недопустима пропаганда однополого образа жизни, ибо гомосексуализм... ведет к исчезновению рода человеческого" (там же).

Не пришел ли срок сломать традицию немотивированной критики власти? Может, начать наконец "судить их по делам их"? На мой взгляд, если "Единая Россия" возглавит Проект реставрации страны, то по-настоящему интеллигентный человек – не манкурт – должен всей душой устремиться в сторонники "Единой России".

Ибо сборка державы важнее борьбы с властью.

Даже если та по Мандельштаму "отвратительна, как руки брадобрея".

 Двуединый Проект

 Ежели за сборку русской империи возьмется системная оппозиция – скажем, "Справедливая Россия", – долгом всякого интеллигента, станет поддержка "Справедливой России". Да-да, какой бы возмутительно карманной ни была эта партия – или даже псевдопартия!

Ну, а если реинтеграцию протрубят вдруг Медведев или Путин? Тут уж пусть они хоть трижды автократы и политаристы, но истинно русская интеллигенция должна высыпать на шествие и размахивать флагами в их поддержку. Потому что самое главное сейчас для России – заново собраться.

Все прочее – второ- и третьестепенно. Модернизация буксует именно по причине усеченности страны, ее неполноценности: невыносимо тяжко без рук и ног прорваться в информационное общество. Калеке дай-то бог выжить кое-как в обществе индустриальном.

Двуединый Проект воссоединения постсоветского пространства (а) и профилактики возможного коллапса Российской Федерации вследствие повального сепаратизма (б) станет уникальным мостом, объединяющим власть и оппозицию. Такой Проект пробудит широкие слои россиян от летаргии, в которую те погрузились двадцать лет назад, гробя свои жизни в пустых советских магазинах.

Тут уж, пожалуй, даже к части манкуртов память вернется. Что ж говорить о несчастных соотечественниках, которые манкурты называют "иностранцами", а их советские республики – "странами" и "государствами"! Узнав, что Россия взяла курс на реинтеграцию, эти люди воспрянут, обретут смысл в жизни, начнут требовать от своих правителей уступок Москве.

Российская реинтеграция все еще кажется вам невероятной, читатель? А двадцать лет назад вы бы поверили, что Советскому Союзу отпущен последний год жизни? Или четверть века назад вы могли представить себе, что ФРГ вот-вот проглотит ГДР?

Кстати, обращали ли вы внимание: чем утопичнее Проект, тем притягательнее он для масс? Люди обожают загадки, мистику, небылицы, фантазии и, конечно же, чудеса. Вообразите: р-раз – и словно по мановению волшебной палочки вы едете от Калининграда до Киева, нигде не предъявляя паспорта!

Поэтому обсудим-ка теперь реалистичность Проекта. Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин не на шутку изумился, когда на днях (дело было 19 октября 2010 года в ИНСОРе) я затронул данную тему:

– А зачем они нам нужны-то, эти бывшие республики?!

– Помилуйте, но Россия их приручила, а после бросила. Словно капризный барчук вышвырнул на помойку надоевших домашних зверьков!

Впечатление такое, будто экс-министру экономики России Ясину за последние 19 лет ни разу и в голову не пришло, что узбеки, азербайджанцы и разные там молдаване (не говоря уже об украинцах и белорусах) – такие же "свои" люди, что русские, татары и чукчи. Невозможно ведь оспорить того факта, что жители всех бывших республик пока еще заметно выделяются среди прочих народов планеты.

Всех их объединяет мощная и органичная вовлеченность в Pax Ruthenia – Русский мир.

Навечное изъятие из Истории

На прощание автор этих строк попытался напомнить профессору Ясину, что все бывшие советские республики являются частями одного-единственного тела, демонтированного в перестройку.

– А вы знаете, Россия еще недооценила всех выгод от того, что избавилась от этого балласта, – многозначительно молвил мой собеседник и тонко прищурился. – Не все еще плюсы подсчитаны!

Последнюю реплику Евгения Григорьевича надо понимать, очевидно, следующим образом: "Погодите, не все еще благоприятные итоги развала страны проявились, а вот когда проявятся – то-то возрадуемся!" Непросто прокомментировать подобное отношение к родине. А ведь оно, по моим наблюдениям, очень характерно для всей профессуры Высшей школы экономики. Может, сознание профессиональных экономистов "по умолчанию" отбрасывает все то, что не влезает в столбцы дебета и кредита? А почему бы и нет?

К примеру, науке известно затерянное в горах первобытное племя, над которым дважды в день проносились пассажирские самолеты. Когда антропологи наткнулись на дикарей, то были поражены тем, что те ни разу не видели и не слышали никаких "железных птиц": первобытное сознание отбрасывало все, что было связано с формированием зрительных и слуховых образов, какие вызываются летящими самолетами.

Видимо, цифры экономии на отсутствующих конечностях России спасают г-на Ясина и его коллег от фантомных болей. Ну что ж, бог судия экономистам. Возможно, они по образу мыслей – объективно, так сказать, – не самые верные дети своей земли. Обратимся-ка к представителям других профессий.

Директор Института российской истории РАН Андрей Сахаров, человек по-академически умеренный, в своей лекции на телеканале "Культура" (сентябрь 2010 года) напоминает слова, произнесенные Сталиным в день капитуляции Японии: "Мы, люди старшего поколения, сорок лет ждали, когда Япония будет сокрушена и когда Курилы и Сахалин будут возвращены России. Сорок лет мы ждали этого часа, и этот час наступил".

Далее Сахаров цитирует послевоенное выступление Молотова в Моссовете: "Мы вернули все, мы вернули Прибалтику, мы вернули Бессарабию, мы вернули Западную Украину и Западную Белоруссию, мы вернули многие другие земли, мы вернули. Мы даже взяли Кенигсберг и овладели незамерзающим портом на Балтийском море".

Наверняка Сталин был исчадием ада, а Молотов – его кровавым сатрапом. Однако какая гордость за державу в их высказываниях! Оба ощущали генетическое сродство к утраченным землям и народам. Патриотизма в тоталитарных лидерах было несопоставимо больше, чем в современных университетских болтунах и политических плейбоях, которые корчат из себя великих демократов, а живут исключительно ради личных забав.

Поэтому ненавистные и косноязычные Сталин с Молотовым вписаны в Историю навечно.

А модные, сладкоголосые немцовы с миловыми и касьяновыми обречены на полное изъятие из нее.

СБОРКА СТРАНЫ БЕЗ НАЦИЙ

(Статья №6 из серии "Психоанализ площадной оппозиции")

О реинтеграции распавшейся советской державы площадная оппозиция и слушать не желает. Уж больно-то тема "неосмечиваемая", немеркантильная – не имеющая отношения к захвату власти в Российской Федерации. В свое оправдание "полевые командиры" всевозможных "несогласных" напоминают, что после 1991-го в экс-республиках выросли поколения, не заставшие жизни в единой стране: дескать, в отличие от родителей, они уже и не соотечественники друг другу. Отсюда – дерзкий вывод: саму мысль о новой русской империи эти ребята отторгнут как несовместимую с психологией граждан независимых государств. А уж юные россияне и вовсе не заинтересованы в сборке никогда не виданной ими страны. Ибо не хотят, чтобы Россия вновь превратилась в колонию своих национальных окраин. И не хотят тянуть армейскую лямку в Кушке, Закаталах, Чопе. И так далее. В общем, оппозиционные демагоги умело вуалируют суть собственной деятельности – погоню за личным профитом.

Законы Восточно-Европейской равнины

Если у выросших в советской стране манкуртов алчностью поотшибало память, сие не значит, что та же беда поразила их отпрысков: беспамятство по наследству не передается. Вернемся к недавнему выступлению ведущего российского историка Андрея Сахарова на телеканале "Культура" (сентябрь 2010-го).

"Андрей Николаевич, с распадом СССР, как раз в 1990-е годы, мы потеряли значительные территории, которые отсоединились, – напомнил Сахарову один паренек, когда пришло время задавать лектору вопросы. – Стоит ли людям нынешнего времени, может быть, будущего поколения ждать возврата вот этих территорий в состав Российской Федерации? И как долго?"

"Такого рода откаты, отпадения в российской истории были регулярны на протяжении чуть не тысячи лет, – отвечал Сахаров. – И на огромной Восточно-Европейской равнине неизменно доминирующий государственный этнос эти территории опять собирал... Мы с вами не будем жить через сто лет, через двести лет, но у меня надежда, что законы Восточно-Европейской равнины... будут работать".

Не укладывается в голове у 80-летнего член-корреспондента Российской академии наук Сахарова, что страна так и останется вовеки разобранной. А вы, господа оппозиционеры, еще лепечете что-то о "синих ведерочках" и "протесте-31"...

Однако же, выяснив мнение историка, обратимся к политологу. Как-никак, его профессия, в отличие от истории, оперирует не столетиями, а более "человеческими" историческими периодами.

"Россия неизбежно попытается заново собрать утраченную империю, причем считают так не только в самой России, – признал в разговоре со мной Дмитрий Тренин, директор Московского центра Карнеги (конец 2009-го). – Еще лет десять назад я разговаривал с одним патриархом европейской политики, и он спросил меня: "Что вы думаете об Украине и Белоруссии?". Я ответил, что, мол, это вполне самостоятельные государства. На что мой собеседник возразил: "А я думаю, что Белоруссия через двадцать лет, а Украина через пятьдесят лет войдут в состав России". Так что размышления о реинтеграции распространены не только среди россиян, и далеко не только среди всех тех, кто думает, что хорошо бы иметь какую-то Великую Россию".

Обратите внимание: разговор с крупным европейским политиком состоялся у Тренина "еще лет десять назад". Иными словами, согласно данному прогнозу, Белоруссия вновь окажется в одном государстве с Россией к 2020 году. Именно этот срок называет и упоминавшийся нами думец Евгений Федоров. Вот так совпадение, а?

По всей видимости, уже в ходе грядущей реинтеграции русской империи следует разработать и реализовать меры по профилактике ее раскола в будущем. Любой профессиональный телохранитель отчеканит вам основополагающую формулу конфликтологии: "меры предотвращения предпочтительнее мер противодействия". Иначе говоря, избежать схватки дешевле, чем победить в ней.

Не заботясь о будущем сегодня, мы рискуем вновь оказаться в прошлом завтра. Насчитывая 80% населения, русские являются титульной нацией, чьей государственности свыше 1000 лет. Великобритания с 80% англичан и не менее долгой историей является унитарным государством. Унитарна даже Эфиопия, где два самых многочисленных народа составляют лишь по 40% населения.

На наш взгляд, федеративное устройство России не обосновано ни исторически, ни этнически.

От федерализма – к унитаризму

Россия стала федерацией в 1918 году благодаря "политкорректной" ленинской убежденности, будто любой народ имеет право на автономию и нуждается в ней. Четырьмя годами позже против создания СССР как союза равноправных республик возражали даже грузин Сталин и поляк Дзержинский. Тем не менее, вместо унитарной царской архитектуры получилась ее хлипкая ленинская реинкарнация – почти конфедерация.

А вместо ассимиляции закреплялась изоляция народов на окраинах: поощрялись национальные языки, школы, СМИ, литературы, наряды, обряды, танцы, песни, театры и т.д. А ведь до большевиков нынешние республики, национальные округа и автономные области таковыми не являлись, будучи частями российских губерний. Едва в 1991-м горбачевская центральная власть утратила дееспособность, держава рухнула – в том числе и на почве оголтелого национализма. Ни одна республика не выступила против свалившейся на нее независимости: угли ксенофобии и сепаратизма тлели повсюду.

Однако среди 200 государств Земли лишь 10% имеют федеративное устройство, причем это обстоятельство никак не коррелирует с уровнем жизни граждан. Так, семь федераций – богатейшие страны: Австралия, Австрия, Бельгия, Германия, Канада, США, Швейцария. Другие семь федераций – экономически отсталые: Коморские острова, Микронезия, Мьянма, Нигерия, ОАЭ (чье богатство обеспечивает лишь нефтедобыча), Пакистан, Сент-Китс и Невис. Федерации с переходными экономиками также составляют семерку: Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Индия, Малайзия, Мексика, Россия.

Несомненно, федеративное устройство оправдано в Индии, Канаде, Малайзии, Нигерии и Пакистане, где ни у одного народа нет выраженного численного доминирования. Но в современной России имеются все предпосылки для эволюции от экзотического федерализма к общепринятому унитаризму. Тем паче что русским языком владеют практически 100% жителей страны. Лишь унитаризм позволит навсегда покончить со спекуляциями на тему территориальной целостности России.

Ясно, что переход в унитарное состояние даже при полном политическом консенсусе в стране растянется на длительный срок. Тут ведь даже "священной и неприкасаемой" Конституции придется капитальный ремонт устроить. Однако есть другие меры – менее сложные и давно назревшие.

Во-первых, призывы типа "Покупай вологодское!" и "Не вкладывай деньги в соседние области!" следует считать экстремистскими – противозаконными. Рисков для страны здесь кроется куда как больше, чем в совершенно маргинальной пропаганде ваххабитов или каких-нибудь нацболов. Примеры подобного экстремизма отчетливо видны у "кровных" соседей: Грузия уже распалась натрое, туда же движется Украина (русский юго-восток, русофобская помойка "Галичина", русинское Закарпатье), а Таджикистан с Киргизией вне единого государства с Россией превращаются в новые афганистаны, распиленные враждующими наркопроизводящими картелями.

Во-вторых, нужно прекратить безумные расходы на консервацию племенных наречий, а сэкономленные бюджетные средства могут быть отчасти истрачены на компенсации оставшимся без работы переводчикам. Все государственные школы и вузы в стране необходимо сделать русскими, а из оборота исключить документы на национальных языках.

И ни в коем случае нельзя оставлять дорожных указателей и уличных вывесок на языках бывших АССР и автономных областей с национальными округами. В отделявшихся двадцать лет назад союзных республиках именно нерусские надписи стали чисто визуальными, резавшими в общественных местах глаз приметами "незалежности".

Они казались сущей ерундой до тех пор, пока внутрисоюзные границы существовали на бумаге.

Но скоро из этой "бумаги" начала сочиться кровь.

Конец неумных игрищ

Вообще в XXI веке следует провести ревизию такого анахронизма, как понятие "национальность". К примеру, мексиканцы даже чисто внешне представляют собой мультинациональный сброд: белые, креолы, мулаты, метисы, негры, индейские племена. Но их объединяет испанский язык, и все они – один народ.

Подобный подход характерен для всего Западного полушария и служит уроком для полушария Восточного. Особенно – для полиэтнической России. Перефразируя апостола Павла: "Нет ни чуваша, ни марийца, ни язычника, ни христианина, мордвы, якута, коми, удмурта, но все и во всем Россияне".

Де-факто так оно и есть, начиная с 1997 года, когда появился паспорт гражданина России. Отсутствие в нем граф "национальность" и "вероисповедание" позволяет в любой точке мира идентифицировать обладателя данного паспорта исключительно как россиянина. В рамках своего города, села или семьи он может ощущать себя православным или мусульманином, осетином или аварцем. В частном порядке он может изучать свой язык и сочинять на нем стихи – на здоровье! Но при чем тут Россия? Для государства все его граждане – россияне.

Наш современник, культуролог Сергей Черняховский пишет об этом: "Есть еще, конечно, в мире, моноэтнические нации, состоящие из одного этноса, но превалируют полиэтнические нации, состоящие из многих этносов – именно потому цивилизованное понимание нации связано не с этносом, а с гражданством и исторической общностью".

Далее Черняховский приходит к выводу: в СССР родился полиэтнический советский народ, "советчане", чье право на самоопределение, т.е. на жизнь в границах СССР, было преступно проигнорировано.

"Почему мы за явными меньшинствами в тех или иных союзных республиках, объективно являющихся варваризованными атрофирующимися этносами, признаем право считать себя нациями и не признаем такого права за большинством населения этих республик, голосовавших за сохранение Союза? – риторически спрашивает профессор Черняховский. – Почему мы все время право на варварство чтим больше права на цивилизацию?"

И ведь не поспоришь! Вот почему пора прекратить неумные игрища в пестование национальных языков, а вместе с ними – и националистических настроений по всей стране. Но первым делом нужно либерализовать иммиграционное законодательство для жителей бывших советских республик – всех до единой. Оставим-ка миграционные карты и разрешения на работу вьетнамцам, афганцам и прочим туркам.

Если же вовсе ничего не предпринимать, продолжая полурастительное существование по дикарской схеме "акуна матата", Россия рано или поздно лишится даже своих "внутренних республик". Не забудем, что часть из них в начале 1990-х с немалым трудом удержались в составе страны.

Посмотрите, читатель, с какой ненавистью на интернет-форумах "титульные" жители бывших АССР травят русских, а те вынуждены злобно огрызаться. Взгляните, как тщательно в национальных автономиях зачищены от русских государственная власть и муниципалитеты.

И не забудьте, насколько сильно разобщены российские регионы в силу жадности железнодорожников, авиаторов, телефонных провайдеров.

Вместо капитализации Отечества

В сущности, если оппозиция хочет выбиться из маргинального состояния и стать реальной силой, единственный ее шанс – дать массам Проект борьбы за сохранение (а) и реставрацию (б) державы. Такая задача однозначно не по плечу бузотерам с Триумфальной площади. Они-то преследуют совершенно иные цели, заботясь не о стране, но о личных имиджевых приобретениях и в конечном итоге – после долгожданного проникновения во власть – о личном обогащении.

Да и все эти их "синие ведерочки" вкупе с шалостями "номер 31" демонстрируют безнадежное интеллектуальное уныние. Ни единой свежей мысли – одни горбачевские грезы о том, как бы нам взять, да и превратиться в "нормальную демократическую страну". По щучьему велению, по моему хотению!

В минувшем сентябре скончался маэстро сравнительной социологии Шмуэль Эйзенштадт, о котором "Русский журнал" рассказывал: "Великая [русская] цивилизация, столь близкая Западу и в то же время столь от него далекая, не могла не вызвать у Эйзенштадта интереса. И возможно, что многие из своих работ он написал в попытках объяснить тернистость того пути, которым всю свою историю вынуждена следовать наша страна. И тернистость это объясняется довольно просто. Мы весь период новейшей истории пытались стать Западом, не учитывая того факта, что Западом нам стать никак нельзя".

"Полевые командиры" оппозиции наверняка и сами убедились, что ничтожные их идейки не "канают" даже в изрядно политизированных столицах; что ж говорить о сонной глубинке. Ну не ломится народ вслед за дурачьем – хоть тресни. Однако имеются в России оппозиционные течения с абсолютно иными установками. Они не бедокурят на улицах, не рвутся в Госдуму, не требуют вернуть выборы "губеров", но без лишней помпы обсуждают, как на практике будут собирать страну и народ, без чего немыслимо подлинное возрождение России. Недаром же до сих пор все вопли о возрождении России оставляли народ равнодушным. Люди в массе своей, может, и простаки, но демагогию с липой научились "чувствовать кожей" еще в СССР.

Русские – независимо от национальности – консерваторы: примерно так можно обозначить конструктивную, "неплощадную" оппозицию (убедительно просим не путать с "просвещенным консерватизмом" сторонника монархии и крепостничества, потомственного барчука Никиты Михалкова). По-видимому, будущее постсоветской империи связано либо с русскими консерваторами, либо с самой властью – ежели она вдруг примет на вооружение их идеологию.

Но независимо от того, власть или оппозиция возглавит русский Ренессанс, главное – не прислушиваться к голосу слепого монетаризма. Его мнение "лучше обойтись без империи, нежели платить за нее в условиях дефицитного бюджета" морально устарело.

Время бесов безудержного менеджмента, составивших калькуляцию родины и увешавших ее ценниками, завершается.

Заключение

Долгоиграющий глобальный кризис приговорил общество потребления, которое в последние месяцы докатилось до самоубийственной полосы искусственных обесцениваний национальных денежных единиц.

– Мы находимся в состоянии международной валютной войны, общего ослабления валют, – бьет в колокол Гвидо Мантега, министр финансов Бразилии, одной из самых успешных экономик 2000-х годов.

Неудивительно, что в ответ по всему миру разрабатываются и уже понемногу внедряются механизмы сдерживания этого самого потребления. Поэтому вместо спецов по продажам – сейлз-менеджеров – все чаще будут востребованы харизматические лидеры.

Вот и реинтеграция – дело даже для многоопытных трейдеров чрезмерно тонкое, недоступное, неподъемное. Потому-то и довели они до заморозков отношения с Белоруссией – правой рукой России, – что вместо мудрости пользовались калькулятором.

Вновь процитируем Черняховского: "Увы, 1991 году в СССР не было Авраама Линкольна. Это – трагедия советчан, и это их вина, поскольку народ всегда отвечает за правителей. Но это не значит, что заказано появление Бисмарка или Гарибальди".

Россия ждет того, кто озабочен не капитализацией ОАО "Отечество", но сохранением и возвращением родных земель. А вместе с ними – воссоединением народа, сформировавшегося за века вокруг русской культуры.

Менеджерам и биржевым спекулянтам такой Проект не по зубам: они даже смысла только что сказанного уразуметь не могут. И уж тем более профессиональные экономисты не преодолеют косности и эгоизма, мелочности и подлости социума всеобщей продажности. Ибо сами вылеплены из его плоти и стоят на его страже.

Лишь вождю под силу вывести нацию из психологической "зоны комфорта" – тухлого болота никчемной повседневности.

Строить чай не ломать.

Александр Черницкий

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Мир»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины