Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Мир

Европе надоели мусульманские иммигранты

2.10.2010

Данные последних опросов общественного мнения Германии показывают, что большинство немцев считает живущих в их стране мусульманских иммигрантов серьезным бременем для страны.

Как пишет Financial Times Deutschland со ссылкой на попавшие в его распоряжение данные опросов, этого мнения придерживаются 55% опрошенных. Это значит, что больше половины немцев уверены, что иммигранты из мусульманских стран — а именно они в основном и наводнили Германию в последние десятилетия — «в социальном и финансовом плане обходятся гораздо дороже, чем та экономическая польза, которую они приносят».

В то же время пятая часть общего числа опрошенных расценивает роль мусульманских мигрантов положительно. Однако более 33% немецких респондентов также уверены, что огромный поток малообразованных иммигрантов понижает и общий интеллектуальный уровень населения страны, поскольку они производят на свет значительно больше детей, чем коренные немцы. И их дети не хотят учиться так, как немецкие. При этом наиболее тревожным итогом социологических опросов является то, что 60% из общего числа респондентов в Германии поддерживают беспрецедентную критику иммигрантов-мусульман, высказанную Тило Саррацином, бывшим членом правления Бундесбанка, в его книге «Германия самоликвидируется». Книга уже стала известной во всей Европе, в ней впервые за послевоенные годы иммиграция из «третьего мира» названа угрозой этническому составу и стабильности одной из европейских стран. Автор утверждает, что из-за низкой рождаемости население ФРГ в ближайшие годы не только сократится до минимума, но и станет другим этнически, поскольку место коренных европейцев займут приезжие, сделав Германию своим государством. Естественно, со своими религиозными и культурными традициями и привычками.

Характерно, что схожие результаты дают социологические опросы и в других странах Европы – Великобритании, Испании, Франции и др. Все они приблизительно одновременно начали импортировать неквалифицированную рабочую силу из стран «третьего мира», и все так же одновременно столкнулись с аналогичными социально-демографическими проблемами. Во всех этих странах сегодня достигло высокой точки негативное отношение к мусульманам. Самое терпимое отношение к иммигрантам у британцев — там лишь каждый четвертый испытывает к мусульманам враждебность, и в основном из-за агрессивной антихристианской пропаганды мулл в британских мечетях. Но в Испании и Германии больше половины граждан заявляют, что не любят мусульман. Для Польши и Франции эта цифра составляет 46%, а 38% их граждан придерживаются о мусульманах просто негативного мнения.

Так что все, изложенное в книге Тило Саррацина, он не придумал, содержание его книги есть прямой и довольно точный слепок настроений немецкого общества. Именно эти проблемы немцы обсуждают не публично, не в прессе, а за кружкой пива, потому большинство жителей Германии Саррацина в глубине души поддерживают и одобряют его гражданскую смелость. Причем, как ни странно, его поддерживают уже давно приехавшие в Германию исламские иммигранты, которым не нравится, что все больше их соотечественников появляются в немецких городах и живут на социальные пособия. Немецкий социолог турецкого происхождения Некла Келек на презентации книги Саррацина в Берлине отметила, что тезисы, высказанные автором, должны стать предметом для дискуссии. И заявила, что политики Германии, которым адресована критика Саррацина, ничего обсуждать не желают, а просто обвиняют его в расизме.

Действительно, книга «Германия самоликвидируется» настолько напугала политкорректных европейских руководителей, что они ее автора дружно осудили, причем не только германские, но и общеевропейские — поскольку все перечисленные им проблемы заботят и население Нидерландов, Бельгии, Франции, Дании, Швеции, Италии и других государств «Старой Европы». Т.е. там, где ошибочная политика их правительств в 60-70-е годы открыла двери широкой волне неквалифицированной иммиграции из стран Ближнего Востока и Африки, и где теперь из-за национально-религиозных проблем резко выросла поддержка правых радикальных партий. Что касается демографических проблем Германии, то, как показывает статистика, уже несколько лет в этой стране наблюдается отрицательный рост населения, т. е. абсолютное падение его численности. Если на начало 2010 года численность немцев составляла 81 369 548 человека, то с учетом отрицательного роста в −0,033% к январю 2011 года оно должно сократиться почти на 27 тысяч. И это при том, что, по разным оценкам, ежегодно в страну въезжает примерно до 100 тысяч иммигрантов.

Картины демографического спада наблюдаются почти во всех странах Западной Европы. Работающие эмансипированные европейские женщины получают высокую зарплату и не хотят заводить детей, пока не решат всех своих экономических проблем – не обзаведутся домом, автомобилем или двумя, а рождение детей откладывают на период после 35-38-летия. Но более поздний возраст первых родов нередко их осложняет, часто ведет к рождению физически неполноценных детей или оборачивается бесплодием. В результате в Германии нетто-коэффициент рождаемости (количество рожденных девочек на каждую женщину) в настоящее время составляет всего 0,7.

В реальной жизни это означает, что поколение внуков сократится по сравнению с поколением дедов примерно в два раза. Поэтому ежегодная рождаемость в Германии уже сократилась за последние 50 лет с 1,3 млн человек до 650 тысяч, т. е. вдвое, хотя и эту цифру «подпирает» высокая рождаемость в иммигрантских семьях. Однако даже при сохранении таких темпов уже через 90 лет рождаемость в стране упадет до 200–250 тысяч новорожденных в год.

Виня во всех бедах Германии пришлых иммигрантов, Тило Саррацин, возможно, и не замечает, что негативные демографические процессы, которые проявились после Второй мировой войны, имеют объяснение, которое на Западе принято называть «концепцией демографического перехода». Ведь до войны в странах Западной Европы в семьях рождалось по 5–7 детей, это была почти норма, но затем улучшение условий жизни и успехи медицины, понизившие естественную смертность, приучили европейцев обходиться для выживания семьи меньшим числом детей. Это позволяло им сохранять комфортный уровень жизни, но обеспечивало уже не рост, а стабилизацию численности населения автохтонного населения.

Одновременно в странах «третьего мира» из-за резкого снижения смертности благодаря новым противоэпидемическим мерам, а также сохранения традиционно высокого уровня рождаемости резко ускорился рост населения, который даже назвали демографическим взрывом. Затем и в Европе, и в развивающихся странах на темпы рождаемости и смертности уже действовали как положительные, так и отрицательные факторы. В результате сейчас государства «третьего мира» находятся в фазе высокой рождаемости и низкой смертности, а «Старая Европа» вошли в такой этап «демографического перехода», когда во многих из них смертность превысила рождаемость, что определило отрицательные показатели естественного прироста населения.

Такой сдвиг от высоких уровней рождаемости и смертности к низким получил у специалистов название «демографического перехода». Согласно его периодизации, экономически развитые страны сейчас завершили «демографический переход» и пришли к тому, что в них рождается мало людей и умирает тоже мало, но падает способность общества к воспроизводству. А развивающиеся пока движутся от состояния демографического взрыва к снижению рождаемости и лишь частично приближаются к завершению «демографического перехода». Однако эти объективные причины демографических изменений Европы резко усилились в 60-70-е годы, когда Европа начала непродуманный и не просчитанный завоз неквалифицированной рабочей силы из стран с высоким уровнем рождаемости. Комфортный и безопасный уровень жизни на новой родине, большие социальные пособия на детей, выплачиваемые европейскими правительствами, спровоцировали еще большую рождаемость в семьях исламских иммигрантов и позволили их родителям вообще не работать.

Те же из них, кто все-таки работает, в силу отличий своей культуры от немецкой, невысокого уровня образования и нежелания интегрироваться в новое общество не могут компенсировать растущий дефицит квалифицированных специалистов. В итоге это неминуемо ведет Германию к экономическому отставанию, а также к качественному падению образовательного и культурного уровня будущего населения страны.

По данным министра внутренних дел Германии Томаса де Мезьера, 10-15% иммигрантов, приехавших в ФРГ, принципиально не хотят интегрироваться: они не посещают курсы по языку и интеграции, отгораживаются от немецкого общества и не признают немецкое государство. В большинстве своем они живут плотными национальными диаспорами, в которых не особенно появляются даже местные полицейские, а в магазинах продаются специально завезенные товары из Турции и Марокко. Именно о таких районах Тило Саррацин в своей книге написал: «Я не хочу, чтобы в стране моих предков и моих внуков ритм жизни задавали муэдзины, население говорило на турецком и арабском, а женщины носили хиджабы. Если мне захочется все это увидеть, я возьму отпуск и поеду на Восток».

Россия в последние десятилетия также приступила к массовому завозу иммигрантов из бывших республик Средней Азии – их у нас почти 7–8 миллионов и все они, в основном, обитают в больших городах. Причем, Россия совершенно явно повторяет ошибки, уже сделанные европейцами, импортируя не квалифицированных специалистов, нужных для ускоренного развития наиболее перспективных отраслей экономики, а малограмотных гастарбайтеров. Они обычно умеют лишь копать землю и класть кирпичи, подвергаются жестокой эксплуатации работодателями, живут в жутких условиях, а при малейших финансовых проблемах фирм теряют работу и пополняют ряды отечественных воров и грабителей.

В Западной Европе, как видно из реакции общества на книгу Саррацина, кое-какие способы борьбы с негативом, вызванным бесконтрольной миграцией, уже появляются. Однако хватит ли ума российским руководителям заимствовать чужой опыт? Судя по тому, как работает наша Федеральная иммиграционная служба, почему-то возомнившая, что она предназначена и для решения демографических проблем России (хотя это явно не относится к ее компетенции, что вытекает хотя бы из Устава ведомства), вряд ли.

Александр Добровольский

Справка KM.RU

Иммиграция населения (от лат. Immigro — «вселяюсь») — въезд населения одной страны в другую на временное или постоянное проживание. Указывается по отношению к стране, в которую они мигрируют. В большинстве стран иммиграция регулируется специальными ограничениями и квотами (так называемые иммиграционные законы).

Половозрастная структура иммиграции характеризуется тем, что в числе переселенцев обычно преобладают мужчины молодого и среднего возраста. Иммиграция может приводить к появлению новых наций и народностей в результате смешения различных этнических групп населения, а также вызывать столкновения с интересами коренного населения.


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.