Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Продажные СМИ: кто больше (ВИДЕО)

22 августа 2013
<
Увеличить фото...  

Украина в рейтинге Всемирного индекса свободы слова по сравнению с прошлым годом снизилась на целых 10 позиций и сейчас находится на 126 месте между Алжиром и Гондурасом. Такую оценку свободы слова в Украине дала международная организация «Репортеры без границ». И мы задумались… А действительно ли в нашем обществе существуют проблемы со свободой слова, а соответственно и с политической цензурой?

И провели свое собственное расследование.

Когда подобные организации начинают оперировать данными, а тем более приводить конкретные цифры, сразу возникает вполне логичный вопрос: на чем основаны их рейтинги, откуда такие данные? И мы начали их искать.

Оказалось, что это не так просто.

Компаний, которые профессионально занимаются полным мониторингом всех масс-медиа в Украине, мы не нашли. Тогда мы позвонили в нескольких ведущих организаций, которые печатают на своих сайтах подобные рейтинги, и задали простой вопрос: какой процент материалов выходит об оппозиции, и сколько о власти? Чтобы для себя понять, откуда берется тема цензуры, особенно политической. И вот что услышали:

Фонд «Демократические инициативы имени Илька Кучерива»

- Вообще-то такой информации фонд «Демократические инициативы» не имеет.

- А вообще-то ваша организация занимается таким мониторингом?

- Попробуйте на сайт зайти, посмотреть. Я что-то не помню…

Институт массовой информации

Мы оцениваем, например, на предмет скрытой рекламы непечатные издания, а вот количество об оппозиции или о власти — я не помню, чтобы такое было. Мы больше по соблюдению журналистских стандартов.

Так что же получается? Рейтинги об отсутствии свободы слова в Украине и о существовании политической цензуры не имеют документальных доказательств?

А что же думают о политической цензуре сами журналисты?

Роман Скрыпин, бывший руководитель информационной службы телеканала ТВi:

«Когда мы начинали, я пришел на ТВi… Начали делать службу информации, — рассказывает журналист. — Понятное дело, что она должна делаться в соответствии с определенными критериями. Нельзя ни за власть, ни за оппозицию, правильно? А когда они (перекосы – Ред.) начались, у меня возник вопрос — зачем тогда я здесь сижу? А госпожа Катеринчук приходила в ньюзрум и говорила: «Надо мочить эту преступную власть»! Что значит — «мочить»? Объясните мне. Мочить, замачивать можно белье, а вот власть мочить — я не понимаю за что, просто… И кажется, эти люди потом говорят о свободе слова. И про стандарты…»

Комментарии излишни. Между тем, рейтинги как раз четко показывают, что с февраля 2013 года информация про оппозицию начала лидировать в телесюжетах и набрала 11% против 9% у Партии регионов.

«В прессе можно увидеть большое количество критических материалов. Причем о власти критических материалов можно встретить гораздо больше, нежели относительно действий оппозиции, — комментирует политолог Кость Бондаренко. — Оппозиция свободно выражает свои мысли, хотя кричит на каждом шагу, что их притесняют… На каждом шагу в Киеве сити-лайты рекламируют такие оппозиционные издания, как «Український тиждень» и целый ряд других, где откровенные карикатуры на президента, на членов правительства. Я считаю, что это абсолютно нормально, мы живем в нормальной стране».

И как доказательство здорового отношения власти к критике — выход в эфир на центральных каналах страны программ вроде «95 квартала». Так где же цензура? В чем она проявляется?

А между тем все ведущие СМИ Украины вторят Европе и США: «Политическая цензура существует и с этим явлением нужно бороться». А собственно, с кем? С самими журналистами? Ведь сегодня в Украине сами журналисты являются первоисточником необъективной информации, а СМИ потеряли уровень интеллектуального качества. Телеканалы превратились в сплошные фабрики по производству разнообразных шоу, газеты — в рекламные проспекты, а интернет-издания — прямо в информационный секонд-хенд.

«В интернете есть большое преимущество — ты один раз навесишь на человека ярлыки, а дальше Гугл это запомнит, — объясняет  Виктория Сюмар, исполнительный директор Института массовой информации. — И тогда по поиску того человека все это сразу ты можешь получить, и потом доказывай, что у тебя вообще нет дочери. Поэтому сливным бачкам в Украине есть интернет!»

Прим. В. Зыкова. Статья написана человеком, очень плохо знающим русский язык. Впрочем, как и почти все его собеседники. Поэтому не все ляпы удаётся поправить - непонятно, что хотел сказать автор? Не додумывать же за него.

Как известно, теория проверяется практикой. Мы промониторили интернет и остановились на персоне, которая в последнее время на слуху — это господин Чечетов, член Партии регионов. Лицо, приближенное к президенту. Наши журналисты, в целях эксперимента, написали статью о якобы причастности Михаила Чечетова в приватизации Гостиного двора, а затем и к пожару, который произошел 9 февраля этого года. Единственная деталь в этой статье была правдивой — сам пожар. Все остальное, как модно сегодня говорить — абсолютный фейк.

Мы «бросили» этот опус в интернет и… каково же было наше удивление, когда через 40 минут его разместил сайт, который считается одним из самых читаемых и не менее правдивым. Причем, на первой же странице! Ну и, конечно, за подписью якобы их спецкорреспондента.

Никто даже не удосужился проверить написанного!

Сразу статью «перепостили» ряд изданий, которые в один голос, буквально, «кричат» о наличии цензуры в Украине. Жаль только, что за клевету интернет-издание нельзя привлечь к ответственности, ведь сегодня в Украине их деятельность как СМИ правовым полем не регулируется. Поэтому, о какой цензуре идет речь? У нас не цензура. У нас какая-то анархия в медиа-пространстве. Анархия, которая приводит к общественной апатии. И в результате этого политическая цензура как таковая просто теряет свой смысл.

А факты? Спросите вы … Факты вещь упрямая. Мы взяли абсолютно правдивую и объективную статью об одном из медиамагнатов. С фактами, комментариями, документами. Заинтересовалось одно Интернет-издание. Мы обрадовались. Ведь оно позиционирует себя как такое, что борется  за правду. И каково же было наше разочарование, когда за размещение этого материала мы должны были заплатить 1000 у.е. Попытавшись поторговаться, мы только себе навредили — нам выставили счет на … 2000 у.е.

Кстати, это то же издание, которое разместило статью о господине Чечетове. Помните? Так где логика? Откровенная ложь — бесплатно, а правда — за 2000 долларов? Особенно, если учесть, что все наше общение свелось к банальной переписки по «электронке». Встречаться с нами никто не захотел и средства нам нужно было перечислить на банковскую карточку. И везде почти то же: общение только по телефону или электронной почте. Личных встреч не назначают. Как сообщили люди, приближенные к различным медиа-структурам — это стандартная форма общения. Поскольку,мы для них просто люди с улицы. И еще несколько ярких примеров: вот записи телефонных разговоров с работниками нескольких очень известных и очень популярных печатных изданий. Именно на их страницах мы и пытались разместить вымышленный материал.

Телефонные разговоры:

Журналист: -  Какие есть варианты размещения?

Издание: – Есть вариант, что это будет идти как статья редакционная, если главный редактор дает добро — тогда да. Или идет, как реклама с плашечкой сверху – проблема, мнение, что-то такого плана!

Ж: - На каких страницах?

И: — Это могут быть информационные, в принципе если вы хотите на первой, то там совсем цена другая.

Ж: — Какая цена?

И: — Прайс вот на 15 тысяч, но возможно 20% наценки за то, что статья критического политического характера.

Ж: — Это сколько получается?

И:— 18- 20 тысяч!

Ж: — Это получится первая страничка?

И: — Нет. Первая страница будет значительно дороже! За то, что это политическая статья, 50 процентов наценки. Итого получается 22500 (если я правильно услышал). Можно еще поторговаться, но на данный момент это такая сумма.

***

Ж: — Можете хотя бы примерно рассказать, какие будут цены?

И: — В Фокусе 49 тысяч без налога! И плюс 20% НДС!

Ж: — Это какая страничка будет?

И: —  Это будет страничка внутри журнала!

Ж: — А какие еще журналы можно? Форбс?

И: — «Форбс», «Корреспондент» и «Деньги».

Ж: — А если вот захватить сразу еще 4 журнала?

И: — 70 тысяч гривен без НДС!

Таким образом получается, что имея в кармане деньги, в печатных СМИ сегодня можно разместить все, что угодно. Но самое главное — нас ни разу так и не спросили, насколько достоверной является информация, которую мы хотим разместить.

Дальше мы попытались разместить вымышленную историю на некоторые телеканалы. На некоторых из них нам сразу откровенно сообщили, что их приоритетом являются шоу и развлекательные программы. Итак, мы сосредоточились на нескольких других. И вот что из этого получилось.

Скрытая камера

Журналист: — Такую информацию можно разместить?

Собеседник: — В принципе, да …

Ж: — Какой бюджет?

С: — Около 7 тысяч долларов стоит сюжет в семичасовых новостях!

Ж: — Это 2-3 минуты?

С: — Одна.

Ж: — 7 тысяч долларов одна минута?

С: — Да! Да! Да!

***

И такая ситуация почти везде. Разница лишь в … цене. Что, собственно, и требовалось доказать. Информацию на достоверность так никто и не проверил. Да и зачем, ведь появилась такая возможность заработать немалые деньги…

А еще «честные» журналисты не будут писать критические материалы, если им за это хорошо заплатят. И как яркий пример история с господином Бахматюком. Этот человек готов буквально на все, чтобы о нем и его империи не оставили ни одного плохого слова.

«Средства массовой информации открыли свой особый вид бизнеса, — рассказывает Виктория, журналист одного из телеканалов. — Они зарабатывают на бизнесменах. Пример: информационная политика агрохолдинга «Авангард». Это предприятие имеет много проблем по части экологии,  по части коррупции, разнообразного мошенничества. Вокруг него плетется много интриг.

Но эта информация в СМИ не попадает. А если и попадает, то тут же убирается. Допустим, вчера вы видели в Интернете критическую статью об «Авангарде». А если попытаетесь посмотреть её сегодня – то уже не обнаружите. Потому что журналистам заплатили деньги за то, чтобы этой статьи не было. И немалые. И это – реальная жесткая цензура. Цензура денег – это можно назвать только так.

То есть, журналисты построили на империи Бахматюка целый бизнес. И зарабатывают на нем очень прилично. «Авангард» — это уже просто настоящая притча во языцех.

Если журналист звонит в пресс-службу «Авангарда» и задает неудобный вопрос или просит дать комментарии по поводу той или иной проблемы, то ему просто предлагают деньги. Хорошие деньги. В сети даже есть запись, как журналисту предлагают несколько тысяч долларов за подобные услуги. То есть,  подкуп представителей СМИ – это сейчас как бы совершенно обычное дело».

Так и получается, что определить, есть политическая цензура или ее нет — невозможно. Потому что медиа-пространством заправляет другая — жесткая и циничная — цензура денег. А поскольку рейтинги свободы слова являются продуктом того же медиа-пространства, то и их объективность — под большим вопросом. Ведь их тоже вполне можно купить/продать.

Поэтому спорить можно лишь о цене вопроса, но никак не о тех или иных политических притеснениях. Причем, ограничений нет. И там, где речь идет о тысяче-другой долларов за информацию, когда поднимется и вопрос цены за все государство …

Прим. Асана. Это текстовый сокращённый вариант, а вот на этом видео информации больше.

источник   Медиа-портал Право

asana_ua

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 2 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Украина»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины