Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Елена Привен. День журналиста. Немного солнца в холодной воде

6 июня 2013
<
Увеличить фото...  
Источник: "Полемика"

Видит Бог, как мне не хочется писать эту статью. Но и отменить не могу – дала себе слово каждый год к 6 июня  исполнять Заказуху ко Дню журналиста, которую сама себе заказываю. Можно было бы, конечно, взять прошлогоднюю, изменить пару абзацев и опубликовать. Новое – это хорошо забытое старое. Заказуха ко Дню журналиста

Но в этом году не получится. Слишком многое поменялось. Тенденции, конечно, существуют не первый год, но раньше как-то плавно все было. Ну, всегда журналистов недолюбливали, называли продажными и лживыми, заказушниками и джинсовиками, а в последние годы прижилось словечко «журнашлюхи» и даже «журнашлюшки» - это, наверно о  тех, кто по разумению публики, продается совсем уж за копейки. Вот только что какой-то хлопчик прислал запрос на дружбу в Фейсбуке. Посмотрела его страницу и сразу запнулась – первый попавшийся на глаза статус называется так: «Быдло-журналисты поймут»…

 

Народные массы читателей и зрителей обожают именовать нас пренебрежительно, любят припомнить, что профессия, мол, вторая древнейшая.  Видимо, это очень повышает самооценку нежурналистов. И кто все эти достойные святые люди, наши строгие критики?  Умнейшие честнейшие чиновники, блистательные менеджеры, толковые айтишники, рукастые парикмахеры, врачи-гуманисты, учителя-светоносцы? Счастливое общество – все, кроме журнашлюшек, прекрасные граждане.

Ну что ж нам, как говорится, свое робыть. Какие есть, других журналистов у Него для вас нет, дорогие читатели и зрители.

С другой стороны, сама изумляюсь. Сколько лет работаю  в этой сладкой и гадкой профессии, столько слышу про стандарты журналистики. Я их назубок знаю, поверьте. В случае чего – зовите, расскажу, не утаю. Мы эти стандарты получили из рук зарубежных медиа-гуру и весьма им за то благодарны. Потому что это действительно отличный инструмент организации профессиональной работы.

В развитых странах демократии журналисты пользуются ими как катехизисом, а тех, кто ими  пренебрегают, презирают всем сообществом. Конечно, и там бывают всякие неприятности вроде джинсы  или предубежденного толкования событий, или излишне проявленного сочувствия одной стороне конфликта, или двойных стандартов, или работы в тесном сотрудничестве с какой-то политической силой, и даже по ее темникам. Но это, конечно, исключения. Так хочется думать…

И вот мы тоже эти стандарты выучили. А те, кому лучшие представители зарубежных медиа поручили украинских журналистов с этими стандартами знакомить, тех вообще  - хоть ночью разбуди, у них от зубов отскочит полный перечень.

Но в какой-то момент вдруг остро ощущаешь, что теория с практикой как-то все чаще расходится. И именно они, самые лучшие, самые продвинутые вдруг демонстрируют такие примеры пренебрежения стандартами, что остальные, то есть, мы, которые не гуру, прям впадаем в когнитивный диссонанс.

Ну. Вот и хватит иносказаний, пожалуй. Помаранчевая революция, окончательно раскрепостившая  журналистов, принесшая в наши пределы невиданную свободу слова, предмет гордости демократов и зависти коллег из путинской сатрапии, отчего-то параллельно с этим утвердила совершенно странные тенденции.

Журналисты, задача которых сообщать о событиях, брать комментарии у экспертов и анализировать информацию в меру отпущенных умственной одаренности, начитанности и культурного бекграунда, все чаще стали ощущать себя кем-то неизмеримо более важным и ценным. Ну, вы знаете – поэт в России больше чем поэт, журналист в Украине – больше чем журналист. Раз в 100500. 

С легкой руки хороших репортеров и расследователей, которые в какой-то момент вдруг почувствовали жжение и зуд в области темени – то короны прорастали – в моду вошло сильно искаженное представление о собственном месте в жизни общества. Мы, мол, миссионеры и мессии. Кто крупнее, кто мельче. Но вот несем в биомассу свет истины, наставляем   малых сих, поучаем, диктуем, менторствуем. Нам сверху скрижали спустили.

Потом незаметно стерлась тонкая грань между  журналистом и общественным  деятелем. Журналисты стали сильно заморачиваться темой собственных прав. Ничего не напоминает? Есть в обществе такая интересная группа людей, которые все время требуют для себя особых прав и всегда уверены, что им недодано. Ну,   они еще парады хотят проводить в Киеве, а им не дают. Или вот еще сладкий и жирный тренд. Утыски. Я не знаю других категорий граждан, которые так страстно увлечены своими правами и всегда подозревают, что их утыскают. Разве что кроме народных депутатов, но это вообще особый отряд млекопитающих. Мы же о нормальных вменяемых гражданах сейчас толкуем.

Битва за собственные права возникла, конечно, не на пустом месте. В мире вообще профессия журналиста одна из самых опасных. Гибнут в горячих точках репортеры и операторы, становятся жертвами терактов, криминальных разборок, чужой гражданской войны…Их убивают за профессиональную деятельность, за честную позицию, за разоблачение преступников, за расследование преступлений. У нас в стране журналисты тоже регулярно становятся объектом атак. Мы помним убитых  и раненых и высоко чтим их память.

Однако, как часто водится это в наших палестинах, любую тему мы можем превратить в пародию. Главное, чтобы это было кому-нибудь нужно. Чтобы кто-то называл эти плевочки жемчужинами. И был согласен много и регулярно платить. Вот представьте – некий заказчик   платит за то, чтобы мы расследовали страшные притеснения маникюрш в Украине. Как думаете – найдем мы истязаемых преступным режимом мастеров ногтя и лака? Конечно, найдем! Тысячи и тысячи маникюрш окажутся самым утыскаемым классом в стране.

Но бедные  маникюрши со своими пилочками и щипчиками никого не интересуют. Другое дело журналисты. Передовой отряд вечно недовольных, всегда томимых жаждой славы, перманентно уверенных, что мы и есть те мессии, которые несут опекаемому народишку свет истины – как радостно  мы откликаемся на предложение найти и назвать врагов свободы. Мало того, что таких врагов навалом, так на этом еще и можно заработать! Особенно полезно быть оппозиционным журналистом. Это просто бинго, миллион по трамвайному билету. Потому что любой придурок, который наступил тебе на ногу в маршрутке, смело может быть поименован врагом демократической прессы, а сам ты – пострадавшим за правду и свободу слова. А если еще избили твой мобильный телефон или толкнули под локоть… Голова кружится от перспектив.

И тогда тусовка устроит истерику с пикетированием, клоунадами, приклеиванием листовок чуть пониже спины или масок на переднюю часть головы, с плакатами и палатками. Все это очень ярко выглядит на телевизионной картинке, позволяет готовить солидные отчеты об освоении весьма уважаемых сумм и цинично манипулировать общественным мнением дома и в обожаемой загранице. Бесконечное воспроизведение пустышек, симулякров, дурно или талантливо поставленных пиесок – вот новый, резко восходящий тренд украинской журналистики. Слава и деньги, зарабатываемые весело и без усилий, в сплоченной тусовке, где посторонних ждет купание в серной кислоте вражды и отторжения,  - отчего бы и не очароваться?

Но знайте – тусовка пойдет  троллить и требовать исключительно ради своих. Избитые до полусмерти, травмированные, превращенные в инвалидов коллеги не из своего круга совершенно не интересуют борцов за свободу слова. Иногда напротив, вызывают злорадное мстительное чувство, которое даже не пытаются скрыть. Ничье самолюбие тогда не уважается и не щадится. Вот эта тусовка, этот прайд со своими альфами и омегами, со своими лидерами и заискивающими подносящими – закрытый клуб. Не вздумайте критиковать или хотя бы задавать неудобные вопросы, будете заклеваны, ибо нет железнее и беспощаднее большевика, чем наши либералы и демократы. Лишенные даже минимальной самоиронии, принципиально не могущие посмотреть на себя со стороны с улыбкой, чугунно-серьезные во всем, что касается их величия… Вслед за старшими российскими братьями (да-да, узоры продолжают снимать с них) назовут нерукопожатным, и капец. Не подадут вам своей честной брезгливой руки…

Если же утысков настоящих  нет, их надо непременно придумать. Не потому, что заказчиков интересуют какие-то бумагомараки с их капризами. Журналист – это стенобитная машина, которой можно сокрушить любую репутацию, любую карьеру. Если фигурант талантлив, его можно использовать для более изощренных акций. Пример самооблитой зеленой краской Т. Ч. и врущей о зверском избиении О.С. показывает, каким опасным оружием может быть представитель медиа, наделенный фантазией, цинизмом и желанием славы и карьеры. А если еще за спиной стоит поощряющий  демон вроде собственника СМИ с ЧСВ, отсутствием совести и политическими амбициями...

По сути, я уже  затронула тему грантов. Нет ничего плохого, чтобы на щедрые пожертвования филантропов развивать культуру и науку, поощрять молодых ученых, организовывать форумы и симпозиумы, давать возможность самым талантливым учиться в лучших университетах мира. Но вал денег, которые поступают в общественные организации, окормляющие журналистов, заставляют последних вообще забыть о профессии. На гранты садятся как на иглу, деньги заканчиваются быстро, а умение написать правильную грантовую заявку может кормить претендента долгие годы. Главное закошмарить донора отчетами о нарастающей угрозе свободе слова, и именно того слова, которое критически важно для заказчика. Он пугается и подписывает  новые бюджеты. В этом деле есть вообще колоссальные ассы своего дела. Ну, вроде Рыбачука…

И тогда люди, чьими достижениями и смелостью мы восхищались, вдруг сосредотачиваются на  поисках золотого унитаза, в котором утонула не одна журналистская репутация. Этот сантехнический прибор уже  несколько лет как стал фетишем инвестигативной (да-да, вот такой термин) тусовки лучших журналистов страны.  И, видимо, неплохо кормит. Есть устойчивый спрос на троллинг власти – есть устойчивое предложение.

Власть надо максимально жестко критиковать и даже троллить изощренно. Но странно привлекать для этого деньги иностранцев, откуда бы они ни были.

Я бесконечно далека от того, чтобы называть свих коллег продажными. Я знаю, как часто это обвинение не имеет ничего общего с реальностью. Почти всегда личная ненависть к кому-то из политиков или группе политиков удачно совмещается с запросами продюсеров и окормителей. Так что ломать себя не приходится. Однако привычка жить на гранты формирует определенный взгляд на вещи.

Я искренне не понимаю, как можно годами заниматься общественной деятельностью и пиаром, да еще и называть это образцовой журналистикой,  за средства иностранных государств. И не верю в наивность тех, кто заявляет, будто для грантодателя главное – забота о демократии и свободе слова в нашей стране. Ну, нет таких бескорыстных лохов, и вся практика цветных революций ясно показывает роль и место журналистов/общественных деятелей в раздувании конфликтов. Да что там конфликты – мы имеем дело с полновесными государственными переворотами, сопровождающимися кровью и иностранным вторжением на территорию суверенных стран.

Никого не осуждаю, но вижу, как талантливые коллеги становятся участниками странных провокаций, сложно спродюсированных спектаклей с якобы опасностью, с виртуальным угрозами, с отбытием в благословенные страны ЕС якобы в поисках убежища и гламурными жеманными письмами оттуда, издалека, с провоцированием доверчивых на кипение возмущенного разума. На абсолютно пустом месте.

Вот как раз этим ребятам ничего не угрожает. Власть сдувает с них пылинки, вытягиваясь во фрунт перед каждым хамовитым окриком. Рядовых милиционеров гонят   мокрыми тряпками с работы. Гаишникам невозбранно плюют в лицо и наступают на ноги мельчайшие наглые бесы, громко орущие -  я журналист, и это расправа… Сытно, комфортно  и ощущение особой садистической власти, непомерно раздутое чувство собственного величия, хамовитость и уже склонность шантажировать в  своем/присвоенном праве.

Вчера один такой великий исследователь унитазов, победитель международных конкурсов, назвал беркутовцев так  - «40 особ  мяса в форме «Беркута». А ведь был блистательным журналистом.

Не знаю, на этом хотелось бы закончить.

С праздником, дорогие коллеги! Я  люблю и уважаю очень и очень многих пишущих и снимающих, репортеров и операторов, новостников и публицистов, интервьюеров и обозревателей. Часто это фанатично преданные своей работе трудоголики, честно и благородно  служащие профессии. Мы все не  без греха, но работу свою любим. Думаю, многие и многие достойны самого искреннего уважения и самых высоких оценок. Да и вам без нас все равно никуда.

Елена Привен, специально для  Полемики

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 5 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Украина»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины