Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Украина

Евразийская политология. Как будущая идеология Союза уже стала государственной в Приднестровье - Семён Уралов

Источник: "ОДНАКО"
6.05.2013

...Украинскому поэту Тарасу Шевченко, безусловно, повезло. Его именем названы сразу два главных ВУЗа в двух столицах: университет в Киеве — столице Украинской Республики и университет в Тирасполе -- столице Приднестровья.

Причём, с прагматической точки зрения, университет в Тирасполе имеет больше прав носить имя Шевченко, нежели в Киеве. Известно, что Тарас Шевченко писал стихи на украинском языке, а дневники и прозу — на русском. На современной Украине языковой вопрос подвешен с 1991 года, а вот в Приднестровье сразу три официальных языка — русский, украинский и молдавский.

Поэтому с исторической позиции культурная традиция Шевченко сохранилась в Тираспольском университете, в то время как киевский носить имя Кобзаря явно не заслуживает.

Республика, живущая вопреки конъюнктуре  

Для тех, кто никогда не был в юго-западной части нашего пространства, стоит разъяснить, что Приднестровье, или Приднестровская Молдавская республика (ПМР) -- это непризнанное государство, которое возникло в ходе вооружённого конфликта в тогда ещё Молдавской ССР.

Само название объясняет географический смысл республики: ПМР расположена около реки Днестр, которая является главной транспортной артерией региона.

Будучи естественной преградой, Днестр стал центром индустриального и военного развития. Именно вокруг Днестра строились основные заводы, электростанции, комбинаты и фабрики Молдавской ССР. Что, в свою очередь, сформировало тип общества, основанный на интернациональных и союзных принципах.

Конфликт в Молдавской ССР возник между сторонниками национального и союзного путей развития ещё в конце 80-х годов, когда рушился Союз. Кому-то в Кишинёве пришла в голову свежая мысль, что просоюзную оппозицию в национальном парламенте МССР и мятежных городах Тирасполе, Бендерах и Рыбнице  можно усмирить с помощью танков — и началась гражданская война. 

Именно с этой войной связано восхождение политической звезды генерала, кандидата в Президенты России-1996, секретаря Совбеза РФ и губернатора Красноярского края Александра Лебедя, командовавшего в те годы 14-й армией. Она, собственно, и сыграла ключевую роль в  наведении порядка.

Но оставим проблемы гражданских войн учебникам по новейшей истории Евразии. Для нас более важным является феномен Приднестровья как республики, которая развивалась вопреки постсоветской конъюнктуре.

Во-первых, несмотря на пророссийский курс, у ПМР нет границ с Россией. С одной стороны находится Молдова, руководство которой рассматривает ПМР как мятежную территорию. С другой — Украина, которая всегда занимала позицию невмешательства, по факту играя на стороне Кишинёва. Во времена правления Виктора Ющенко ПМР было особенно тяжело.

Во-вторых, все 20 лет Приднестровье существует в ситуации экономической блокады, а высшим руководителям ПМР запрещён въезд в Евросоюз, США и остальной «демократический» мир.

В-третьих, непризнанный статус республики привёл к тому, что её граждане для свободного перемещения вынуждены принимать либо российское, либо украинское, либо молдавское гражданство. Причём даже те, кто принял гражданство Молдовы, могут столкнуться с бытовыми неудобствами: например, им могут без объяснения причин отказать в вылете из Кишинёвского аэропорта. Поэтому многие предпочитают вылетать из Одессы, которая сегодня находится под украинской юрисдикцией.

Но, несмотря на все неудобства, сегодня Приднестровье стремительно обгоняет в развитии ту самую Молдову, от которой оно откололось. Средний уровень зарплат в ПМР уже выше, чем в Молдове.

Уровень безработицы и преступности в Тирасполе значительно ниже, чем в Кишиневе.

А учитывая, что Молдова вступила на путь евроинтеграции и плавно движется к поглощению Румынией, то и уровень суверенитета ПМР уже на несколько порядков выше.

Приднестровское руководство может само распоряжаться судьбой республики, регулировать уровень зарплат, цены на коммунальные услуги и никак не зависеть от «дорожных карт» и прочих рекомендаций чиновников из Брюсселя.

Союзные отношения с Москвой позволяют ПМР сохранять режим лояльности для приднестровских граждан в России. Так, например, школьники Приднестровья сдают выпускные экзамены по российским нормам, что значительно облегчает поступление в российские ВУЗы.

По совокупности факторов Приднестровье — интереснейший феномен, который требует особого исследования и осмысления. Особенно в части построения бесконфликтного общества, основанного на здравом смысле.

Курс на Евразийский союз  государственная идеология

В конце апреля мне довелось побывать на международной конференции, посвящённой Евразийской интеграции в Тирасполе. Пересказывать выступления на конференции особого смысла нет, потому что с основными процессами евразийской интеграции вы можете ознакомиться в рамках «Однако». Могу лишь сказать, что проходила она на базе главного ВУЗа ПМР — того самого, имени Тараса Шевченко.

Важно то, что Приднестровье сегодня -- единственная республика, где вступление в Евразийский союз является государственным курсом, провозглашённым президентом Евгением Шевчуком, сменившим два года назад Сергея Смирнова, который правил республикой 20 лет.

С победой Шевчука связан один интересный эпизод. Два года назад граждане Приднестровья на выборах показали «красную карточку» как действующему президенту Смирнову, который явно планировал править вечно, так и т. н. «прокремлёвскому» кандидату Каминскому, которого поддерживала главная приднестровская ФПГ «Шериф» и московские чиновники.

Президенту Шевчуку во время выборов пророчили и отказ от пророссийского курса, и смену геополитического вектора, и «прогиб» под Кишинёв и ЕС — по факту всё это оказалось стандартными предвыборными страшилками, порождёнными буйными фантазиями политтехнологов.

Более того, в отличие от предшественника Смирнова, который рассматривал непризнанную республику как личную вотчину, манипулируя гуманитарной помощью из России и контрабандными схемами, президент Шевчук, похоже, понимает, что единственный шанс для Приднестровья -- это новый Союз.

Действительно, у руководителей непризнанных республик вроде Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии всегда сохраняется соблазн паразитировать на российских вливаниях в обмен на геополитические комплименты, которые в телевизионных новостях выдают за великие победы.

На самом деле у вчерашнего оппозиционера Шевчука не было другого шанса, кроме как пойти вразрез с существующей практикой паразитирования на непризнанности и выбрать курс на новый Союз. Для Приднестровья Евразийский Союз -- это не просто экономические выгоды или доступ к новым рынкам.

Никакого другого варианта для обретения реального суверенитета, кроме как в новом Союзе, у Приднестровья нет в принципе. В нормах международного права Приднестровье -- мятежная часть Молдовы. Поэтому надеяться на то самое международное право бессмысленно. Следовательно, единственный выход — это ЕАС, с новым правом, где Приднестровье будет одним из субъектов внутрисоюзных отношений, а международный суверенитет будет обеспечен на уровне Союза.

Таким образом -- Приднестровье выступает в авангарде союзных сил в Евразии. Потому что если ты не в силах выиграть партию по существующим правилам, необходимо менять правила. Либо выходить из игры.

Те идеологические процессы, которые сегодня происходят в Приднестровье, чрезвычайно важны для остальных республик Евразийского союза. И то, что в небольшом полумиллионном непризнанном государстве процессы развиваются стремительнее, чем в центре --  свидетельство того, что в Москве многие не до конца понимают, насколько важна сегодня евразийская интеграция и курс на новый Союз. 

О приднестровском опыте, который может быть полезен всем в Евразии, пойдет речь в следующих статьях.


 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.