Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Александр Зубченко. Один день из жизни Юлии Владимировны

15 мая 2012
<
Увеличить фото...  
Источник: "Версии"

«Бютовцы» долго искали предлог для прекращения блокирования работы парламента. Руководство фракции во главе с опытным оперативным работником бывшего КГБ Андреем Кожемякиным (агентурная кличка «Чебурашка») очень рассчитывало на помощь «регионалов».

Планировалось, что группа тренированных представителей ПР поздно ночью ворвется в сессионный зал, размахивая цепями, и с традиционным криком «Ууу, сукамля!» вломит «бютовскому» «мясу». Михаил Яковлевич Волынец согласился в очередной раз получить стулом по голове, ибо стоически относится к подобным издержкам депутатской деятельности.

К сожалению, Дмитрий Саламатин не смог бы поучаствовать в подобном мероприятии по абсолютно объективным причинам: он исполняет обязанности министра обороны и несколько занят. А 16 декабря 2010 года Саламатин, конечно же, зачотно засветился в «деблокировке» Рады, оставив незаживающий след в памяти изрядно струхнувших «бютовцев».

Роман Забзалюк, известный в широких кругах под погонялом «Агент Зина», должен был обеспечить достойное сопротивление «захватчикам», размахивая перед их носами справкой о тяжелом состоянии здоровья. Однако коварный план Кожемякина не был реализован. Ему не удалось спровоцировать силовые действия в Раде, которые, безусловно, очень хорошо вписались бы в общую информационную картину того времени: преступная хунта завернула Юлю в одеяло и избила ее ногами в живот, а затем зверски отмудохала «бютовских» парламентариев.

Но, повторюсь, что-то пошло не так. «Бютовцы» довольно скучно поорали возле парламентской трибуны, имитируя железную волю и готовность стоять до конца. Конец наступил довольно быстро, поскольку блокировка Рады – это палка о двух концах. С одной стороны, как бы подчеркивается мужество защитников «мамки», с другой – всем, честно говоря, до одного места, что там происходит в парламенте. Да еще и «регионалы» тактично решили не давать песты борцам с режимом. Надо выходить из ситуации.

Очень удачно совпало заседание Высшего специализированного суда по делу «ЕЭСУ» и начало очередной пленарной недели. «Бютовцы» резко встали и пошли строго на север, ориентируясь на уши своего парламентского лидера. Типа они своим присутствием не допустят беззакония и поддержат «своего лидера». Так сказал Кожемякин. Он, к сожалению, забыл, что их официальным лидером является Арсений Петрович Яценюк. Но это так, мелочи. «Слив» темы блокирования получился очень явным. Еще по пути в «вышку» многие бойцы слиняли в неизвестном направлении. Да и правосудие свершилось настолько быстро, что экс-блокираторы даже не успели отреагировать на «вопиющий произвол»: кассацию пациентки берлинской клиники «Шарите» решено рассматривать после 26 июня. Облом. И ведь шо характерно: судьи так ловко подгадали со сроками, что в следующий раз придется идти спасать «мамку» уже после Евро-2012. Такой поворот событий обескураживает. Только приготовились «клеймить позором хунту», как выяснилось, что все переносится. Одна надежда на «мамку», продолжающую вести активную жизнь (во всех смыслах этого слова) в комфортабельной больничной палате под присмотром доброго эсэсовского врача. У нее очень напряженный график:

9.00 – постепенный выход из сна. Перед узницей возникает улыбчивое лицо немецкого эскулапа, который с ложечки начинает кормить ее вкусным яблочным пюре, заботливо промокая кончиком белоснежной салфетки уголки рта. Сначала Юля немного капризничает – «йопанные йаблоки!», но затем с удовольствием начинает брать в рот. «Зер гут, фрау Йуля, очень карашо!» – приговаривает фашист, наливая в высокий стакан все тот же яблочный сок комнатной температуры.

9.15 – при помощи медицинского персонала Юля совершает утренний туалет. Самое приличное, что можно рассказать о данной процедуре, это цитата из Швейка: «При этом он держал меня на руках».

10.00 – пациентку осторожно кладут на свежее белье, предоставленное благотворительным фондом Елены Франчук. Вокруг нее собирается медицинский консилиум. Измеряется температура тела экс-лидера оппозиции, артериальное давление, исследуется состояние кожных покровов.

10.00 – 11.00. Начинается таинство выхода Юли из состояния двадцатидневного голодания. Процедура настолько засекречена, что о ней практически ничего не известно. Есть только обрывочная информация. К примеру, у берлинского доктора дрожат руки, когда он ставит клизму.

11.00 – 12.00. Пациентке дают немного твердой пищи. Двое врачей в белых халатах кормят Юлю с рук кусочками свежей булочки, которую предварительно обмакивают в яблочный сок.

12.00 – 12.55. Прием иностранных делегаций, международных правозащитников, глав иностранных представительств, аккредитованных в Киеве. В соответствии с протоколом, Тимошенко принимает гостей лежа, давая им подержаться за свою правую руку и полюбоваться бледно-матовым цветом кожи. В конце концов, французский король вообще, извините за выражение, срал во время официальных приемов. Чем наша Юля хуже. Во время приема делегаций работникам пенитенциарной системы строжайше запрещается беспокоить пациентку. Сам начальник Качановской колонии лично сторожит около дверей, контролируя покой осужденной.

13.00 – 14.00. Продолжение сложной и ответственной процедуры выхода Тимошенко из состояния голодания. Перед приемом пищи немецкий врач считает пульс пациентки, наблюдает за реакцией зрачков, стучит по пухлым коленкам «мамки», проверяя рефлексы, рефлекторно получает по иплу и успокаивается. В палату заходит вереница тюремщиков в смокингах с подносами в руках. Узницу начинают кормить перетертыми фруктами, приготовленными в пароварке тефтельками из нежнейшего мяса молоденькой индейки, хлебцами, сделанными из специальной муки. Доктор чутко контролирует глотательные движения «мамки».

14.00 – 16.00. Работа с документами. Под наблюдением врача Тимошенко «давит на массу» на протяжении полутора часов, затем берет блокнотик и начинает что-то писать неразборчивым почерком. В одном предложении – не больше 144 знаков (без пробелов).

16.00 – 16.30. Процедура с последующим посещением отхожего места. Уставшую Юлю опять кладут на простынку, укрывают одеяльцем и дают команду снизить температуру в палате на 2 градуса.

16.30 – 17.30. Работа с холодильником. Весь обслуживающий персонал удаляется из палаты. Только слышно регулярное хлопанье дверцы и странные глотательные звуки.

17.30 – 18.00. Воспитание Жужи. Юля учит дочку, как правильно вызвать жалость у большой аудитории, какие каблуки следует носить и как правильно вращать бедрами.

18.00 – 18.30. Чисто медицинские процедуры, направленные на устранение неожиданно возникающих запоров. В операции задействовано до десяти человек, включая служебную собаку Ингрид (сука, естественно).

18.30 – 18.34. Подготовка к посещению адвоката Сергея Власенко.

18.34 – 21.34. Свидание с адвокатом. Весь персонал, задействованный в лечении и охране узницы, собирается возле мониторов и оживленно комментирует ход подготовки Тимошенко к предстоящему судебному заседанию. Многие снимают происходящее на мобильные телефоны, чтобы потом показать своим партнершам (партнерам), как надо это делать. Слышны сдавленные крики восхищения: «Как засадил, подлец, аргумент!», «Вот это параграф!»

21.34 – 21.55. Вечерняя процедура и подготовка измученной пациентки ко сну.

22.00 – 22.15. Прием начальника колонии, представителей ГПУ, руководства пенитенциарной системы. Тимошенко рассказывает собравшимся о своих жалобах, делится пожеланиями по обустройству быта, выдвигает требования, которые старательно конспектируются.

22.45 – 24. 00. Просмотр телепередач и отход ко сну под наблюдением берлинского врача.

Александр Зубченко

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 2 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Украина»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины