Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Украина

Чем лечить украинскую медицину?

Источник: "Версии"
9.02.2012

Три дня назад меня выписали из больницы. И теперь мне есть о чем поговорить с авторами медицинской реформы и руководителями отечественного Минздрава. Сразу скажу, что лечиться в нашей стране может только очень выносливый человек. Больной просто не доползет из приемного покоя до палаты.

Но, кто дополз и купил лекарства, тот убедился – система работает исправно: врачи лечат, медсестры ставят капельницы, санитарки моют туалеты. Осталось научиться правильно тратить деньги на медицину. Согласитесь, это же дурость, если душ Шарко у нас бесплатно, а гипс на перелом надо покупать за свои деньги…

Самая большая проблема украинской медицины – она одной ногой осталась в советской бесплатной системе, а другой вошла в современные капиталистические реалии. Поза во всех отношениях неудобная. И результат такой же.

Если театр начинается с вешалки, то любая больница – с приемного покоя. Уникальный пережиток тоталитарного общества: пока больного не идентифицируют, лечить не начнут, как бы ему плохо не было.

Своими глазами наблюдал, как «Скорая» с мигалкой привезла тетку с подозрением на инфаркт, ее посадили на стульчик в приемном покое и стали расспрашивать по всем пунктам биографии. У тетки губы синие, боль в грудине сумасшедшая, вот-вот сознание потеряет, а они «Назовите юридический адрес своего места работы…». Да, если у нее действительно инфаркт, а не межреберная невралгия или что-то подобное, она же может и адрес поменять – прямиком на кладбище отправиться. Еще до того времени, когда ей окажут хоть какую-нибудь медицинскую помощь.

В этом плане я особенно люблю Октябрьскую больницу в Киеве: памятник архитектуры и маразма. Год назад укладывал туда приятеля с инфарктом. Причем, в такой же лютый мороз, как сейчас. Положили беднягу в коридоре холодной реанимации и ушли. Родственников за лекарствами послали. Стартовая цена пакета лекарств – от $500 до $1000. Причем, я не знаю, что происходит после слов: «А у нас таких денег нет!». На моей памяти никто не решился спросить. Как-то не до шуток было.

В общем, пока родственники лекарства выкупали, я занимался пробежками по всей территории больницы и оформлением документов. Несколько раз пришлось побегать от кардиологии до какого-то домика на курьих ножках, где что-то регистрируют, и обратно. Почему все это нельзя сделать на месте, мне непонятно. Кстати, а как кладут в больницу тех, у кого нет ни друзей, ни родственников «под рукой»? Или их не кладут вообще?!

Но даже если инфарктника впихнули в реанимацию, никто не гарантирует, что он там выживет. Потому что реанимация – только для очень жизнестойких организмов. В ней нет ничего, что мы видим в российских сериалах: никаких тебе пикающих приборов, фиксирующих состояние больного, никаких мониторов. Ни-че-го. Только ширма и капельница. Даже кнопки вызова санитарки нет. Хотя мочеприемник стоит под койкой, куда больной не дотянется. И это особо цинично.

Поэтому первое и главное требование к Минздраву: отмените бюрократию, установите стандарт времени, в течении которого больному должна быть оказана первая необходимая помощь. Не может человек с инфарктом лежать и ждать, пока родственники привезут лекарства. Счет идет на часы, а порой и минуты.

Точно так же давно пора отменить практику приемного покоя. Особенно в огромных клинических больницах. Я как раз лежал в одной из таких больниц. Все замечательно и чудесно, за исключением одного: необходимости скакать через весь больничный двор от своего отделения в приемный покой. Ладно, мне не тяжело. А старикам немощным? А парню с переломанными ногами? Его «Скорая» там выгрузила и до свидания. Хорошо мужики-цирозники бегали за пивом, помогли. А как иначе, я даже не представляю: в каталке по гололеду силами бабушек-санитарок?

Поэтому нужно дать право решать вопрос о госпитализации прямо на месте, в отделении, лечащим врачам. И постфактум передавать данные на больного в центральную администрацию лечебного учреждения. По телефону, если нет компьютера. И долой дурацкую бюрократию!

Сама система лечебного процесса у нас построена правильно. Анализы, осмотр специалистами, лист назначений – все работает. И не хуже, чем за границей. Сбои начинаются на уровне быта.

Актуальная тема – больничное питание. О том, что «это» по виду, форме и содержанию, скорее, напоминает тюремную пайку, говорить не будем. Не в ресторан пришли. Но вот конкретный пример. Лежала у нас в отделении девочка с жесточайшей формой пищевой аллергии. Стоило ей скушать хотя бы кусочек хлеба, как все ее тело покрывалось волдырями: крапивница. Врачи прописали девочке только кашку на воде и печеные яблоки. Но из раздаточной то и дело упорно приносили вермишель и жуткого вида супчики. Которые с той же регулярностью выливались в унитаз. Ну, нельзя человеку этого, нельзя! Однако ответ звучал банально: «А каши сегодня нет…»

Возникает вопрос экономического свойства: сколько бюджетных денег потрачено на такие вот утилизированные макаронные изделия в целом по стране? Ведь их специально закупили, небось – по тендеру, установили нормы, оплатили затраты на приготовление (газ, электричество), на зарплату повару и раздатчику, на зарплату чиновнику который все это подсчитал. А итог – в унитазе.

Почему не сделать систему питания под заказ?! Ведь миска каши стоит столько же, сколько миска вермишели. Но кашу девочка съела бы. А так и государственные деньги пропали, и больная осталась голодная.

Копаем глубже: сделать платные палаты – догадались, платные лекарства – без них не приходи. Почему в больницах не сделать нормальное платное питание, оставив бесплатное только по требованию, для самых малообеспеченных? И чтобы не свои повара готовили, которым зарплату платят по статье финансирования медицины, а обычные подрядчики.

Средняя цена диетического обеда в «Пузатой хате» – 30-35 грн. Рис с курицей в тайской доставке – 45 грн. Лично я бы не отказался, если бы больница имела договор с такими конторами, и я мог бы на следующий день заказать себе нормальную еду. А так приходилось бегать через дорогу в вареничную, кушать там вареники и носить парню с поломанными ногами. У него же ноги поломаны, не желудок, ему кушать хочется целый день!

Нельзя обойти вниманием и тему больничного постельного белья. Чудненькое такое бельишко, чистенькое, в дырочках, одеяльца сиротские. Все регулярно собирается, относится в прачечную, на это опять же государством выделяются немалые деньги (оплата коммунальных услуг, стиральных порошков, зарплата прачек).

Зачем?! Постельное белье должно быть только у тех, кто попал в больницу по принципу «Шел, упал, очнулся – гипс!» Понятно, что когда у человека инсульт, он не в состоянии позаботится о своем одеяле. Это за него должна сделать больница. Но когда больной идет на плановую госпитализацию и платит кучу денег за лекарства, взять свою простынь или оплатить 20 грн. – за аренду больничной, но в нормальной состоянии, не проблема. Я принес все свое. Но сестра-хозяйка упорно вытаскивала казенное бельишко из-под моей личного, и носила его в прачечную. Нормативы у них!

Теперь о святом – о физиотерапии. Точно знаю, что буду проклят всеми врачами-физиотерапевтами страны, но пора отказываться от советской практики соединять воедино больницу и санаторий. Когда за все платило государство, всякие там коктейли, души Шарко и жемчужные ванны заменяли советским гражданам турецкие курорты. Но сейчас тратить государственные деньги на содержание всяких процедурных, когда не хватает на препараты детям, умирающим от рака, – это безумие.

Понимаю, что, если в больнице есть отделение физиотерапии, оно должно функционировать, пока все эти чудеса «хрущевской эпохи» типа электрофореза и дарсонваля не умрут от технической старости. И на все это в бюджете выделяются деньги.

Но, дорогие мои, какую тяжелую болезнь вылечили жемчужными ваннами? Но именно эта байда почему-то бесплатная, а за лекарства приходится платить. Так, может, перестанем тратить государственные деньги на СПА? Опять же коммунальные услуги, электричество…

Нужно оставить только небольшой перечень реально необходимой физиотерапии: лечебные и восстановительные массажи (привет Качановской колонии), ингаляции для аллергиков, ультразвук и т.п. Кто хочет полечиться сном, должен иметь возможность сделать это по рекомендации врача за небольшую плату. А высвободившиеся деньги следует направлять на обеспечение больниц лекарствами.

О чем еще не мешало бы подумать, так это о разумном использовании площадей. В нашем отделении холл – на мотоцикле можно кататься. Почему бы не поставить в нем кресла, стойки с капельницами и не организовать дневной стационар для тех, кому в течение дня нужно «прогнать лекарство по венам»? Ведь все это пространство приходится отапливать, мыть, освещать. И опять же – за деньги бюджета.

Напоследок несколько слов скажу о больничных аптеках. Колоссальнейшее скотство, что почти все аптеки при больницах продают лекарства с наценкой в 15-30% и Минздрав на это закрывает глаза. Ведь нагревают руки на беде самых незащищенных слоев населения, самых больных – кто не в состоянии доковылять до более дешевой аптеки. Своими глазами видел, как плачущая бабушка потратила последние медяки на ампулу дорогого лекарства. И те 15 грн., которые она переплатила аптечным коммерсантам, лишили ее чая и булочки. Теперь она неделю будет сидеть на одной больничной каше. Это жестоко и несправедливо.

А в целом, уважаемые реформаторы от здравоохранения, слухи о смерти отечественной медицины сильно преувеличены. Пока живы хорошие врачи, к которым не зарастает тропа народная; пока добрые медсестрички сами дают свой мобильный и разрешают звонить на него при необходимости (решая проблему отсутствия кнопки вызова у кровати); и пока у народа не закончились деньги на лекарства, ни одна болезнь нас не возьмет. 

Егор Смирнов

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.