Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Закарпатье глазами дончанина. Часть 2

23 сентября 2011
<
Увеличить фото...  
Источник: "ОДНАКО"

Прежде чем писать вторую часть своих закарпатских заметок, все же хотел бы сказать потенциальным читателям, что это исключительно мои личные впечатления и ощущения, которые я, не дай Боже, никому не навязываю и тем более не делаю их «истиной в последней инстанции». Я конкретный человек, всю свою жизнь проживший в Донецке и пытающийся без какой-либо предвзятости рассказать о том, что видел и слышал, и по мере возможности сравнить это с Донбассом. Многое из того, о чем я пишу, пишу со слов местного населения. Заниматься доскональной перепроверкой всего услышанного у меня не было ни возможности, ни времени. В конце концов, это путевые заметки, а не академический труд.

Ужгород

Областной центр Закарпатья - город Ужгород - весьма специфический населенный пункт. С одной стороны, по донбасским меркам это как бы и не совсем город. По количеству населения Ужгород, например, уступает глубоко провинциальному донбасскому Краматорску. И хотя областная столица - город с богатой историей, его историческая застройка находится в, мягко говоря, неудовлетворительном состоянии. После вылизанного, вычищенного Мукачево в Ужгороде нас окружали облезлые, обсыпавшиеся с фасадов дома. Хотя некоторые здания (и это видно) недавно отреставрированы, они своим видом только подчеркивали неудовлетворительное состояние соседних зданий. Интенсивно латаные-перелатаные (и, тем не менее, все в колдобинах) дороги. Грязь на улицах. Речка Уж, чьи берега поросли камышом и густо посыпаны мусором. Создавалось впечатление, что коммунальные службы в городе отсутствуют как класс. При этом, как нас убеждали местные, сейчас ситуация в городе лучше, чем была при прошлом мэре, известном борце с жидомасонами Сергее Ратушняке. Потенциально крупный туристический центр Ужгород практически не использует имеющийся у него потенциал, чтобы банально зарабатывать на туристах. Как это давно уже делает большой Львов и маленькое Мукачево.

Из достопримечательностей Ужгорода советую посетить ужгородский замок. В нем расположен областной краеведческий музей. Рядом с замком находится музей народной архитектуры, куда еще в далеком 1969 году были свезены образцы старых жилищ со всех районов Закарпатья. Именно этот музей стал прообразом музея народной архитектуры, что в селе Пирогово под Киевом.

Когда рассматриваешь закарпатские хаты, единственный вопрос, который крутится в голове: «Как? Как здесь могли жить люди?» Дверь в метр высотой. Нужно согнуться в три погибели, чтобы войти. Все дома состоят, как правило, из двух комнат. Одна, условно назовем ее спальня, вторая - зал. Все комнаты где-то два на три или максимум три на четыре метра. Высота потолков метр семьдесят максимум. Вместо кроватей - деревянные лежаки. Здесь и одному человеку места мало. А ведь именно в таких домах жили семьи по 12-14 человек. Как именно проистекало подобное «житие», представить весьма трудно. Зато знать, проживавшая в замке по соседству, ни в чем себе не отказывала. В жилом корпусе замка было четыре этажа. В спальне хозяйки замка можно было разместить два бедняцких домика.

Экспозиция ужгородского музея - одна из крупнейших на Украине. Оно и понятно, Ужгороду более тысячи лет, он входил в состав 12 государств. Правда, самые, скажем так, позитивные воспоминания о себе оставила межвоенная Чехословакия, и не в последнюю очередь потому, что именно в 1918-1938 годах Ужгород был столицей Подкарпатской Руси - автономной республики в составе Чехословакии, равной в правах с другими частями страны: Чехией, Словакией и Моравией. Именно в этот период Подкарпатская Русь достигла своего наивысшего развития, была проведена электрификация региона, построены дороги и начала развиваться городская инфраструктура. Об этом вам с невероятным жаром будет рассказывать смотрительница зала межвоенного периода истории Закарпатья. Кстати, в этом зале можно будет увидеть и местную печатную продукцию межвоенного периода, которая в значительной мере издана на литературном русском языке, зачастую в дореволюционной орфографии.

Если смотреть на данные реально демократических выборов в межвоенной Подкарпатской Руси, то можно заметить, что здесь в принципе отсутствовали какие-либо украинские партии. Были коммунистическая партия, были русские, венгерские, еврейские, и даже чехословацкая, но вот украинских как-то среди представителей предвыборного процесса не наблюдалось. Да и само слово «украинцы», «украинский» массово начинаются появляться в печатных изданиях только лишь в конце тридцатых годов, да и то, как правило, после них шли уточнения в скобочках, в стиле «Народ украинский (русский)». Видимо, тогда уже Германия начала подготовку к тому, чтобы группа диверсантов родом из Галичины проникла на территорию чехословацкой автономии и провозгласила здесь «Карпатскую Украину». Как известно, Гитлер во время раздела Чехословакии в 1938-м был против того, что бы Подкарпатская Русь отошла Венгрии, поэтому и затеял эту возню с «Карпатской Украиной». Но венгры, пользуясь ситуацией, в 1938-м все равно взяли под контроль Закарпатье, не дав и суток на существование «Карпатской Украины». Однако авантюра националистов станет поводом для того, чтобы в 1945-м году СССР «воссоединило» Закарпатье и УССР.

Народ Карпат

Как правило, особый восторг туристов Юго-Востока вызывает население Западной Украины. Мол, не ругаются и не пьянствуют, в отличие от «наших». Но, как правило, подобные выводы делаются в результате общения с местным населением, занимающимся обслуживанием курортных зон, а они не являются типичными представителями региона. Портье и швейцары в донецких гостиницах тоже не матерятся и не пьют публично.

Вот рядом с нашим коттеджем бригада рабочих строила новый дом, и каждый день, проходя мимо, я слышал до боли знакомые слова из разряда тех, что помогают простым рабочим связывать между собой существительные. В местах, где туристов не так уж много, вполне можно обнаружить и спящих на лужайке после приема на грудь граждан, и молодежь с бутылками пива в руках, а один раз я даже узрел классическое распивание бутылки водки «на троих». Так что пороки, которые зачастую ставят на вид Донбассу, в той же мере свойственны и Западной Украине в целом и Закарпатью, в частности. И тенденции к увеличению алкоголизма, наркомании и преступности в Западной Украине будут иметь положительную динамику. Ведь только сейчас в "большую жизнь" входит так называемое «потерянное поколение» - дети заробитчан. Те, кто рос без отца или матери, или даже без обоих родителей сразу. И как часто, жаловались местные, пока отец с матерью вкалывают на стройках в Чехии, на виноградниках Италии или на земляничных плантациях Ирландии, любимое чадо перестает ходить в школу, начинает пить, курить, резаться в карты и пробует другие соблазны современного мира, после чего ему меньше всего на свете хочется работать.

А если такое специфическое желание у него и возникает, то работать особо и негде. Советская система всеобщей занятости приказала долго жить. Поэтому и в Прикарпатье, и в Закарпатье основной заработок - на обслуживании туристов, при этом хозяева пансионатов и лечебниц, зная про высокую степень безработицы в крае и высокую численность кандидатов на одно рабочее место, платят по минимуму. Кто не хочет работать на таких условиях и не хочет уезжать за границу, может заниматься контрабандой, благо, Закарпатье граничит с четырьмя государствами - Польшей, Словакией, Венгрией и Румынией.

Еще жители занимаются незаконной вырубкой лесов. Больше заниматься нечем: с натурального хозяйства не проживешь. Огороды на Западной Украине маленькие, обилия домашнего скота и птицы, столь характерного для сел Левобережной Украины, на «западенщине» тоже не наблюдается. Поэтому в подавляющем большинстве своем народ живет очень бедненько, но чистенько. Гордостью любого жителя как Закарпатья, так и Западной Украины является дом. Современные дома там, не в пример тем хибарам, что были в Ужгородском музее народной архитектуры, большие и прочные. Объясняется это в первую очередь дешевизной стройматериалов: лес и камень щедро дают горы. Много что строится из дикого камня, а потом облицовывается. Пиломатериалы раза в три дешевле, чем в Донбассе. Деревянные дома, после того как древесина потемнеет от дождей, красят в яркие цвета. Доводилось видеть сиреневые и даже розовые домишки.

Но на домах весь бытовой позитив и заканчивается. Во всем остальном возникает ощущение, что перенесся на машине времени в Донбасс пятнадцатилетней давности. Стиль одежды: турецкие спортивные костюмы, турецкие свитера, турецкие куртки из кусочков кожи или кожзаменителя. Многие мужчины ходят с барсетками. Почему именно этот стиль доминирует в одежде, не совсем понятно, учитывая гигантские потоки контрабандного венгерского трикотажа, идущего через Закарпатье.

По поводу автомобилей складывалось впечатление, что Закарпатье - это большой клуб любителей подержанных «Таврий». Такого количества автомобилей именно этой марки мне не доводилось нигде видеть.

Теперь что касается менталитета и его проявлений по обе стороны Карпат. Что общего? Не знаю, может, горный воздух на что-то влияет, но такое понятие, как пунктуальность, местному населению плохо знакомо. Если вы с кем-то договорились встретиться в три, то можете не спешить и прийти в полчетвертого, и то не факт, что вас там будут ждать. Если вам пообещали, что куда-то привезут в час, значит, в месте назначения вы будете в два - в полтретьего. Так что путешествуя по карпатскому региону, учитывайте проявление местного менталитета и не составляйте планы «минута в минуту».

Карпатский регион - это все-таки сельская местность. Как таковой город здесь только один - Львов (около 800 тыс. населения). А все остальные - это села разных размеров, где жизнь течет не торопясь. Понятие производственной дисциплины и трудовой этики - это нечто из разряда сказок.

Кстати, именно сельским менталитетом обусловлены и многие привычки, которые так нравятся нашим туристам, попавшим на Западную Украину. Например, с вами постоянно все здороваются. Но это не проявление некой гипертрофированной вежливости. Просто во всех селах и деревнях все со всеми здороваются, поскольку все всех знают. Если видят незнакомое лицо, то считают что это чей-то родственник и с ним тоже необходимо здороваться. Эта приятная привычка вошла уже в плоть и в кровь и иногда приобретает маниакальный характер. Например, когда сидишь в кафе и заходят «местные», они обязательно поздороваются, хотя видят тебя впервые, абсолютно не заботясь, что отвечать придется человеку с набитым ртом, да и аппетит может пропасть от воспоминаний – «А кто это? Я его знаю? И почему со мной поздоровались?» Ведь в больших городах, откуда основная масса отдыхающих, между собой здороваются только знакомые люди.

Постоянное «здравствуйте» и «доброго дня» везде - в маршрутках, в магазинах, в санаториях. Просто нужно помнить, что это не столько проявление вежливости, сколько рефлекторная привычка, за которой, как правило, не стоит хорошее отношение лично к вам. Еще объединяет карпатцев кумовство. Если где-то, особенно в госструктурах, начальником становится выходец из карпатского региона, то не стоит удивляться, что там рабочим местом сначала обзаведутся ближайшие родственники начальника (это святое), а потом и земляки, которые с упорством кукушат будут выталкивать с предприятия всех не "своих". При этом опытность и профессионализм в расчет не принимаются. Главное, чтобы был "свой".

Теперь о том, что разделяет жителей Западной Украины на галичан и закарпатцев. Это отношение к русским, России и русскоязычным украинцам. В Закарпатье эти понятия вызывают или позитивные, или сдержано нейтральные чувства. В тот момент как на Прикарпатье … ну, думаю все в курсе.

Русины

В значительной мере такой контраст двух регионов, разделенных небольшими Карпатскими горами, объясняется исторической судьбой этих земель. Во времена Владимира Великого и нынешняя Галичина, и Закарпатье вошли в состав первого восточнославянского государства Русь. Через сто лет Древняя Русь как единое государство перестала существовать, рассыпавшись на удельные княжества. Затем венгры захватили Закарпатье, а поляки - Галичину. В обоих государствах восточнославянскому населению жилось нелегко, поэтому все сильнее была память о своем русском государстве, которое сохранялось в самом названии русин (Руси - сын). Потом Венгрию присоединила к себе Австрия. Чуть позже, после трех разделов Польши, в состав Австрии попала и Галичина. Правда, вскоре Австрийская империя трансформировалась в Австро-Венгрию, при этом Галичина вошла в австрийскую часть государства, а Закарпатье - в венгерскую. Австрийцы, естественно, не были довольны тем, что на границе с Российской империей проживают восточные славяне, которые сами себя называют русскими, русинами. Поэтому всячески стали поддерживать зародившееся в Галичине украинское национальное движение в противовес русофильскому. Русофилы опирались на русский литературный язык, православие и монархию Романовых. В середине девятнадцатого века и до его конца численно русофилы преобладали. Но в 90-е годы девятнадцатого века так называемые «украинофилы» заняли лидирующие позиции на Галичине. Это было достигнуто, с одной стороны, благодаря усилению репрессий против русофилов, с другой - была проведена модификация «мови», созданы обширные работы по украинской истории, фольклору, этнографии. При этом Австро-Венгрии удалось не только утвердить позиции украинофилов, но и начать активную агитацию в российском Поднепровье.

Тем временем в Закарпатье венгерская администрация, находившаяся в скрытой конфронтации с Австрией, украинофилов не поддержала. В результате у русофилов в крае сохранялись крепкие позиции. После Первой мировой войны Галичина вошла в состав Польши, где «украинский национальный проект», воплощенный в значительной мере украинскими националистами, начал борьбу с польским государством. На Поднепровье была создана Украинская Советская Социалистическая Республика, в которой началась так называемая «советская украинизация» 20-30 годов, а Закарпатье, под названием «Подкарпатская Русь» и с правами автономии, вошло в состав Чехословакии. Хотя в автономии основной идеей оставалось русофильство, оно теряло идейную базу, ведь российская православная монархия Романовых была уничтожена, а на ее месте возник атеистический СССР. Поэтому в Подкарпатской Руси и стала развиваться идея, что русины - это не русские, а отдельный, четвертый, восточнославянский народ. После раздела Чехословакии в 1938 году Закарпатье было оккупировано венграми, а в 1944 году освобождено Красной Армией. Летом 1945 года русины были объявлены субэтносом украинцев, а Подкарпатская Русь была присоединена к СССР как Закарпатская область УССР. Во время референдума о независимости Украины в 1991 году в Закарпатье одновременно проходил и референдум о предоставлении области статуса автономной республики, наподобие Крыма. Большинство населения проголосовало «за», но решение этого референдума так и не вступило в силу.

Сейчас официально на Украине русины как этнос не существуют, хотя при переписи 2001 года 10 тыс. жителей Закарпатья назвали себя русинами. Несмотря на то, что русины считаются субэтносом украинцев, понять речь жителей Закарпатья, даже хорошо зная украинский язык, проблематично. Ситуация как с поляками: можно понять в целом, о чем говорят, но дословный перевод сделать трудновато. Слова, общие для украинцев и закарпатцев, русинами произносятся с такими ударениями и в таком ритме, что узнать их крайне сложно.

Национальная самоидентификация у закарпатцев явно не выражена. У человека клещами не вытащишь, кто он по национальности. А если спросишь прямо, то выйдет приблизительно такой диалог:

- Ты украинец?

- А може, и украинец.

- Что значит, «а може»? «А може», ты русин?

- А може, и русин.

И такие разговоры будут продолжаться, пока Украина не признает русин отдельной нацией, как это сделали два с половиной десятка государств в мире.

Алексей Иванов

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 2 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Украина»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины