Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Ukrchina. Китай прирастать будет Украиной?

8 августа 2011
<
Увеличить фото...  
Источник: "2000"

В материале «На дураках воду возят и в Европе» (№25 (563), 24—30.06.2011)» мы высказывали сомнения в аргументах «евроинтеграторов», обещающих, что создание Зоны свободной торговли с Евросоюзом массово привлечет в Украину инвесторов, которые будут строить предприятия, ориентированные на рынок ЕС.

Ведь в качестве площадки для таких производств наша страна не имеет никаких преимуществ перед уже входящими в ЕС Румынией, Болгарией, странами Балтии.

Стоимость рабочей силы у нас немногим меньше, чем в тех же Румынии и Болгарии, а вот в плане развития инфраструктуры, юридической защищенности инвестора, отсутствия таможенных границ внутри ЕС (ЗСТ отменяет пошлины, но не саму процедуру таможенного оформления товаропотоков, которая, естественно, ощутимо усложняет бизнес) у «младоевропейцев» неоспоримые преимущества.

Но доступ к рынку ЕС интересует, понятно, не только самих европейцев. Недавно украинские власти договорились с шанхайской корпорацией Sinotech о строительстве в Коминтерновском районе Одесской обл. технопарка, специализированного на высоких технологиях. Объем инвестиций должен составить несколько миллиардов долларов. Еще 600 млн. долл. корпорация СhinaQiteleGroup вложит в Теплодарский технопарк (также под Одессой), где будут производиться одежда, обувь, кожаные изделия, а также оборудование для детских и спортивных площадок. Ее президент Чжан Цзиньфей отметил, что продукция технопарка в Теплодаре будет главным образом экспортироваться: «В большей мере мы будем работать на внешний рынок. Украина очень удобно расположена, поэтому возможно без больших затрат экспортировать продукцию и в Европу, и в Россию»

Все ли так гладко?

Тут бы и обрадоваться, да настораживает: сколько рабочих мест предполагается создать в китайских технопарках, не оглашается, хотя обычно, рапортуя о куда более скромных инвестиционных проектах, наши чиновники никогда не забывают рассказать, скольких украинцев они обеспечат работой. Правда, как сообщается, на встрече с китайскими инвесторами одесский губернатор Эдуард Матвийчук неоднократно подчеркивал, что на новых предприятиях должны работать жители Одесской области, а китайским должно быть только руководство.

Однако «подчеркнуть» — это одно, а жесткие рамки инвестиционного соглашения — совсем другое, и информация о юридическом закреплении этого пожелания украинской стороны пока отсутствует. Между тем подсчитано, что с учетом относительно невысокой стоимости оборудования и широкого использования ручного труда на предприятиях легкой промышленности 1 млн. долл. инвестиций в эту отрасль создает 45—50 рабочих мест. К примеру, недавно крупная швейная фабрика в Николаеве с современным оборудованием, налаженным сбытом и 250 сотрудниками продавалась за 5 млн. долл.

Таким образом, 600 млн. долл., вложенных в легкую промышленность, означает создание не менее 20—30 тыс. рабочих мест. Не меньше работников потребуется и технопарку высоких технологий в Коминтерновском районе — в этой сфере стоимость рабочего места в несколько раз выше, но и объем предполагаемых инвестиций исчисляется уже миллиардами у.е.

Очевидно, что Одесса с пригородами (далеко не самый худший регион Украины с точки зрения социально-экономических показателей) не в состоянии обеспечить китайских инвесторов нужным числом работников необходимой квалификации, особенно если предлагаемые зарплаты будут не очень велики даже по нашим меркам (а тут уж собственник «в своем праве»).

По действующему Порядку выдачи, продления срока действия и аннулирования разрешений на использование труда иностранцев и лиц без гражданства разрешение на использование труда иностранца и лица без гражданства, которое дает право работодателю временно использовать труд иностранца на конкретном рабочем месте или определенной должности, выдается работодателю в случае отсутствия в стране (регионе) работников, способных выполнять соответствующие работы, или наличия достаточных обоснований целесообразности использования труда иностранца...

Разрешение выдается Государственным центром занятости или по его поручению Центром занятости Автономной Республики Крым, областными, Киевским и Севастопольским городскими центрами занятости.

Далеко не новость требование, которое Пекин в последнее время все жестче ставит перед получателями инвестиций: освоение этих средств должно предусматривать максимальное привлечение предприятий и рабочих из КНР. В этом нет ничего удивительного: избыток населения — главная проблема Китая, но с другой стороны — именно многочисленная работящая и дешевая рабочая сила стала его главным конкурентным преимуществом, за несколько десятилетий превратившим Поднебесную в «фабрику мира».

Поэтому стремление размещать свои производства ближе к потребителям, но со своим же, «импортированным», персоналом выглядит вполне естественным. Ведь китайские тапки, произведенные в Теплодаре, будут считаться украинской продукцией, распространяться беспошлинно, а если соглашение о ЗСТ с Евросоюзом станет реальностью, то и там тоже (ведь европейцы пока не ждут конкуренции от нашего легпрома и не предусмотрели в ЗСТ никаких защитных мер по этой группе товаров).

Еще раз отметим, что легкая промышленность — самая трудоемкая отрасль, и «ноу-хау», обеспечившее триумфальный успех китайского легпрома во всем мире, одно — дешевая и непритязательная рабочая сила, представители которой готовы за 100—150 долл. трудиться по 10—12 час. не поднимая головы. Без использования этого конкурентного преимущества перенос производств ближе к потребителям для китайских производителей одежды и обуви теряет всякий смысл!

Возникает вопрос: не возможность ли массового привлечения своих работников стала тем решающим конкурентным «преимуществом» Украины, которое обусловило выбор инвесторов и поддержку их планов на уровне высшего руководства КНР? Ведь наше иммиграционное законодательство (в отличие от европейского) чрезвычайно либерально и, помимо упомянутой лазейки (возможность легкого получения рабочих виз), оно содержит множество других для желающих перебраться в Украину.

Свой «чайна-таун»

Подробный анализ этого законодательства мы подавали в статье «Стоит ли повторять чужие ошибки?» («2000», №47 (535), 26.11—2.12.2010). Там же рассказали и о конфликте, возникшем между украинским предприятием «Гидромодуль» и вьетнамской общиной Харькова (думаю, читатели согласятся, что Вьетнам можно назвать «младшим братом Китая», хотя отношения между «братьями», как это часто случается, не всегда были безоблачными).

Харьков может смело претендовать на звание «вьетнамской столицы» страны. Здесь, в частности, находится принадлежащий вьетнамским предпринимателям концерн «Техноком», выпускающий вермишель быстрого приготовления «Мивина», много и предприятий помельче. По официальным данным, в городе постоянно или временно проживают около 3 тыс. граждан Вьетнама.

Напомним суть конфликта. Район ул. Киргизской харьковчане давно называют вьетнамским кварталом; местные жители предпочитают не приобретать тут недвижимость (будь то жилые дома или здания делового назначения), и сегодня «Гидромодуль» — единственный украинский островок в окружающем вьетнамском море. Структурами, принадлежащими далеким гостям, скуплена практически вся окружающая территория. Вьетнамская религиозная община «Аджита» претендует и на территорию «Гидромодуля». Горсовет регулярно принимает решения о выделении территории «Гидромодуля» «Аджите» — руководство предприятия оспаривает их в судах различных инстанций...

«2000» обратили внимание на то, «какие серьезные ресурсы задействованы в борьбе за относительно небольшой (0,3 га) земельный участок, не примечательный ничем, кроме того, что расположен во «вьетнамском квартале». Т. е. целенаправленно решается задача создания в центре украинского мегаполиса «этнически чистой» вьетнамской зоны, где будут действовать собственные порядки и законы. И если захват предприятия увенчается успехом, то «вьетнамская территория» окажется надежно укрытой от посторонних глаз (в том числе и правоохранительных органов). Примечательна в этом конфликте позиция городских властей, раз за разом протаскивающих через горсовет решения в пользу «Аджиты», хотя очевидно, что такие шаги в ставшей резонансной истории не добавляют рейтинговых очков. Но, похоже, «аргументы» вьетнамской стороны настолько вески, что доводы другой стороны уже не имеют значения».

Возвращаясь к ситуации с привлечением китайских инвестиций в Одесскую обл., признаем: риск того, что реалии работы китайских предприятий на территории Украины будут сильно отличаться от заявленных, достаточно велик. Аналогии с харьковской ситуацией, где целенаправленно, с изгнанием всех «чужаков», создается вьетнамский квартал, заставляют обратить внимание на то, что китайские предприятия в Одесской обл. будут сконцентрированы в китайцами же создаваемых технопарках, располагающихся вне Одессы, что, безусловно, означает значительные дополнительные издержки для инвестора при их создании и дополнительные сложности в наборе персонала из местных жителей.

И снова обратим внимание на планы создания колоссального кластера легкой промышленности практически «в чистом поле». Ведь для этой отрасли с преобладанием ручного труда и низким уровнем автоматизации концентрация производства не имеет принципиального значения — производительность труда на швейной фабрике с 50 сотрудниками не ниже, чем там, где их тысяча. Даже в СССР, с его «гигантоманией», столь крупных швейных и обувных предприятий (1000 и более сотрудников) было очень мало (т.е. экономически это было совершенно неоправданно).

Почему же китайские инвесторы не пошли путем создания сети производств на несколько сотен работников в разных городах Украины? И с набором персонала в этом случае не было бы проблем (особенно если размещать предприятия в депрессивных регионах, а не возле относительно благополучной Одессы), и капитальные затраты были бы куда меньше за счет использования производственных площадей ныне закрытых советских предприятий (а такие есть практически везде). К слову, последний фактор сохраняет значение и при использовании работников-иммигрантов.

Не скрываются ли за этим планы создания под Одессой анклавов, «чайна-таунов» в буквальном смысле — не отдельных кварталов, а целых городов, фактически китайских колоний на территории Украины? Городов, в которых контроль украинских властей за ситуацией будет чисто номинальным? Не ждет ли Теплодар — город с населением около 12 тыс. чел., основанный в 80-х годах как поселок строителей и эксплуатационников Одесской АТЭЦ, так и не построенной, — судьба харьковской Киргизской улицы, откуда методом кнута и пряника вытесняется местное население?

Плюсы и минусы

Но, может, это приемлемые издержки, не перекрывающие плюсов от крупномасштабных зарубежных инвестиций? Главное, что созданные предприятия будут исправно пополнять бюджет налогами и сборами, при этом сконцентрированные в отдельных пунктах гастарбайтеры не будут мозолить глаза местному населению. Однако отметим общеизвестный факт, что бизнес да и поддерживающие его правительства стран Юго-Восточной Азии далеко не столь щепетильны в отношениях с местными законами и властями, как, к примеру, бизнесмены из Европы, и легко используют коррупционные рычаги там, где на них есть «спрос», особенно если «издержки» меньше, что при следовании законному порядку (ситуация вокруг харьковского «Гидромодуля» — наглядное тому подтверждение).

Как у нас обстоят дела с коррупцией, объяснять не надо. По словам знающих людей, наши чиновники с большой охотой «сотрудничают» с иностранцами, поскольку в этом случае минимальна вероятность «подставы». Своеобразную репутацию в этом плане приобрели вьетнамцы и китайцы. Впрочем, при всем желании контролировать работу китайских предприятий на предмет честного налогообложения будет очень непросто. Ожидая возможных выгод для украинского бюджета, следует учесть, что НДС предприятиям-экспортерам возмещается, нет для экспортера и никаких сложностей в сокрытии от налогообложения реальной прибыли через офшорные схемы. И территория под технопарки в Одесской обл. выделяется партнерам бесплатно.

Остаются налоги и начисления на фонд заработной платы, но сомнительно, чтобы «белая» часть зарплаты китайских гастарбайтеров, показываемая китайскими же работодателями, превышала установленный у нас минимум. Ведь остальное можно выплачивать и на родине, вне всякого контроля украинских фискальных органов. Ну а та часть продукции, которая предназначена для нашего рынка, имеет все шансы попасть в разряд неучтенки, причем на всех этапах пути к конечному производителю. «2000» уже отмечали: «иммигрантов интересует в лучшем случае полулегальный, «серый» бизнес, в котором их преимущества перед украинскими предпринимателями обусловливаются прямыми связями с производителями на родине... Сформировались моноэтнические «цепочки» от крупных оптовиков до мелких розничных торговцев во всех городах Украины».

В данном же случае и производство будет находиться на таможенной территории Украины. Не станет ли технопарк «Теплодар» последним гвоздем в гроб отечественного легпрома, не приведет ли его создание к гибели (и, соответственно, к потере и рабочих мест для украинцев, и поступлений в бюджет) тех предприятий, которые еще выдерживают конкуренцию с китайской продукцией?

Все сказанное в полной мере относится и к «технопарку высоких технологий» в Коминтерновском районе — его продукция наверняка составит серьезную конкуренцию многим национальным производителям. Поэтому и дополнительные налоговые поступления от технопарков весьма сомнительны.

Конечно, что-то перепадет нашей экономике от китайских технопарков в любом случае — их предприятия будут закупать наше сырье, материалы, потреблять электроэнергию, другие ресурсы, пользоваться услугами транспортников и т.п. Но перекроет ли это «издержки»? Ведь, скажем, по закону «О правовом статусе иностранцев и лиц без гражданства» на иностранцев, легально проживающих в Украине, распространяются права ее граждан, в том числе на трудоустройство, предпринимательскую деятельность и социальную защиту.

Относится это и к праву на материальную помощь при рождении ребенка, т. е. «гастарбайтерши» в случае рождения ребенка получат те же 14 тыс. грн., что и гражданки Украины, причем «лицо, которое родилось на территории Украины от иностранцев, на законных основаниях проживающих на территории Украины, и не приобрело по рождению гражданства ни одного из родителей, является гражданином Украины» (по закону «О гражданстве Украины»). Ну а «лица, которые являются опекунами или попечителями граждан Украины» (понятно, что родители вполне попадают под определение опекунов. — Авт.), автоматически получают право на иммиграцию в нашу страну.

Впрочем, сомнительно и то, что все живущие и работающие в китайских анклавах будут делать это официально. СМИ регулярно сообщают о выявляемых в ходе рейдов российской миграционной службы (ФМС) подпольных (часто в буквальном смысле) предприятий с десятками и сотнями работников-нелегалов, китайцев или вьетнамцев, тот же «китайский» ширпотреб производящих (по слухам, такие предприятия есть и на Украине). Но попробуйте провести внезапный рейд в изолированном китайском поселке с населением несколько десятков тысяч человек. Тут, пожалуй, потребуется целая «военная операция» с участием минимум нескольких тысяч силовиков.

А ведь моноэтнические иностранные поселки могут стать удобной базой не только для «серой» (связанной с уклонением от налогов и использованием труда нелегалов), но и для «черной» деятельности, такой как наркоторговля. И там, где с коррупцией, по нашим меркам, «все в порядке», правоохранителям очень трудно работать с этническими группировками. «Попробуйте, — говорит сотрудник федерального ведомства уголовной полиции Германии, — внедрить своего информатора, скажем, во вьетнамские преступные группировки!» Диаспоры из стран Юго-Восточной Азии отличает развитое чувство этнической солидарности, твердая дисциплина и подчинение своим лидерам — сор из избы никогда не выносится. Сегодня китайские «триады» являются одними из крупных поставщиков героина в США и Западную Европу. По некоторым данным, по их каналам проходит четвертая часть наркооборота на Азиатском континенте.

При этом не секрет, что в самом Китае уголовное законодательство крайне сурово как к организованной преступности (особенно связанной с наркотиками), так и к коррупционным деяниям, — и «дающие», и «берущие» могут поплатиться за свои проступки жизнью. И это, согласимся, дополнительный «стимул» для соответствующих элементов перенести свою деятельность за пределы Поднебесной, туда, где законы либеральные, а чиновники и правоохранители «договороспособные».

Сотрудничество или колонизация?

Контроль за происходящим в китайских анклавах наверняка связан не только с техническими, но и с политическими сложностями. «КНР охраняет надлежащие права и интересы китайцев, проживающих за границей, законные права и интересы китайцев, вернувшихся на родину, и проживающих в Китае членов семей как тех, так и других», — записано в китайской конституции. В том, что «вмешательство» в «надлежащие права» не останется без жесткой ответной реакции, сомневаться не приходится!

Конечно, в обозримой перспективе опасаться появления китайских авианосцев у наших берегов не стоит. Но у великой державы есть достаточно других средств давления, к примеру санкции в отношении нашего экспорта. Недавно была подписана Декларация о китайско-украинском стратегическом партнерстве, сопутствующие которой соглашения предусматривают целый ряд инвестиционных проектов, в том числе инфраструктурных (т. е. не сулящих быстрой отдачи). Так, в Кировоградской обл. построят мост через Днепр стоимостью 1,2 млрд. долл., под государственные гарантии для строительства железнодорожной ветки между Киевом и аэропортом «Борисполь» будет выделен кредит — 372,31 млн. долл., Львовщина ожидает привлечения 400 млн. долл. в угольную промышленность...

Чем вызвана такая щедрость «китайских товарищей»? Не кроется ли за этим стремление «прикормить» Украину (извините за «недипломатическое» выражение), закрепить партнерство таким образом, чтобы любые осложнения в отношениях были весьма для нее чувствительны? Каковы истинные планы китайского руководства в отношении нашей страны в длительной перспективе?

Российский синолог Александр Храмчихин отмечает, что ядро внешней политики Поднебесной составляет концепция «стратегических границ жизненного пространства» — важная составляющая военной доктрины КНР. В ее основу положен тезис, что рост населения и ограниченность ресурсов вызывает необходимость экономической экспансии и «природной среды существования», что вполне можно трактовать как экспансию территориальную. Причем «стратегические границы жизненного пространства» необязательно соответствуют границам государственным и должны расширяться по мере роста могущества государства.

Действительно, не означает ли масштабный интерес Китая к Украине то, что ей отведена роль одного из первых объектов экономической (и не только) экспансии? Не вызван ли планами вовлечения ее в свою сферу влияния, превращения в китайский форпост в Европе? Не станут ли китайские колонии под Одессой (будем называть вещи своими именами) первым этапом превращения нашей страны в китайскую колонию уже не в древнегреческом, а в современном смысле, пусть и с сохранением формальной независимости?

И снова обратим внимание на географическое расположение планируемых китайских анклавов, которое выглядит идеальным, если они планируются как плацдарм для дальнейшей экспансии. Рядом море, узел железнодорожных и шоссейных коммуникаций, в Коминтерновском районе есть возможность строительства нового глубоководного порта. Ведь частные инвестиции в портовое дело у нас также только приветствуются, и эта «тема» вполне может заинтересовать азиатских партнеров в скором будущем. Ну а какие возможности может открыть для той же нелегальной миграции работа принадлежащих китайцам портов рядом с китайскими же (по факту) городами, и говорить не приходится.

К слову, в анонсированных планах сотрудничества — и создание китайцами аграрных технопарков. Очевидно, что такие, не столь крупные, как в окрестностях Одессы, но более многочисленные «технопарки» могут стать фортпостами «демографической» экспансии уже во внутренних регионах Украины.

Видят, похоже, такие перспективы и в руководстве нашего государства, но они почему-то не вызывают опасений — скорее наоборот. «Для Китая Украина является не только выгодным экономическим партнером, но и «коридором», что дает новые возможности для развития взаимоотношений с крупным европейским пространством. Убежден, уже через некоторое время Украина будет едва ли не единственным международным партнером Китая, который также будет иметь право представить в этих отношениях Евросоюз в качестве ассоциированного члена ЕС. Это чрезвычайно важно и для Китая, и для Украины. По большому счету это означает превращение Украины в очень важный элемент, объединяющий Европу и Азию», — цитирует президентский сайт www.president.gov.ua провластного политолога Андрея Ермолаева.

Пасынок ошибок трудных

Наверняка многим мои опасения покажутся чрезмерными, а может, даже дадут повод заподозрить автора в излишней приверженности к конспирологии или паранойе. Но в той же статье «Стоит ли повторять чужие ошибки?», анализируя иммиграционные проблемы, «2000» уже писали, чем обернулась в Европе «мультикультурность».

«Реальностью многих европейских городов стали «цветные» кварталы, где «аборигену» не стоит появляться даже средь бела дня. Порой эти микрорайоны становятся очагами крупномасштабных беспорядков, как это было несколько лет назад во Франции, где, кстати, основную массу их участников составляли дети и даже внуки иммигрантов (естественно, все с французскими паспортами), которые за десятилетия не только не ассимилировались, но и не стали (точнее — не захотели стать) полноценными гражданами этой страны...

Нынешние многомиллионные диаспоры в странах Западной Европы появились не в одночасье. «Когда все начиналось», в конце 50-х — начале 60-х годов прошлого века, к примеру, руководство Германии, которая, переживая экономический бум, испытывала нехватку рабочей силы, решило привлечь гастарбайтеров... из стран, где рабочая сила в избытке, а стоимость ее невысока, прежде всего из Турции. Причем предполагалось, что «погостив» определенное время и заработав энную сумму, каждый из привлеченных вернется домой. В крайнем случае уступит место другому соотечественнику.

Да не тут-то было! Используя лазейки в иммиграционном законодательстве (их хватало: о предосторожностях тогда не думали — ведь нынешними проблемами еще и не пахло), гастарбайтеры сначала продлевали разрешение на пребывание и работу в Германии, а затем получали немецкое гражданство на совершенно законных основаниях (как прожившие в стране положенное количество лет и имеющие стабильный источник дохода).

Число осевших в ФРГ росло в геометрической прогрессии. Укоренившийся иммигрант, уже полноправный гражданин благополучного европейского государства, приглашал сюда подлинных и мнимых родственников в порядке воссоединения семей. Часто успевший открыть свое дело иммигрант становился гарантом предоставления работы для нового гастарбайтера. И т. д. и т. п. А спустя несколько лет те, кто перебрался на благодатное место жительства с помощью своих предшественников, уже сами начинают содействовать с переездом и обустройством своим родственникам и землякам. Шел такой процесс, понятно, не только в турецкой диаспоре и не только в Германии...»

Конечно, ныне Украина не обладает особой привлекательностью для индивидуального «искателя счастья» из стран третьего мира. Но приходится говорить об организованном потоке иммигрантов из самой густонаселенной страны (фактически уже сверхдержавы) с огромными политическими и экономическими возможностями. Такой поток может создать проблемы, аналогичные европейским, еще быстрее, чем стихийный наплыв разноплеменных иммигрантов в Западную Европу.

Там неблагоприятные для коренного населения демографические тенденции обусловлены главным образом низкой рождаемостью, в Украине же крайне неблагоприятная ситуация с рождаемостью усугубляется тем, что очень многие ее граждане стремятся эмигрировать, — население сокращается катастрофическими темпами. Известно, что примерно пятая часть трудоспособных граждан уже работает и живет за пределами Родины. Украина — низшее звено своеобразной миграционной цепочки: жители Восточной Европы, стран — новых членов ЕС стремятся попасть в Европу «старую», а многие украинцы постоянно или временно трудятся в Польше, Чехии...

Украина оказалась в окружении стран со значительно более высоким уровнем жизни, включая Россию, где средняя зарплата в 2,5 раза выше. Если в ближайшее время не произойдет украинского «экономического чуда», можно прогнозировать рост эмиграционных потоков в западном и в восточном направлениях. А неконтролируемый поток неприхотливых иммигрантов из Китая будет только способствовать «исходу» коренного населения, усложняя ситуацию на рынке труда, а главное — лишая отечественных работодателей стимула повышать заработную плату. В общем, «вот и жилплощадь освободилась», как говорили обитатели «Вороньей слободки» в бессмертном «Золотом теленке».

Уверен, последний момент при принятии решения о стратегическом партнерстве с Украиной учитывался в Пекине не в меньшей степени, чем выгодное географическое положение и природные ресурсы нашей (пока еще) страны. «Просчитали» там и ее катастрофическое экономическое положение после двадцати лет независимости вкупе со щекотливой внешнеполитической ситуацией — когда «в Европу» Украину никто брать не собирается, а реинтеграция на постсоветском пространстве категорически неприемлема для большей части нашей политической элиты, которая в поисках внешнего «вспомоществования» пускается во все тяжкие, не задумываясь, чем придется расплачиваться за китайские «дары» в не очень далекой перспективе.

Хотя к иностранным инвестициям принят подход «чем больше, тем лучше» (почему к любым рапортам об обещанных миллионах и миллиардах нужно относиться с осторожностью), в данном случае можно ожидать, что заявленными объемами дело не ограничится. Вспомним, что экономический взлет Китая начался с создания свободных экономических зон на побережье, за несколько лет превратившихся из рыбацких деревень в города-миллионники. Не ждет ли такой же «успех» китайские технопарки под Одессой (только к Украине это будет иметь уже весьма косвенное отношение)?

С проблемой иммиграции из стран третьего мира мы столкнулись гораздо позже многих других государств, мы можем учесть их опыт. Но пока, увы, чужие ошибки ничему нас не научили. Ограничиваемся пока анекдотами.

«В городе Мао (бывшей Одессе), на улице Дэн Сяопина (бывшей Дерибасовской) беседуют Абрамович и Рабинович.

— Раньше было получше, — говорит один другому, — не надо было вот так делать, — натягивает пальцами веки, придавая глазам раскосый вид»...

Смотрите также:

Янукович и Китай. Держись, Украина?

Крадущаяся Украина и притаившийся Китай: о целях визита Ху Цзиньтао в Киев

Александр ФИДЕЛЬ

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 0 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Украина»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины