Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Украина

Восток и Запад: как «справжни украйинци» признали нашу разность

Источник: "ОДНАКО"
25.03.2011

С самого начала т.н. «нэзалэжнисти» Украины автору сразу стало ясно, что галицайские оккупационные амбиции пользы новому государству, рождённому в скорых кошкиных родах, не принесут. В дальнейшем все наихудшие прогнозы, к сожалению, воплотились в новоукраинскую жизнь. И вот с тех пор я задумался о воссоединённой России с западной границей времён 1939 года.

Пусть галицайско-украинские «лыцари» у себя и культивируют бандеровский национал-шовинистический циан-душок, а незападную Малороссию-Украину, исконные южнорусские земли, оставят в покое.

Но именно там, на западе, все эти жуткие 20 лет медленного протухания под украинистским соусом, много и часто говорили о некоем единстве и неделимости «нэзалэжнойи Украйины», где есть «тытульна нация» – не менее «некая», чем провозглашаемое единство. То есть украинцы.

Всё это время я говорил и писал, что Украина расколота на западные и незападные регионы, где живут, соответственно, два разных народа: люди с диаметрально разной ментальностью, разными культурно-языковыми традициями, разделённые по религиозному признаку. И вот в этом году – чуть ли не как гром среди ясного неба – сами выходцы из Галицаии, два их украинских «пысьменныка» Юрий Андрухович и Васыль Шкляр, громко заговорили, что мы несовместимо разные; что раз так, то лучше отделить неправильные недоукраинские регионы юго-востока страны, противостоящие их украинским намерениям и стремлениям.

Васыль Шкляр, воспеватель ненависти к кацапюрам, у которых вместо лиц кровеналитые мармызы, откровенно признаёт: «Давайте согласимся, Крым никогда исторически не был украинской территорией, и если нация больна и не может переварить, освоить эту территорию, то от неё лучше избавиться. Это всё равно, когда у человека гангрена ноги, и чтобы всё тело не заболело, её просто отрезают». Недоукраиснкий Донбас ему тоже не нравится и его надо отсоединить.  

Приведём высказывание Андруховича, в чём он видит разность людей:

"Разница между ними, возможно, заложена в структуре бытия, которое, как известно, определяет сознание. Донбасс и, может быть, в целом Юго-Восток Украины, – это психология винтиков в большом индустриальном коллективе. Те изменения, которые начались в этих регионах во времена ещё царской России, а во времена советской власти были интенсифицированы, наложили неизгладимый отпечаток и привели к появлению психологии пролетария. Странным образом за годы независимости она только разрослась и углубилась.

Что касается западных регионов, то это психология одиночки-мастерового, это тип народного умельца, кустаря. Поэтому тут легче находят себя в каких-то индивидуальных проектах, а они преимущественно на сегодняшний день заключаются в том, чтобы выехать куда-нибудь позападнее и там самостоятельно зарабатывать себе на жизнь. Но это всё нечто экономическое».

То есть психология человека с юго-востока – это психология созидателя. Человека, который у себя дома из дня в день, медленно – может, и столетиями – по крупиночке будет строить нечто необозримо большое, важное, на века. И делать он будет это плечом к плечу с другими такими же -созидателями. Это психология человека-государственника. Пусть даже этот человек выполняет свою непереоценимую роль без высоких дум и определений. А что же галицайско-украинские одиночки-мастеровые, народные умельцы и кустари? Скорее всё бросят и уедут на западноевропейские заработки: прислугами, садовниками, сиделками, няньками...

И после сказанного Андрухович добавил: «Мы, конечно, не должны забывать о культурно-национальной ориентации, связана она с этим напрямую или нет, но, скорее всего, да. Тут вся эта проблематика: и история, и язык. Но что еще более важно – это взгляд в будущее и представление о том, каким должно быть это будущее. Если бы расхождения были сосредоточены только в области истории, то можно было бы находить общие решения, просто наложив мораторий на раскрутку разного рода исторических разногласий, и работать на наше общее будущее. Но вот если это будущее представляется по-разному, то это становится непреодолимой проблемой». Полностью разделяю эту точку зрения.

В другом источнике он заявил, что «…тому украинскому меньшинству, которое там есть (Донбасс и Крым, – Авт.), проще предложить эмиграцию сюда, потому что они и так там загнаны в угол, постоянно преследуемые, не могут реализовать ни одного проекта. В Донецке не проходит даже такая вещь, как присвоить университету имя их земляка Василия Стуса. То есть там априори агрессивно заблокировано любое украинское движение. Оно заблокировано не в результате каких-то репрессий, а потому что действительно этого не хочет тамошнее население. Оно чужое Украине. Украина ему чужда и неинтересна, по меньшей мере безразлична».

Всё правильно, и такие непреодолимые проблемы легко решаются границами. И если границы новых постсоветских республик сыграли негативную разрушительную роль в жизни новых государств, так как по живому телу народному резали разбойничьим тесаком, то эта, проведённая спасительным скальпелем хируга, для Малороссии-Украины будет как глоток живительной воды в сухой мёртвой пустыне. Ибо нынешняя Галицаия – отрезаный ломоть хлеба. Не прилепишь!

Юрий Геращенко

Родился в 1965 году в Харькове. Публицист, член Союза журналистов Украины. Закончил Харьковское медицинское училище и до 2000 года работал в медицине. Печатается с 1994 года в основном в харьковской прессе. В 2000 и 2001 годах – победитель областного смотра-конкурса «Молодая Слобожанщина» в разделе русской прозы, который проводится Харьковской областной организацией Национального союза писателей Украины. С 2004 года участвует в работе жюри этого конкурса.

«Я русский был, есть и всегда буду».

Юрий Геращенко
 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.