Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

Несостоявшаяся независимость

18 февраля 2011
<
Увеличить фото...  
Источник: "Версии"

Независимой Украине около 20-и лет. Страна находится в «свободном плавании» примерно столько же времени, сколько было отведено прибалтийским государствам между двумя мировыми войнами. Ситуации в Литве, Латвии и Эстонии в то время были разными.

Эстонию, до переворота Пяста в 1934 году можно считать условно (по меркам того времени) демократическим государством. Ульманисовская Латвия – государство авторитарное, с уклоном в тоталитаризм. Литва занимала промежуточную позицию – авторитаризм Сметоны был более мягким. Впрочем, все эти режимы были насквозь националистичны, но чем эти государства отличались от современной Украины, так это тем, что ни местные политики, ни «властители дум» не концентрировали свое внимание ни на «борьбе» за уже обретенную независимость, ни на ее «розбудові».

Находясь в куда более опасном положении, чем нынешняя Украина (треть Литвы была оккупирована Польшей, зарившейся и на остаток литовской территории, и на Латвию), правительства этих стран просто работали, а оппозиция, в меру своих возможностей, боролась за альтернативный путь развития. Никому, ни во власти, ни в оппозиции, ни в среде националистической интеллигенции не приходило в голову посыпать голову пеплом и стенать о страшных врагах, точащих зубы из-за всех границ на маленькую республику и на несовершенное население, не желающее защищать собственность и капиталы своих лидеров.

Возможно, именно поэтому, потеряв, волею случая, независимость в 1940 году, прибалтийские республики СССР смогли реально выйти из подчинения союзного центра еще за год до формального распада советского государства и восстановить фактическую независимость в то время, когда Украину называли «заповедником застоя», а лидеры «Народного руха Украины за перестройку» рвали на себе тельники, клянясь в верности лично Горбачеву, Коммунистической партии и «социалистическому выбору советского народа».

Почему же украинские националисты, у которых едва ли не все «герои» (Бандера, Шухевич, Петлюра, Мазепа) делали военную или военно-политическую карьеру (даже Шевченко, хоть и не по своей воле, носил мундир), двадцать лет рыдают о государстве, которого нет, и никак не попытаются создать на пустом месте что-то более-менее работающее? Я говорю именно о националистах, потому что всем остальным, кроме отдельных особо «свидомых» личностей, абсолютно все равно, в каком государстве жить.

Подавляющее большинство населения так же легко обменяет Украину на обещания дешевой колбасы, как двадцать лет назад обменяло Советский Союз. В том числе и нынешние «владельцы заводов, газет, пароходов». Конечно, многие из них не обременены образованием и свято верят придворным политтехнологам (в украинских условиях – нечто среднее между гадалкой и шутом, чье искусство состоит в том, чтобы угадать и дорого продать шефу ту единственную мысль, которая посещает его последние лет десять), поющим им песни об их европейскости, чтобы за очень большие деньги привозить в страну отставных американских президентов.

Однако объективная реальность всегда сильнее субъективных предпочтений. Можно любить шаурму, но от этого риск умереть от кишечной палочки не меньше, а больше. Можно считать себя «патриотом Украины» и собирать трипольские горшки, но от этого тот факт, что твой бизнес лучше и надежнее развивался бы под защитой сильного государства, а не постмодернистской пародии на Запорожскую Сечь, является не менее значимым.

Могу сказать даже конкретнее: трубам Пинчука, конфетам Колесникова и Порошенко, автомобилям того же Порошенко и Васадзе и многим другим «национальным производителям» необходим российский рынок (на всех остальных они неконкурентоспособны или их просто не ждут). Точно так же всем им, равно как и Ахметову, нужны российские энергоносители для их предприятий по умеренной цене. В этом плане, хоть они этого пока и не понимают, жизнь в украинском федеральном округе для них была бы спокойнее, доходнее и надежнее, чем в украинском независимом государстве.

Пока они еще пытаются «вступить в ЕС», переложив ответственность за оборону, экономику и народ на французов и немцев. Но даже им, не видящим мира за столбиками цифр, исчисляющих прибыли и убытки, становится все яснее – стратегически в Украине заинтересована лишь Россия. Противоречие между российским руководством и украинским олигархатом лишь одно – Россия заинтересована в самостоятельном, сильном и дружественном по отношению к Москве украинском государстве, а украинская олигархия мечтает о повторении гетманщины, когда грабить народ могут свои, а защиту системы от внешнего и внутреннего супостата принимает на себя империя. Проще говоря, Москва хочет теснейшей экономической и политической интеграции независимых постсоветских государств, а украинская элита мечтает о вассальной зависимости от кого бы то ни было (пока от Брюсселя).

Еще раз подчеркну – населению и большей части бизнеса (понимают они это или не понимают) ближе позиция Москвы. Более того, исходя из стратегических соображений, Россия вынуждена будет подобрать и нянчить Украину, сохраняя ее формальную независимость даже в том случае, если местные элиты доработают до полного распада страны.

Только радикальным националистам, живущим лозунгом «Геть від Москви!», – а там хоть трава не расти, теоретически была бы необходима не формальная (существующая и сегодня), а реальная независимость. Причем независимость от всех без исключения мировых центров силы. Поскольку не только нелюбимая ими Россия, но и Европа, и США никогда не позволят своему сателлиту проводить откровенно ксенофобскую фашистскую внутреннюю политику. Какое-то время будут закрывать глаза и взывать к разуму, а затем организуют какую-нибудь «поросячью революцию».

И вот эти-то самые националисты больше, чем кто бы то ни было сделали для дискредитации идеи украинского суверенитета, для подрыва международных позиций Киева, для дестабилизации внутренней жизни страны, для ее раскола на запад и юго-восток, вечно борющиеся за власть в центре, для уничтожения экономики. Именно при Ющенко Украина потеряла российские рынки и «приобрела» шестикратный рост цен на энергоносители. В 2005 году «оранжисты» всех мастей, оттенков и калибров несказанно радовались разрыву экономических связей и плели абсолютную чушь о том, что «газ по мировым ценам ослабит энергетическую зависимость, стимулирует модернизацию экономики» и т.д., и т.п.

Почему же они не пошли путем, проторенным вторым президентом Украины Леонидом Кучмой, который, в обмен на ритуальные заявления о дружбе, получал от России преференции, позволявшие украинской экономике развиваться самыми быстрыми в Европе темпами, а в это время уверенно вводил страну в состав ЕС (не хватило года-двух), настойчиво стучался в двери НАТО и настолько эффективно проводил ползучую украинизацию гуманитарной сферы, что, опираясь именно на его «достижения», националисты до сих пор в состоянии оказывать бешенное сопротивление попыткам новой власти вернуться в гуманитарке к общечеловеческим демократическим нормам?

Думаю, что главная проблема отечественных «патриотов» заключается в том, что они живут в легенде, в виртуальном мире. Ведь бывшие коммунисты, многократно проверенные КГБ сотрудники МИД УССР Тарасюк и Огрызко искренне верят, что больше половины жизни они в подполье боролись против советской власти. Точно так же верят в свое «участие в сопротивлении» яворивские, драчи, павлычки и прочие патентованные советские писатели. И последний первый секретарь ЦК КПУ, а до этого главный идеолог КПУ Леонид Кравчук верит, что в детстве он участвовал в борьбе УПА путем доставки в лес продовольствия. И бывший руководитель КГБ УССР Евгений Марчук верит, что он не с диссидентами боролся, а о независимой Украине мечтал. И авторы УП и ЗН верят, что то, что они творят, – высокие журналистские стандарты, борьба за свободу слова и всемирно-историческую победу демократии в глобальном масштабе.

Если бы не подобное погружение в виртуальную реальность, они бы сошли с ума от раздвоения личности. Патологическая же русофобия большинства из «новообращенных» поклонников Шухевича связана с подсознательным пониманием – еще раз развернуться на 180 градусов уже не получится – не примут. Тягныбок объединиться с Лимоновым теоретически может. Тарасюк стать сотрудником Лаврова – никогда (не возьмут).

Причем указанное раздвоение личности присутствует и на бытовом уровне. Пару лет назад дает интервью один украинский певец, ученый и бизнесмен и говорит: «Я так тягнувся до знань, що йшов у Київ за освітою босоніж по стерні». Меня сразу удивил факт похода «по стерні» – даже в десятом веке Илья Муромец все же двигался ко двору великого князя киевского Владимира Красно Солнышко по дороге. Во второй половине двадцатого века дорог было явно больше, и они были лучше. А потом я поинтересовался биографией нашего «Ломоносова» и выяснил, что, родившись в 1949 году, он появился в Киеве только в 1975-м (в возрасте примерно 26-и лет) и прибыл в столицу прямо с должности районного чиновника среднего уровня. Представляете себе в 1975 году 26-летнего парня, уже начавшего неплохую чиновничью карьеру, у которого не было пары обуви? Я нет. И этот его рассказ – не художественное преувеличение и не наглая ложь. Это погружение в виртуальную реальность. В этой виртуальной реальности в СССР все было настолько ужасно, что сейчас хорошо уже просто от того, что СССР больше нет.

Националистическая «элита» и близкие к ней по духу слои населения живут в ином нереальном мире. В этом мире «жертвы голодомора» и «сталинских репрессий» могут исчисляться десятками миллионов. В этом мире можно утверждать, что «в СССР две трети населения кричали «Слава!», а треть сидела». Представляете себе 60-90 миллионов «узников концлагерей»? В этом мире можно утверждать, что в войне на одного немца советское командование положило десять своих солдат. Если принять эти утверждения на веру, то при том, что Германия с союзниками безвозвратно потеряли на Восточном фронте 5-6 миллионов человек, только боевые безвозвратные потери СССР должны были бы составить 50-60 миллионов. Это не считая гражданского населения. Нормальный человек не может, не задумываясь, оперировать такими фантасмагорическими цифрами. Ведь, исходя из «научных» расчетов украинских националистов, СССР в 1945 году представлял собой безжизненную пустыню.

Но именно потому, что люди, якобы строящие украинское государство, живут в виртуальной реальности, и страна у них получается виртуальной. Для того чтобы что-то создать (хоть текст, хоть дом, хоть страну), надо вначале себе это представить – сделать проект. Нельзя правильно моделировать сегодняшний день, имея извращенные представления о прошлом. Живя же в виртуальном мире, нельзя создать ничего реального. «Братство кольца» – можно, «украинскую Украину» – можно, жизнеспособное государство – нельзя. Вот и живем мы в суверенной стране несостоявшейся независимости.

Поэтому перед украинским государством и его народом и стоит вопрос – создать реальное государство без националистов, либо продолжать жить в виртуальном мире, пока наваждение не схлынет и не выяснится, что сидим мы не в парче и не в палатах, а в дерьме во чистом поле.

Ростислав Ищенко, президент Центра системного анализа и прогнозирования

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 2 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Украина»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины