Технополис завтра
Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Новости Украина

Александр Зубченко. Город «бютовских» беженцев

26.01.2011

Прага, Вацлавская площадь. На скамейке, стоящей возле трамвайного вагончика, переделанного в пивную (ну не в суши-бар же! Все-таки дело происходит в столице Чехии, а не в Киеве, который уже уверенно обгоняет Токио по количеству японских ресторанов), сидел человек. Причем, что характерно, абсолютно лысый. Как колено борца сумо. Но зато с бородкой, из которой выступали неожиданно алые, как будто накрашенные губной помадой, губы.

Лысый чел с бородой усиленно поглощал обугленную, но, сука, вкусную сосиску, обильно политую горчицей. Их отменно готовят на мини-грилях, которые аппетитно пахнут дымком. Типичная картинка для Праги. Ну турист… Ну жует, поглядывая на витрину ювелирного магазинчика, затаренного под завязку изделиями с гранатами. Это местная фишка. Гранаты красные, черные и даже зеленые. Правда, пиво не пьет. Значит, выпил до приема пищи. Но лицо у него какое-то знакомое. Да и смахивает чел на пастора. Но не Шлага.

К поблескивающей витрине подошел еще один человек. Без всяких характерных примет, не считая ярко выраженных оттопыренных ушей, которые жили на удлиненном, с высокими залысинами черепе своей, отдельной от остального тела, жизнью. Одет он был неприметно: черный кожаный плащ до пят, коричневые кожаные сапоги и варежки. Да-да, варежки. Веселые такие. С аленями, которых так любит рекламировать Савик Шустер. Хотя температура устойчиво держалась на плюсовой отметке (иногда европейские зимы очень мягки), ушастик явно мерз. Наверное, плохое кровообращение.

Внимательно, но скрытно изучив обстановку с помощью витрины и подстраховавшись маленьким зеркальцем, плащеносец выразительно пошевелил правым ухом. Несмотря на поглощение изделия местной пищевой промышленности, бородач уловил слабый, абсолютно не заметный для окружающих сигнал. Стряхнув застрявшие в волосяном покрове крошки, он встал и пристроился возле органов слуха, которые к чему-то явно призывали. Некоторое время двое настороженно втыкали в выставленные на витрине украшения, периодически наклоняясь, чтобы получше рассмотреть написанную мелкими циферками цену.

Затем резко пошли по направлению к Старому городу, незаметно переговариваясь сквозь плотно сжатые губы. Как ни странно, разговор шел на русском языке.

Ушастик:

- Ну и где этот утырок?

По всей видимости, лысый бородач прекрасно знал, о ком идет речь, поскольку не стал переспрашивать, а лишь покачал головой и ответил:

- Х…(неразборчиво) знает. Он в последнее время даже в туалет боится ходить. Думает, что его отравят туалетной бумагой с диоксином.

Мужчина с характерными органами слуха хмыкнул, высморкался в варежку и задумчиво изрек:

- Очкует, значит? Думает, за ним с ледорубом гоняться будут? Правильно, между прочим, думает.

Некоторое время таинственные собеседники толкались в плотной толпе туристов, которым экскурсовод настойчиво втирал про памятники старины. Туристы были «оборудованы» наушниками и портативными рациями, с помощью которых они внимали голосу извне, а сами становились похожими на зомби. То вдруг все поворачивали головы в правую сторону и застывали с выпученными глазами, то бросались в какую-то подворотню и начинали активно всматриваться в потускневшую бронзовую табличку.

Выбравшись из зоны брожения зобми-туристов, лысый и ушастый решительно зашли в неприметный кабак. Он находился несколько в стороне от традиционных туристических маршрутов и поэтому был полупустой. Устроившись в углу и сделав заказ (пиво и свиная нога), собеседники некоторое время молчали. Явно кого-то ждали. И дождались. Из-за угла, где был расположен туалет, вышла женщина, удивительным образом напоминающая известную фигуристку Ирину Роднину в период окончания спортивной карьеры. За ней вышел сутулый мужчина средних лет с выражением дикого ужаса на слегка удлиненном лице. С этим выражением очень гармонировали выпученные глаза.

Оба выходца из туалета сразу же направились к столику, где сидели знакомые нам персонажи. Видимо, что-то пошло не так, поскольку персонажи стали подавать признаки определенного охреневания. Ушастый снимал и надевал варежки, а лысый бородач присосался к пиву и никак не мог отсосаться.

Аналог Родниной бесцеремонно уселся за стол. Ее туалетный сопровождающий топтался около стула, явно не зная, что делать. Первым опомнился владелец характерных ушей:

- Здравствуй, Таня. Не ожидал, что ты с этим придешь… Мы же договаривались расширить географию. Он в Чехии, ты – в Словакии. Это раньше они одной страной были. Теперь два разных европейских государства. Причем, с разными расценками.

«Роднина», оказавшаяся не Ириной, а Татьяной, проигнорировала реплику и сходу выдала текст, который, видимо, неоднократно прокручивала в своей голове:

- Мы с Богданом будем вместе. Нравится это вам или нет. Не обсуждается. Денег вы не перевели. Живу в каком-то курятнике. Он тоже ничего не получил. Так дальше дело не пойдет. Или все будет, как мы требуем, или по-другому.

Тот, который «тоже ничего не получил», согласно кивал головой и переминался с ноги на ногу, как человек, которому срочно надо отлить.

Лысый бородач наконец-то отлип от кружки и произнес нечто неразборчивое. То ли «мля», то ли «бля».

Ушастый решил перехватить инициативу. Видимо, он уже перевел «Роднину» в разряд подозреваемых, поскольку стал обращаться к ней на «вы». Старая гебистская привычка. Наберите в Гугле «кровавая гебня» и вы узнаете все о методах работы КГБ.

- Вы понимаете, Татьяна, что нам сложно поставить процесс предоставления… скажем так, определенного статуса, на поток. Это большие деньги и …дук (фамилия была названа неразборчиво) уже нервничает. Мы высоко ценим все, что вы для нас делаете, однако тоже должны выполнять свою часть договора…

Переминающийся субъект неожиданно вклинился в монолог ушастого и стал бессвязно, но крайне эмоционально говорить о больной печени, диетическом питании, не поступивших суммах, ячейке в банке и других, никак не связанных между собой (на первый взгляд) вещах. Однако лысый бородач прекрасно уловил связь, поскольку покраснел до состояния своих губ и прошипел:

-Уссспакойся… сссядь. О сумах потом поговорим, ссссука неблагодарная.

«Роднина» по имени Таня резко встала и объявила:

- Разговор окончен! Вот номер телефона. Ждем звонка завтра после трех. Бодя, пошли.

И они пошли.

Ушастый покачал головой им вслед:

- Беженцы, мать вашу. Совсем страх потеряли…

Лысый молчал, поскольку был занят написанием эсемески. Закончив тыкать пальцами в телефон, он подвел итог: «Бывали времена похуже, но подлее не было». Ушастый нахмурился. Где-то он уже эту фразу слышал…

Александр Зубченко

 
Социальные комментарии Cackle
Loading...
Загрузка...

© 2009 Технополис завтра

Перепечатка  материалов приветствуется, при этом гиперссылка на статью или на главную страницу сайта "Технополис завтра" обязательна. Если же Ваши  правила  строже  этих,  пожалуйста,  пользуйтесь при перепечатке Вашими же правилами.