Самое важное. Самое полезное. Самое интересное...
Loading...

О НЕЗАЛЕЖНЫХ ОСОБЕНННОСТЯХ ЛИТЕРАТУРЫ ПЕРЕВОДНОЙ И ОРИГИНАЛЬНОЙ

18 ноября 2010

Только коллективное безумие, вызванное шаманской пляской политиков от культуры и образования, способно отвратить миллионные этносы от одного из прекраснейших творений человеческого гения — от русской литературной речи.

Почему здесь, в статье, написанной на русском языке, я использую украинское слово незалежнiсть и производные от него, не в переводе – независимость? Не ради «красного словца», не ради экзотики. По основному смыслу (ещё суверенность, самоуправление) эти понятия идентичны. Но первое, по сравнению со вторым, в некоторых сферах звучания и практической деятельности на исконной территории «сознательного украинства» обретает дополнительный смысл: независимость от здравого смысла, правды, элементарной порядочности, наконец. В подтверждение этой мысли и написана настоящая статья.

Владеющий двумя языками, подлинник предпочтет переводу. Иностранцы, читающие по-русски, в один голос утверждают: Пушкин на английском, например, или на французском «не звучит», более того — вызывает удивление, почему его считают гением. Байрон даже в лучших русских переводах утомительно скучен. Прозаикам повезло больше, да и то в первую очередь тем, кто не в ладу со стилистикой. А возьмите Тургенева или Бунина, или Гоголя, чьи прозаические произведения — высокая поэзия... Здесь переводчику необходимо подняться до высоты творца, чтобы звуками иной речи донести до читателя все своеобразие подлинника.

Кстати о Гоголе. В новой Украине он едва ли не один из первых классиков удостоился перевода на новейший украинский язык (началось в 1998 году повестью «Тарас Бульба», киевским издательством Ивана Малковича; к сегодняшнему дню переводов добавилось). Изначально в украинском самостийном сознании Николай Васильевич, писавший по-русски, писатель, как бы ни твердили москали обратное, украинский (в виде исключения из правила, так как, по правилам, национальность творца определяется языком его творчества). Причина не в этнических корнях полтавчанина. Не в обильных языковых малороссизмах, придающих гоголевской прозе южную изысканность, неповторимость. Причина в самой фигуре — ее размерах, вековой прочности, той властью над умами и сердцами, в чем Гоголь истинно бессмертен. Но и Гоголь, будем справедливы, «подложил свинью» землякам, признавшись, что сам не знает, чего в нем больше — малороссийского или великорусского. Более того, он непродуманно, где только мог, писал о Руси, русском человеке, Русской земле, русской душе и духе. Даже в таком гимне Украине, как повесть «Тарас Бульба». Простите Гоголю. Видимо, русское вырывалось в нем обильно и периодически, как естественный выдох переполненной чувствами и образами души.

Издатели названной выше книги уже простили. А чтобы облегчить сей процесс иным «национально сознательным» землякам и уберечь подрастающие поколения от разочарований при соприкосновении с Великим Украинцем, они его решительно подправили. Благо, Гоголь из гроба не встанет и о нарушении авторских прав не заявит, за ложь и косноязычие переводчиков в суд не потянет. Не буду утомлять читателя цитированием. Замахнувшись на Гоголя, переводчик продемонстрировал стилистическую беспомощность, неспособность справиться с филологическими нюансами подлинника, отсутствие профессиональной культуры и просто хамство по отношению к автору. Что же неискушенный читатель подумает о таком Гоголе?! Более того, из классического текста «Тараса Бульбы» удалено все, что содержит корень рус - русские: земля, человек, дух... Подлог оформлен с немалой фантазией: «Козацька Земля», «Україна», «наша земля», «козацька душа»; «Новороссия» трансформировалась в «увесь той простор», «русская сила» — в «козацьку силу», «князья русского рода» превратились в «князiв нашего роду», «православная русская вера» переводчиком вообще опущена, так как ошибался слабохарактерный Николай Васильевич, не учитывая в будущем нюансов целенаправленного перевода, политического заказа.

А. Яровой, известный украинский публицист, сетуя, что русская литература, одна из наибольших литератур мира, включена на Украине в зарубежную, поставлена рядом с персидскими поэмами и японскими хокку, задаётся вопросом, может, нам, украинцам, ближе Гоголь? И сам отвечает: да где уж там, нам более близок не Гоголь, великий мыслитель, предтеча Достоевского, нет! Нам приносит болезненное удовлетворение расчесывание искусственной болячки под названием «национальность Гоголя», хотя он сам считал себя деятелем двух народов и двух культур. Нам радоваться надо, как радовался Кулиш этой «счастливой звезде» нашего писательства. Николай Гоголь – православный, большой славянин, лишенный хуторянской ограниченности.

Согласимся, это лишь частный эпизод. Но вот вам другие «сорняки» в «поле ущербного, неполноценного сознания»: некто Виталий Сарбей, доктор исторических наук (!), в учебнике по истории Украины для 9-го класса одной из глав дал заголовок «Подготовка Украины к отражению наполеоновского нашествия», другой (об изгнании французов) — «Преследование противника украинскими полками». Читаем: «Встретив самоотверженный отпор украинского народа, захватчики были вынуждены отказаться от продвижения в глубь Украины». Если доктор Сарбей безумен, как же допускать, чтобы он заражал безумием юные умы? Нет, здесь нечто иное. Здесь некая эпидемия, происходящая от ущербности сознания. Явление застарелое. Вот, например, изданная во Львове в начале свалившейся на голову незалежност i издательским центром «Фенiкс» «Iсторiя Україны для дiтей». Составители в вводном слове заверяют читателя, что произведение А. Лотоцкого «захватывает искренностью и правдой». И на 17-й странице наш «искренний правдолюб» буквально делает переворот в истории, поведав нам о договоре князя Олега с греками: «Под договором подписался тогда князь Олег так: «Олег, великий князь украинский»». Подобными перлами книга перенасыщена. А ведь написана она почти 70 лет назад, когда была в самом разгаре борьба самостийников с законными этнонимами жителей нынешней Западной Украины — «руськы», «русыны». Теперь эти этнонимы в новой державе не употребляются, а «новые украинцы» ведут свое «новое самоназвание» аж с досанкритовых времен, от неких укров, о которых ни одна хроника мира не оставила никаких сведений.

Но может ли быть, чтобы в глубине 50-миллионной украинской нации сегодня не раздавались голоса, ратующие за правду? Раздаются. И успешно заглушаются. Вся Большая Украина, от Донбасса до реки Збруч, с безразличным покорством пребывает под идеологическим игом Галицкого этноса, который в своем большинстве и украинским стал постольку, поскольку сумели принудить его к этому большевики, превзошедшие в принуждении и «герров» из франц-иосифовского окружения, и польских «панов». Русины Предкарпатья (отличайте от закарпатских, называющих свой край Подкарпатская Русь), превратившиеся через послевоенную замену паспортов в украинцев, по-своему поняли выгоду соборности. После 600-летнего пребывания в «систематической подавленности убожеством в последних рядах славянского мира», по П. Кулишу («Крашанка», Львов, 1882 г.), приобщившись массово к городской цивилизации, образовав простым почкованием от селян многочисленный и бойкий класс псевдоинтеллигенции, получили после 1991 года нежданную возможность «пассионарного взрыва» (по Л. Гумилеву). Не имея за душой ничего, кроме далеко не массового добровольного участия в «цисарських вiйсках», «сiчовых» и бандеровских традиций, они всю энергию этого «взрыва» направили на разрушение всего, что является препятствием их господству на территории сегодняшней Украины, на всех ее 604 тысячах квадратных километрах, собранных воедино вековыми усилиями общерусских вооруженных сил и дипломатии. И главным препятствием для своего идеологического господства лидеры «национально сознательного» украинства назвали русский язык.

Доктор Яворивский в «Свободном слове Карпатской Руси» (№11-12, 1977) предвидел сегодняшнюю борьбу с русскостью на культурном поле Украины: « Кто из нас, постигший мир Толстого, Достоевского и Чехова, добровольно откажется от умения читать этих творцов в подлиннике? Только коллективное безумие, вызванное шаманской пляской политиков от культуры и образования, способно отвратить миллионные этносы от одного из прекраснейших творений человеческого гения — от русской литературной речи ». Имя Гоголя не было произнесено, но кто же усомнится, что оно достойно быть в названном ряду? Один из создателей русской современной прозы не подозревал, какой подстилкой для самостийных ног станет его «Тарас Бульба». Кто следующий? Подозреваю, Короленко. Тоже украинец, но писатель-то русский. И таких немало. А там и до «чистокровных москалей» доберутся переводчики на «незамутненную» мову, если будет дана установка на расширение переводной зарубежной литературы за счет русских писателей. Именно так! Мы свидетели редчайшего явления в мировой литературе, когда народ, глубоко усвоивший какое-то знание, волевым решением его духовных лидеров приговорен к лишению этого знания. Я имею в виду русский язык на Украине. Теперь он, природное средство общения десятков миллионов граждан Украины, вытесняется в разряд иностранных. И чтоб ни-ни, никаких русизмов. И вообще негласно рекомендуется всеми извивами «мовной политики» избегать слова с корнем рус . Только укр . Иначе незалежний читатель действительно поверит, что есть какое-то Лукоморье, где живёт русский дух и где Русью пахнет, или подумает, что киевлянин Руслан был москалем. А это ох как опасно для молодого государства! Спасти можно, изменив в переводе название знаменитой поэмы: «Укролан и Людмила»!!! Правда, ритм строки нарушается, да это мелочь по сравнению с идеологической пользой.

«Свидомое украинство», потеряв в лице русских коллективного политического врага и не имея ничего под рукой объяснить свою культурную импотенцию, нашла ещё более опасного врага в русском языке, который, в отличие от властной Москвы, из Украины с обретением независимости не ушёл. Но (опять сошлюсь на мысли А. Ярового, в которых я читаю и мысли свои), ведь если гигантская империя и СССР (как форма русской империи) направляла чуть ли не все свои силы на подавление украинского языка, то что же тогда изучают в школе по программе украинской литературы более чем трех веков – от эпохи украинского барокко до творчества поэтов 1970–1980-х? Получается, пока «душили» и «запрещали», была культура, были талантливые книги, были открытия, культурные события. А теперь пиши, что хочешь, вплоть до площадной ругани, да мало что видно в современной украинской словесности. Вообще, пустыня и немота, ни яркой краски, ни западающего в душу образа.

Напомню, если в советское время произведения украинских писателей на мове , занимали 50% книжной продукции республики в жанре художественной литературы, то сегодня этот объём сжался, как шагреневая кожа, до… не поверите… 3%. Таковы обретения украинских литераторов незалежной державы. Но ведь страдают не только литераторы – они смертны, им придёт смена. Страдает бессмертная национальная литература, запетая несравненным Котляревским, и вместе с ней - переводная на украинской язык.

ЕДИНОЕ ОТЕЧЕСТВО

Сергей СОКУРОВ-ВЕЛИЧКО

 Комментарии: 0 шт.   Нравится: 7 | Не нравится: 0 

Комментарии

Социальные комментарии Cackle Все комментарии

Также в разделе «Украина»

Расписание

Расписание транспорта. Краматорск, Харьков

Расписание

Музыка

Loading...

Справочник ВУЗов Украины